Ксения Солдаткина: «Пенза – это Питер в миниатюре!»

Без нее не обходится ни одно яркое городское событие или уютный музыкальный квартирник. Ксения Солдаткина не выпускает гитару из рук с 11 лет. Она долго искала себя и свой стиль и вот наконец обрела. О том, как выучить язык киви и чем прекрасна Пенза – из первых уст!
– Ксюша, ты всегда знала, что будешь музыкантом?
– Я бы очень хотела начать эту историю со слов: «Однажды она проснулась и поняла, что музыка – ее призвание», но, честно, у меня так не было. Просто семья музыкальная – папа играет на гитаре, мама на пианино. Я этим интересовалась с малых лет, но даже в ДМШ не ходила. Но если учесть, что любимой моей колыбельной в младенчестве была «А ну-ка, песню нам пропой, веселый ветер!», то становится понятно, откуда такая тяга к движухе в моей нынешней взрослой жизни.
– А стихи как стали появляться?
– Класса со второго я посвящала рифмованные строки подружкам, маме, папе, природе, но это было маленькое насилие над собой. А потом, в подростковом возрасте, стихи уже стали рождаться сами. Этому способствовала и активная культурная жизнь в гимназии №6 – мы постоянно ставили какие-то мюзиклы, устраивали концерты.
– И когда же случился твой первый выход на большую сцену?
– Десять лет назад мы организовали первый ансамбль с флейтистом Александром Горянчиковым и Анастасией Буквой, игравшей тогда на клавишах. Но это был для всех своего рода трамплин – у всех нас теперь сложилась успешная самостоятельная карьера. Ключевой вехой моей творческой биографии стал «Ансамбль Солдаткиной песни» – мы с ребятами с консерваторским образованием Владимиром Генераловым, Ильей Антоновым, Олегом Ермаковым, а также музыкантом Ильей Вяткиным выступали два года. Я просто давала им аккорды, а виртуозы с ходу исполняли это так ярко, слаженно, полнозвучно, что у меня мурашки бежали по спине от восторга! Впрочем, и сейчас, когда я играю в проекте «Студенты прохладной жизни», это ощущение счастья меня не покидает.
– Откуда такое забавное, но странное название?
– В английском есть выражение cool life students, то есть люди, предпочитающие не обременять себя заботами и не нести большую ответственность. Так как мы в повседневной жизни себе такого позволить не можем, то хоть на сцене это удается.
– Вы поете не только на русском, английском, французском, но даже на чешском, болгарском, польском… Каком еще?
– На киви.
– Это что еще за диковинка?!
– Это искусственный язык, который изобрела наша флейтистка и вокалистка Лиза Виолонова. В нем есть склонения, спряжения, падежи и такие глубокие понятия, которых даже нет ни в одном другом языке.
– «Полетит моя лиса в Лиссабон», «Небо из синего флиса», «Ноты на водной глади» – как у тебя рождаются такие чудесные образы?
– Стучатся в голову или в сердце. Очень располагают к этому долгие прогулки или езда за рулем. У меня всегда под рукой диктофон – наговариваю то, что рождается на ходу. Да, мои тексты довольно абстрактны, но зато они дают разгон для фантазии и чувств тем, кто их слушает.
– В твоих песнях порой проскальзывает Пенза, это долг родному городу?
– Как и многие молодые музыканты, я грезила Санкт-Петербургом, хотела туда перебраться. Но когда начала много выступать и работать на Московской в чайном доме, то влюбилась в Пензочку и увидела, насколько она уютная и красивая. И у нас тоже есть дворики, колоритные закоулки, крыши. Такой Питер в миниатюре! И люди волшебные. Я это вижу каждый день, когда завариваю для них чай.
– Какой твой любимый сорт чая?
– Сейчас налегаю на габу – чай, который тонизирует мозг и организм. А еще, помню, когда проходила обучение в чайной школе, рецепторы так активизировались, что даже обычный красный китайский чай (тот, что в народе именуют черным) явил невероятную глубину оттенков вкуса.
– Глядя на тебя, кажется, что ты вечно жизнерадостный энерджайзер. Это действительно так?
– Нет, я тоже иногда грущу. Но научилась относиться к этому как к нужной перезагрузке. Кроме того, в этом состоянии тоже рождаются песни.
– В каком самом необычном месте тебе приходилось петь?
– На смотровой площадке во Флоренции! Во время путешествия я так скучала по гитаре, что, завидев уличного музыканта, попросила у него инструмент на время. Я как будто пела для всего мира!
– А чьи стихи ты читаешь для души?
– Еще со школы обожаю Серебряный век – Цветаеву, Ахматову, Блока. А еще, помню, в 11 классе, готовясь к ЕГЭ, включила аудиокнигу «Евгений Онегин» и совершенно по-новому стала воспринимать гений Пушкина. Видимо, мне просто нужно было его услышать сердцем.

Ксения ВДОВИКИНА. Фото М. Смоленцева.