Дом, купленный на материнский капитал, разрушил ураган

1 июня на село Кулясово Камешкирского района налетел ураган. Он в считаные минуты снес крыши жилых домов, повредил сараи, вырвал из земли деревья. Самыми беззащитными в борьбе со стихией оказались одинокие женщины и старики. Те сельчане, что живут большими крепкими семьями, давно восстановили свое хозяйство. А эти до сих пор собирают шифер и рубероид по своим огородам и молят Бога, чтобы никаких бед больше не приключилось.

«Живи, село!»

Кулясово — эрзянское село, коренные жители — мордва. Здесь проживает порядка 200 человек. У въезда в населенный пункт — символическая надпись «Живи, село!» Она выложена булыжниками, покрытыми густым слоем побелки.
Пока что главная достопримечательность села — школа. Здесь не только учатся местные ребятишки, но и проходят культурные мероприятия. В перспективе в Кулясове обещают построить и Дом культуры.
В знойный полдень местные жители собрались на сход, чтобы обсудить с главой сельсовета важную проблему. Колдобины, ведущие к населенному пункту, сложно назвать дорогой: чтобы не разбить машины, сельчанам приходится объезжать опасный участок вдоль посадок. Но надежда есть: в этом году покрытие начали обновлять, техника на пути, соединяющем Кулясово и районный центр, работает с утра до вечера.

Одинокие мамы

Екатерина Иванова переехала в Кулясово шесть лет назад. Она одна растила двух дочерей — Настю и Дашу. После рождения Дарьи женщина получила материнский капитал, который и вложила в покупку дома. «Раньше мы жили в Пензе, — рассказывает Екатерина Анатольевна, — с моей мамой, сестрой и братом. А как только появилась возможность отделиться, мы сразу уехали».
Женщина много лет занималась ремонтом квартир, поэтому и свой дом после прежних хозяев восстанавливала сама. Выравнивала стены, клеила обои. «Я рассчитывала открыть домашнюю ферму, — делится Иванова, — но без стартового капитала это не получилось. Единственный способ заработать на жизнь в селе — выезжать в другие города по частным объявлениям и делать ремонты».
За шесть лет, что семья живет в Кулясове, произошло немало событий. Старшая Настя вышла замуж и родила двоих детей. Но лодка семейного счастья дала трещину — последовал развод. Бывший муж живет в Ульяновской области и помогает алиментами. В ноябре прошлого года Анастасия купила дом по соседству с мамой. И тоже на материнский капитал.
«Застраховать его мы не успели, — рассказывают одинокие мамы. — Прежде чем это сделать, нужно было привести в порядок крышу и стены».

Кто поможет?

«Дети и внуки — это для меня все! — говорит Екатерина. — Десять лет назад я потеряла дочку. Малышка умерла в младенческом возрасте. С тех пор у меня особое, более трепетное отношение к ребятишкам. На себе сэкономлю, а им куплю все самое лучшее».
Во дворе у Ивановой, пожалуй, у единственной в селе детская площадка с яркими перекладинами, качелями, горками. Комнаты в доме обклеены яркими обоями, радующими детский глаз. Создать уют женщина планировала и в соседнем доме дочери, но… 1 июня крест на всех планах поставил ураган. Он в прямом смысле оставил Анастасию, ее полуторагодовалую Анечку и двухлетнего Максима без крыши над головой. «Сорвало все листы железа, которые были на кровле, — рассказывает пострадавшая. — Хорошо еще, никого из ребятишек не покалечило!»
Ущерб подсчитали: материал — тысяч 40, плюс работы — еще столько же. Потянуть такое семье, где трудится одна бабушка, просто невозможно. «Завалы я сама разбирала, — вздыхает Екатерина Анатольевна. — Помощи ждать неоткуда!»
Иванова стала писать во все инстанции. В итоге районная администрация пообещала помочь сельчанке с материалами для крыши.

Бессильные перед стихией

Еще одна пострадавшая от стихии — 78 летняя Екатерина Трофимовна. Перед ее домом до сих пор валяются деревянные балки и рубероид с крыши сарая. Дом уцелел, а вот хозпостройку стихия не пощадила. Пенсионерка тоже не знает, у кого просить помощи. У соседей своя жизнь за высоким забором. «По сто рублей за мусор отдаю, — со слезами на глазах говорит пожилая женщина. — Но обломки крыши сарая как лежали, так и лежат третью неделю. Не знаю, что мне делать…»
Увидев корреспондентов, Екатерина Трофимовна заплакала. Говорит, несколько дней молилась, чтобы хоть кто то приехал и посочувствовал ее горю. «В долю секунды налетел сильный ветер, — вспоминает пенсионерка. — И как начало все рушиться! Несколько балок на крыше дома перекосило, а сарай теперь совсем негодный. А что я могла сделать? Только стоять на коленях перед иконами…»

Юлия Измайлова

SinvolPamyati