Свой путь семьи Моисеевых

Любовь лечит даже самые глубокие раны — в этой истине убедилась семья Моисеевых из Никольска. Супруги Наталья и Алексей потеряли одну за другой двух новорожденных дочек, но смогли обрести счастье в трех приемных детях…
Когда перешагиваешь порог многодетной семьи, сразу становится ясно: этот дом — полная чаша! В комнатах уютно и светло, стол ломится от разных яств (сюда-то корреспондентов «МЛ» и усадили первым делом), а дети весело играют друг с другом.
Наталья всю жизнь проработала учителем русского языка и литературы — в 2009 году она стала победителем конкурса «Лучший учитель России». Алексей — один из лучших в районе автомехаников.

Тяжкие испытания

«Это мой второй брак, — рассказывает Моисеева. — Первый не сложился: супруг стал сильно выпивать, и я ушла от него с трехгодовалой дочкой на руках. А спустя год — в 1999-м — познакомилась с Лешей, это была любовь с первого взгляда».
«Прожить без любимой не мог и дня, — улыбается Алексей. — Я тогда работал в дорожной организации и как-то раз так по ней соскучился, что выложил на асфальте из камней имя Наташа».
Два года молодые присматривались друг к другу, а потом поженились. Причем расписались втайне от родных, чтобы избежать ненужных пересудов. Наталья была на 4 года старше жениха, да еще и с ребенком…
Моисеевы купили большой дом в Никольске, а поскольку оба супруга выросли в многодетных семьях, захотелось им еще детей. В 2004 году Наталья забеременела, ждали девочку. Но малышка умерла при родах.
«Какое это горе, никакими словами не описать, — с дрожью в голосе говорит Наталья. — Для нас это стало огромным испытанием, но мы не сдались и приняли решение — будем еще раз пробовать завести ребенка».
Прошло почти два года, и Наталья снова забеременела. Всю беременность она наблюдалась в столичном НИИ акушерства и гинекологии. Там же сделали кесарево сечение. Как только девочка появилась на свет, ей сделали операцию на сердце. Но спасти малютку не удалось…
В семье поселилось беспросветное горе. За утешением и помощью супруги обратились к настоятелю местной церкви и своему духовнику отцу Христофору. И священник нашел уместные в этой трагедии слова: «Возможно, у вас свой путь на земле, и Богу угодно, чтобы вы спасли чьи-то души!» Супруги подумали: «Возможно, это действительно выход…»

