«Большой эрзянский день»: держись своих корней!

Солнце, небо, песни, красно­белые расшитые рубахи, белые облака над головой, зеленая трава и яркое солнце — то же, что светило сотням поколений предков этих веселых людей… В минувшее воскресенье в селе Пазелки мордва праздновала «Покш эрзянь чи» — «Большой эрзянский день». В Пензенской области это событие проходит уже в 11-й раз.
На центральной сельской поляне собралось около тысячи человек. Конечно, было много местных жителей и тех, кто сейчас живет в Пензе, но их корни из Пазелок. Также приехали гости из соседних сел и других районов — Шемышейского, Городищенского, Пензенского — и даже из Республики Мордовия и Ульяновской области.
«Основная цель праздника — сохранение культурных традиций эрзянского народа, формирование чувства уважения к нему, развитие интереса к своему прошлому. «Покш эрзянь чи» отмечается в день Святой Троицы по православной традиции на 50-й день после Пасхи», — рассказал заместитель председателя местной мордовской (эрзянско­мокшанской) национально­культурной автономии Пензы Николай Стенькин.
Идейные организаторы праздника обошли все окрестные магазины и попросили не продавать в этот день алкоголь. На подъезде к селу Пазелки работали посты дорожного контроля проезжающих автомобилей. «Формирование здоровой и трезво мыслящей нации — это политика, которой мы придерживаемся уже несколько лет», — подчеркнул оргкомитет.
Взамен спиртного пришедшим предлагалась масса здоровых развлечений. Можно было послушать священный зов торамы (национальный инструмент), принять участие в старинном обряде «Озкс Инешкипазонтень» («Обращение к Богу эрзян»), поиграть в «Тюштянь налксемат» («Игры князя»), пометать ножи и копья, сразиться в спаррингах в борьбе.
Огромное количество любопытствующих гостей собрала вокруг себя мастерица Алена Тихонова. Она показывала, как делать обережные куклы. «У мордвы были куколки на каждый случай, — рассказывает Алена. — Самую первую — пеленашечку — клали в люльку новорожденному, чтобы злые духи отвлекались на нее и не трогали ребенка. Делали ее из обрезков маминой и папиной рубахи.
Дитя подрастало — над колыбелькой вешали ярких мини­куколок, которых можно было трогать и учиться различать цвета. В семь лет девочка проходила своего рода инициацию — должна была сама изготовить куколку, которая служила пропуском на деревенские гулянья».
Молодым на свадьбу дарили неразлучников — две фигурки, нанизанные на палочку из черемухи. У кровати больного человека помещали травницу — куклу, набитую душицей или мятой. А из поколения в поколение передавали зольную куклу, в основе которой была зола, собранная на заднем дворе. Кстати, все куклы делались без иголок!»
В перерывах между выступлениями народных коллективов и лекциями площадки «Этнокудо» гости праздника самозабвенно качались на нюрямот (утякснемат) — гигантских качелях, неизменном атрибуте эрзянских и мокшанских сел. Такие есть на центральной площади в каждой мордовской деревне.
Особенно знаково такое увеселение для барышень: согласно древней легенде простая девушка Литова в весенний праздник с подругами каталась на качелях, вдруг налетели тучи, появился бог Пургинепаз. Подружки разбежались, а Литова не успела. Бог грома увел ее с собой. Но все закончилось хеппи­эндом: свадьбу сыграли и сына Тюштя родили, который стал легендарным героем и царем.
Хедлайнером дня стал Николай Емелин — самобытный автор­исполнитель мощных песен о любви к своим корням. Родом певец из Западно­сибирского края, но и в пензенской глубинке ему самозабвенно подпевали.
«Я не знаю, как назвать свой стиль: просто идет поток, и я его передаю, — признается Николай. — Многие песни были написаны лет сорок назад, когда еще не было моды на все славянское.
В ежедневной суете взрослый человек забывает свое волшебное детство. А там было все: приключения, романтика, ну и ремень по заднице. В общем, и солнце ярче, и вода мокрее…
Чтобы русский человек ощутил себя на своей земле хозяином, нужно сбросить с себя состояние навязанной ему вины и вспомнить своих предков. Не надо подражать зарубежным обезьянкам, потому как гнусный Голливуд весь мир одурачивает и нас в том числе. За нашу родную культуру надо бороться!»
«Впервые на «Покш эрзянь чи» я попала случайно несколько лет назад — ну, думаю, мордва, народные костюмы, будет что порисовать, — рассказывает пензенская художница Анна Завьялова. — Порисовать, конечно, было что. Но отнюдь не это меня впечатлило!
Я, например, понятия не имела, что у нас, почти в Пензе, сохранились языческие обряды, связанные с плодородием, которые проводятся вовсе не в качестве развлечения, а для пользы дела. Не знала, что сохранились эрзянские обрядовые песни, которые прекрасно живут и поются в XXI веке (я даже слова выучила!)
Словом, это тот редкий случай, когда можно потрогать национальную культуру — живую, дышащую, а не пылящуюся в музеях, не развесистую псевдоэтническую клюкву. Получился не выхолощенный, а яркий и искренний праздник!»

Ксения ВДОВИКИНА. Фото М. Ивановского

SinvolPamyati