Нина Чупрунова и ее подкидыши

Трудно представить, но в скромной двушке Нины Чупруновой обитают… 36 животных: 30 усатых и полосатых, 5 собак и одна черепаха! Практически все — подкидыши. Прокормить голодную ораву четырехлапых пенсионерке удается еле-еле, но и бросить подопечных на произвол судьбы женщина не может.

Дорогое удовольствие

70-летняя Нина Борисовна живет в поселке Монтажный. Встретились мы возле ее дома, пенсионерка выгуливала на поводке маленького пекинеса. «Это Жан, — сказала она. — Его мне подбросили 3 недели назад. Причем с запиской «Его зовут Жан» и пакетом собачьего корма». На лужайке возле дома — кошачья столовая из нескольких контейнеров с пищей. «Здесь я подкармливаю еще и бездомных животных», — вздыхает Чупрунова.
Едва мы подошли к двери, как раздался заливистый лай. Прямо на пороге собаки буквально с ног до головы облизали свою хозяйку. Часть этих ласк досталась и мне. В тесной прихожей любопытством сверкают кошачьи глаза, мурлыки с интересом рассматривают меня со шкафа, из коробок, ведер и тазиков. Тройка самых смелых и общительных уже трется о ноги. В комнате с видом генералов в отставке нас встречают еще шесть великовозрастных котов.
«Форточки у меня открыты всегда. Поэтому мои зверюшки спокойно уходят и возвращаются, когда им надо, — продолжает Нина Борисовна. — Спасибо волонтерам! Многих моих подопечных они стерилизовали, подлечили и отдали в добрые руки.
Моей пенсии в 8 000 рублей на прокорм не хватает, поэтому я стараюсь подработать везде, где только можно. Мою полы, убираюсь, но лишь изредка удается заработать еще хотя бы 6000, больше никак не получается. А ведь зимой на одну только коммуналку у меня уходит около четырех тысяч».
Нина Чупрунова всегда поражается тому, как «культурно» ей подкидывают очередного питомца: «Прошлой осенью выхожу из квартиры, а перед дверью в коробке из-под обуви сидят два маленьких грустных котика. Мяучат жалобно. Сердце мое в очередной раз сжалось, подняла котят и увидела под ними пятьсот рублей. А рядом записочка: «Спасите их, пожалуйста!»
Все в округе знают — баба Нина животных на улицу не выбросит. Случалось, что щенков или котят ей целыми выводками приносили. «Звоню волонтерам, а они на меня ругаются: «Нина Борисовна, да что же это такое?!» Наверное, думают, что я им своих животных пристраиваю», — смеется пенсионерка.
Но были случаи из ряда вон: совсем бессовестные люди закидывали котят в квартиру через форточку. Наша героиня неоднократно размещала объявления «Отдам в добрые руки» на местных телеканалах. Но услуга эта платная. Хорошо, что телевизионщики сжалились над пожилой женщиной, приезжавшей к ним еженедельно, и от денег отказались.
Для своих усопших животных Нина Чупрунова устроила в лесу настоящее кладбище: «Напьюсь валерьянки и иду, обливаясь слезами, к местным мужикам. Дам им денег на выпивку, а они мне за это хоронят кошек и собак. На месте этих могилок я выращиваю красивые цветы: люпины, подсолнухи. Летом нашу полянку в лесу сразу заметишь…»

Собака­-целительница

В жизни Нины Чупруновой случалось много бед, но один случай она запомнила особо. Пять лет назад во время прогулки со своей любимой Джессикой (сейчас ей 11 лет) женщина повредила позвоночник: собака рванула к стае дворняг и резко дернула поводок. «В спине что-то хрустнуло, и в глазах тут же потемнело, — вздыхает Нина Борисовна. — Маленькими шажками двинулась в сторону дома. Джессика сразу почуяла неладное, не отходила от меня ни на шаг.
Кое­как добрела и свалилась на диван — ноги отнялись. Грустная собака села рядом. Плачу и причитаю: «Вот и пришел мой конец, Джессика!» А та мне слезы со щек слизывает. Перепрыгнула через меня, улеглась рядом и лапами стала меня сильно сжимать.
Уже в забытье говорю: «Ты, наверное, смерть мне приближаешь, чтоб не мучилась. Спасибо тебе…» Тут и потеряла сознание.
До сих пор не понимаю, что Джессике удалось сделать, но через некоторое время я очнулась и… встала на ноги! От онемения не осталось и следа!»
Силы быстро вернулись к женщине, а вот у четвероногой целительницы — изрядно поубавились. Собака почти не дышала, изо рта текла слюна.
«Упала я возле Джессики на колени, — продолжает Чупрунова. — Очнись, миленькая, не умирай! Будем доживать свой век вместе…»
Но верная собака на слова хозяйки уже не реагировала. И тогда Нина Борисовна влила ей в пасть микстуру собственного приготовления: белок яйца, немного водки и чайная ложка меда. И Джессика очнулась! Пошатываясь, доковыляла до миски с водой. Спустя несколько дней собака выздоровела. И после того случая бережет свою хозяйку пуще прежнего.
«Животные дарят мне жизнь, заряжают энергией, — утверждает наша героиня. — Летом я встаю в 5 утра, выгуливаю в лесу собак и там же делаю зарядку. Вечером — очередная пробежка с питомцами. Я уверена, что все кошки и собаки меня отлично понимают. У них на мордашках порой можно увидеть куда больше сострадания и заботы, чем на лицах людей. Если б у меня не было этих озорников, я бы давно угасла».
Нина Чупрунова безмерно рада любой помощи. Если и вам захочется помочь человеку с добрым сердцем и ее питомцам, позвоните волонтеру Диане Черепановой по номеру 8-999-610-66-66.

Ну и ну!

«Раньше число 11 было у меня счастливым, — рассказывает Нина Чупрунова. — Я ездила на 11-м автобусе, живу в доме № 10, квартире № 1, работала в Артиллерийском инженерном институте на 11-й кафедре лаборантом. Но потом вдруг эта цифра стала несчастливой.
Бабушка умерла 11 декабря, мама — 11 сентября, тетка — 11 мая. В давние времена моя бабушка вышла замуж за старовера. И мать прокляла ее за это. С тех пор у нас в роду вечно происходят несчастья. У бабушки трагически погибли дети, осталась только моя мама. В 37 лет бабушка овдовела.
Я и сама успела побывать в роли покойницы. Двадцать лет назад попала в страшную аварию. Сидела впереди, машина загорелась. Когда приехала скорая, я была уже без сознания. И меня вместе с погибшими… отправили в морг!
Утром пришел патологоанатом и закричал: «Она живая!» Меня тут же отправили в больницу, очнулась я только на пятые сутки. Из­за сильных ожогов мне делали пересадку кожи. А врачи меня так и называли — «покойница».

Анастасия Кузнецова