Родные души

Когда дочке Юле исполнилось 11, Моисеевы решили взять из детдома ребенка. Мальчика двух или трех лет. И поехали по детдомам: побывали в городищенском, пензенском, сердобском. Но ребятишек подходящего возраста не оказалось.
Помогла двоюродная сестра Натальи из Самары — позвонила в местный Центр материнства и детства. И — о чудо! — там был мальчик в возрасте год и девять месяцев.
«Когда приехала в Самару и стала листать истории детей, оказалось, что у большинства из них куча разных дядь и теть, да только все они написали отказ, — рассказывает Моисеева. — У меня от этого слезы на глаза наворачивались: «Ну как же так можно?!»
От Сашеньки мама отказалась еще в роддоме, по национальности она вроде бы украинка. Как только малыша вывели на смотрины, екнуло сердце. Худющий, идет — шатается, на ручках следы от веревок. Оказалось, из-за отсутствия персонала детишек привязывали к кроваткам, чтобы они не убежали и не упали.
Раздумывать мы не стали, просто забрали своего нового сына из этого ада!
Первое время было очень трудно. Саша мог плакать часами, а в объятья не шел, так как не привык к ласке. Я временами сама от бессилия сдувалась, честно признаться, не всегда знала, что делать: я ребенку добра желаю, а он от меня бежит. Но со временем сын сменил гнев на милость, стал засыпать на руках. А услышав от него впервые «мама» и «папа», мы и вовсе забыли о пережитых трудностях».
Однако до семейной идиллии было еще очень далеко. У ребенка был целый букет проблем: плоскостопие, гайморит, задержка психического и эмоционального развития…
Мальчику было тяжело учиться, он не мог усидеть на уроках, все время отвлекался. Чуть ли не через день его возили к платному неврологу в Пензу. Наталья смогла добыть эффективное американское лекарство и вылечить синдром двигательной активности. Сын стал сосредоточенным, усидчивым, смог с помощью дополнительных занятий догнать школьную программу.
А когда перед родителями встал выбор, в какие секции отдать сына, парнишка сам выбрал самбо. И не прогадал! Саша подрос, окреп, у него появились друзья, свои увлечения.
Когда дочка выпорхнула из родного гнезда и уехала учиться, супруги решили взять в свою семью еще одного ребенка. В 2012 году Наталья и Алексей сели за компьютер и изучили всероссийскую базу данных. Подходящего мальчика они нашли в Мордовии. Но когда стали общаться с сотрудниками учреждения, выяснилось, что мама малыша хоть и сидит в тюрьме, но родительских прав не лишена. Взамен Моисеевым предложили голубоглазого татарина Валеру двух с половиной лет отроду. Сказали про него: «Он никому не нужен!»
«От такого словосочетания ком в горле встал, и мы сразу решили: берем! — продолжает Наталья Моисеева. — Валера оказался очень милым щекастеньким карапузом. Его в центре любили, нянчили и… избаловали. Валера научился нехорошей манере привлекать к себе всеобщее внимание, лезть на руки ко всем взрослым подряд. Мы его потом очень долго от этого отучали: любой дядька подойдет, а он уже готов с ним на край света уйти, залезть в машину…»
В отличие от брата Валера не слезал с маминых и папиных рук. Но с учебой у мальчика тоже складывалось не гладко. Впрочем, в любящей семье дело это оказалось поправимым.
Два года назад Наталья вновь забеременела, но исход опять оказался печальным. Очередной удар судьбы семья восприняла как знак свыше: нужно помочь еще одному ребенку. Родители спросили у мальчишек, хотят ли они братика, и те хором ответили: «Да!»
На этот раз поиски завели супругов еще дальше… в Удмуртию! Там нашелся Алишер (отец — узбек, мать — русская), которому через месяц исполнялось 2 года.
«У Алика есть брат от другого отца, его забрала родственница, а этого не взяла принципиально, так как была против последнего брака, — рассказывает Наталья Моисеева. — Мальчик очень долго привыкал к нам, был осторожным. На руки особо не шел и больше тянулся к папе, чем ко мне. Зато домашнюю еду уплетал за обе щеки».
Новые трудности оказались непредвиденными: Валера стал ревновать Алишера к родителям. Даже из мести исцарапал семейные фотографии. «Он почему-то решил, что, раз мы взяли другого ребенка, значит, его вернем обратно, — качает головой Алексей Моисеев. — И откуда только у него взялась эта мысль?!
Мы приняли решение, что скрывать правду от детей не нужно, иначе не избежать кризиса. Лучше постепенно, пошагово отвечать на любые, даже самые сложные вопросы. И показали мальчишкам документальный фильм «Блеф, или с Новым годом!», в котором изнутри показана жизнь в российских детских домах.
Там рассказывается, что происходит с ребенком, когда он с малых лет оказывается в сиротском учреждении, что происходит с его психикой, восприятием жизни, как складывается судьба человека, лишенного семьи, любви. И после этого климат в доме наладился! Теперь наша семья стала еще крепче».
Родителям есть чем гордиться: старшая дочь Юлия (ей уже 24 года) работает в Москве в Министерстве транспорта РФ. 13-летний Саша многократный призер по самбо, его фотография висит на доске почета в спортшколе. Девятилетний Валера взял пример с брата и тоже увлекся самбо — уже дважды завоевывал на соревнованиях второе место. А Алик радует всех своей детской непосредственностью, у него все еще впереди.

Дань памяти
Энергии Моисевых хватает не только на свою семью, но и на добрые общественные дела. По их инициативе в селе Большое Пермиево на народные деньги был создан мемориал ветеранам Великой Отечественной войны.
«Мой дедушка погиб под Ленинградом, я навещала братскую могилу с его фамилией, привезла ему туда земли родной, — вспоминает Наталья. — И стало обидно, что на родине о нем нет никакого упоминания, как и о других воинах.
Что греха таить, молодежь начинает забывать о подвигах предков. Одна ученица мне как-то раз заявила, что если бы немцы нас завоевали, то мы жили бы сейчас как в Европе. После этого я с классом хорошенько поработала, устроила им неделю просмотра военных советских фильмов, чтобы они усвоили, что к чему.
Поговорила я с сельчанами, они мою инициативу одобрили, пожертвовали деньги. Мы связались с военкоматом, собрали имена всех забытых героев и создали мемориал».
Теперь Алексей Моисеев собирается поставить мемориал ветеранам ВОВ в родной Аншлейке, где жили его бабушка и дедушка. Деревня вымерла и выгорела, и теперь о ней помнят только те, кто там рос. Но благодаря Интернету Алексею удалось найти односельчан.
«Мой дед воевал сапером, а после ранения стал санитаром и вывозил на собаках с поля боя раненых, — говорит Моисеев. — Причем приказ был забирать людей вместе с оружием. Однажды деду за один бой удалось спасти 26 бойцов и притащить десятки ручных пулеметов. За это он был награжден орденом Красной Звезды».
В августе прошлого года удалось залить фундамент для монумента. Возможно, летом 2019­го мемориал будет открыт!

Олеся Андреева

SinvolPamyati