Счастье наперекор судьбе

Жители Никольска Владимир и Ольга Кузнецовы считают себя счастливыми людьми. Хотя зрение у обоих — всего 10% от нормы. Это не совсем полная слепота, больше похоже на блуждание в густом тумане, в котором иногда проступают очертания предметов или лиц…
Владимир Николаевич родился в селе Вечкилей в 1953 году в семье рабочих лесной промышленности. С первых месяцев жизни маленький Володя был очень энергичным, именно это вскоре и стало причиной трагедии: отец отлучился на минутку, а ребенок выпал из люльки. То, что с малышом что то не в порядке, заметила бабушка. Мальчик не реагировал на игрушки, пока их не давали ему в руки.
Малыша показали в райцентре окулисту, оказалось, что при падении были повреждены хрусталики. В три года и в шесть лет мальчика оперировали в Кузнецке — зрение маленького пациента немного улучшилось. Володе выписали очки с сильными линзами. Правда, на улице он мог более­менее ориентироваться и без них.
“Односельчане к моей проблеме относились с пониманием, причем не только взрослые, но и дети, — рассказывает Владимир Николаевич. — У нас вообще село считалось интеллигентным, хотя у некоторых, как у моей мамы, было всего два класса образования. Интересную фразу она услышала однажды от немолодого сержанта внутренних войск, приезжавшего с солдатами на заготовку дров для пензенского СИЗО. “Нина, интеллигент — это тот человек, который понимает нужды и чаяния другого человека, — сказал он. — А если человек начитан, но бессердечен, это не интеллигент”. Вот почему в нашем селе люди были интеллигентные…”
Впрочем, дети есть дети, и сейчас Кузнецов с улыбкой вспоминает случай, произошедший с ним, когда он учился в 1 классе. В тот раз мальчик приболел, и его зашли навестить двое одноклассников. Когда больной задремал, они сообразили, что линзами от очков можно выжигать по дереву, и сломали очки пополам, чтобы каждому досталось по линзе. Проснувшись, Володя обнаружил пропажу и с тех пор никогда уже в очках не ходил.
“Первые четыре класса я проучился в обычной сельской школе, — продолжает Кузнецов. — А потом мой первый учитель Петр Денисович порекомендовал родителям перевести меня в школу для слабовидящих. В 1964 м я оказался в школе­интернате для слепых и слабовидящих детей в Канадее Ульяновской области.
Потом настала взрослая жизнь. Нужно было либо идти работать по тем профессиям, которые я получил в спецшколе, либо продолжать учиться. Я всегда был активистом, поэтому и решил связать свою жизнь с педагогикой. Выбрать физико­математический факультет мне помог еще один школьный учитель — Владимир Иванович Волков. Тяжело было, информации много, читать трудно, но помогали однокурсницы: читали вслух, я запоминал, да и во время лекции в памяти многое откладывалось”.
Получив диплом о высшем образовании, Владимир Кузнецов отправился по всесоюзному распределению в Свердловск преподавать математику. Между делом увлекся театром, играл в драмкружке. Там то и встретил Ольгу, тоже инвалида по зрению. Она окончила школу­интернат в Киеве, а в Свердловск приехала обучаться массажному делу.
“Мы репетировали постановку по книге Владимира Добрякова “Глубокая разведка”, — вспоминает Ольга Николаевна. — Владимир играл главную роль, а я появлялась только в четвертом действии. Чем больше мы общались, тем становились ближе. К тому же нас сближала и общая беда со зрением”.
В середине 1970 х Кузнецов уехал в Сердобск — ему доверили пост директора вечерней школы. Ольгу он забрал с собой, а в марте 1979 года они стали мужем и женой. Родился долгожданный первенец, которого назвали Андреем. Но и здесь подстерегала беда — мальчик появился на свет с диагнозом “астигматизм”. Люди с таким дефектом зрения теряют способность к четкому видению. А со временем это может привести к падению зрения и косоглазию.
Кузнецовы решили во что бы то ни стало сделать жизнь сына счастливой. Глава семейства упорно трудился, обеспечивая семью, а Ольга Николаевна неустанно возила Андрея по врачам, делая все возможное и даже невозможное, чтобы сын стал нормально видеть. В итоге Андрею удалось восстановить стопроцентное зрение!
Владимир Николаевич между тем успел поработать и в далеком Бийске — 2 месяца помогал инвалидам справляться с депрессией по поводу потери зрения, учил ориентироваться в пространстве, ухаживать за собой, жить полноценной жизнью. А в Быкове он работал преподавателем в институте технологии и организации производства, между делом окончив с отличием отделение дефектологии в Ленинграде. Затем его направили в учебно­производственное предприятие Всероссийского общества слепых. Скитания заняли пять лет, и все эти годы жена с сыном ждали его в Сердобске.
“Закончилось все тем, что мы переехали в Вологду, — говорит Владимир Николаевич. — Уже через полгода мы получили двухкомнатную квартиру в новостройке. Я работал заместителем директора на предприятии, преподавателем в пединституте, в техническом университете, а супруга трудилась массажистом.
30 лет мы прожили в Вологде, к тому времени наш сын сам стал трижды папой. А выйдя на пенсию, решили, что пора сменить прописку, а то засиделись уже на одном месте. Так и перебрались в Никольск, поближе к моим сестре и братьям”.
Но и на пенсии Кузнецовы не дают себе скучать. Владимир Николаевич активно общается с коллегами — физиками и математиками на научных интернет­форумах, а Ольга Николаевна по старой памяти иногда делает лечебный массаж. Пальцы, как уверяют пациенты, у нее волшебные, она и мертвого на ноги поставит, недаром к ней до сих пор едут подлечиться со всей Пензенской области.

Даниил ФРАНК

SinvolPamyati