Семья Желтяковых спасает хищных птиц

Ракшу я заметила издалека: большая, горделивая, она чинно восседала на плотной красной перчатке и озирала окрестности с видом властелина и победителя. Природную стать не утаишь, даже если ты одомашненный коршун.
В семье Желтяковых из Заречного Ракша — уже третий пернатый питомец, спасенный от расправы судьбы. До этого был еще один коршун и даже ястреб. Все они стали для Дарьи и Александра детьми, а для их сына Ярослава — лучшими друзьями.

Таир: голос крови

«Прошлым летом мы поехали отдыхать на Сурское водохранилище и там под деревом нашли запутавшегося в рыболовной сети коршуна, — рассказывает Дарья. — Думали, это взрослая птица, но под перьями оказался пушок — значит, птенец, и ему примерно месяц от роду».
У птицы был травмирован коготь — сетка перетянула его так сильно, что пришлось ампутировать фалангу. Так в семье, где уже помимо трех человек мирно уживались кот, кошка и ящерица, появился новый обитатель.
«Поселили мы его на присаде — это специальное приспособление для птиц. Но вскоре Таир так освоился, что даже доверчиво спал у меня на коленях», — улыбается Даша. А Александр добавляет: «Попадая к человеку птенцом, птица решает, что это родитель. Раз кормим, значит, мы мама с папой!»
С хищником, хоть и домашним, обязательно нужно заниматься: дрессировка делится на несколько этапов. Каждый занимает около двух недель. А завершается «курс молодого птенца» началом охоты. «Коршуны в основном едят мышей и еще немного лягушек и рыб, — перечисляют хозяева. — Таир успешно ловил голубей и полевок. А еще мы учили его охотиться на вабило — это мешочек из кожи, к которому прикреплены голубиные перья и кусочек мяса. Разматываешь вабило над головой на длинной веревке, а коршун должен его поймать. Так и летные мышцы тренируются, что для птицы, живущей в неволе, жизненно необходимо».
Дома Таир вел себя аки малое дитя — с любопытством бежал посмотреть, что интересненького принесли из магазина, а когда чему то удивлялся, трещал, словно дисковый телефон.
«Однажды мы отдыхали на природе и Таир умудрился отстегнуть карабин и улететь с полутораметровым шнурком на лапе! — вспоминают любители пернатых. — Когда мы проснулись и обнаружили это, то сразу арендовали лодку и поплыли его искать. Наткнулись на целый остров коршунов: звали нашего любимца, показывали перчатку, но Таир не отзывался.
К полудню, когда уже выбились из сил и отчаялись, решили вернуться обратно. В последней надежде положили на присаду цыпленка… И он прилетел! Оголодал, бедненький».
Через некоторое время хищная птица вновь сбежала, и снова с длинной веревкой на лапе — сломал застежку. На этот раз бедняга запутался между двумя соснами, повис на шнурке вниз головой и истошно орал от страха. Главе семейства пришлось лезть на дерево, чтобы освободить пленника. Александр рисковал жизнью: каждая сосна была высотой с 7 этажный дом!
Конечно, Таир был благодарен за очередное спасение. Но голос крови оказался сильнее. «Осенью мы занимались с ним на стадионе, и он опять улетел, чтобы больше не возвращаться, — разводит руками Даша. — Искали его почти месяц, грустили, даже плакали… А весной нам сказали, что видели нашего Таирчика — он кружил над стадионом и кричал. Два дня там ждал. К сожалению, нас не было в городе, и мы с ним так и не встретились.
Но зато мы спокойны, что птица выжила — обычно, отправившись на перелет, каждая вторая погибает».

Астра: жертва браконьера

После этого дом опустел. Да так, что Желтяковы не выдержали и решили завести нового пернатого. Стали изучать объявления в Интернете и увидели, что мужчина из Подмосковья продает ястреба — цена кусалась (10 с лишним тысяч), но Саша и Даша согласились на такие траты.
Когда открыли коробку, в которой прислали ястреба, супруги содрогнулись от жалости: птица была обмотана рубашкой и скотчем, из свертка торчала одна голова — вся в ссадинах. По центру — огромные желтые глаза, полные ужаса.
«Я протянула руку, и вдруг из прорехи буквально выстрелила лапа и мертвой хваткой вцепилась мне в палец! — восклицает Дарья. — Моментально передавила мне связку. Но я знаю: когда птица рядом, кричать нельзя, иначе будет еще хуже. Пришлось стиснуть зубы и терпеть эту адскую боль. Мужу тоже досталось: дикая птица когтем снесла ему подушечку с пальца!»
Агрессивного заморыша с разбитыми плечами и почти отнявшейся лапой, за которую, по словам бывшего владельца, птицу «скорее всего, укусила собака», назвали Астрой. «Мы поинтересовались у продавца, в каких условиях он содержал несчастного ястреба, — негодует Александр. — Но этот человек стал от нас скрываться! А потом мы нашли его имя во всех черных списках — он числился там как браконьер!..
Астра очень долго отходила от жестокого обращения: первую неделю сидела с поникшей головой, потому что не ждала от людей ничего хорошего. Но постепенно оттаяла — даже наш сын смог ее погладить».
К сожалению, обучать птицу, которая уже разочаровалась в человеке, смысла нет, поэтому ее выходили, откормили, потом на месяц изолировали от себя, чтобы она одичала, и выпустили на волю в зареченском лесу, где были замечены ястребиные перья: значит, рядом есть сородичи.

Ракша: комок с перьями

Не прошло и месяца, как Дарья получила сообщение от своей подруги: «Одна женщина отдает травмированного коршуна, позвони ей». Дама поведала, что забрала птицу у мужчины, который с ней очень плохо обращался — коршун жил у него в подвале в коробке. «У птицы явно проблемы с крылом, я его мажу, а она кусается, орет. Я ее боюсь и ищу для нее добрые руки!» — призналась незнакомка.
«У бедного коршуна не было сил даже встать — он волочил крылья по полу. Беспомощно разевал клюв, закатывал глаза. А худющий был — перья да кости! — сокрушается спасательница птиц. — Выяснилось, что у него еще и сотрясение мозга. Мы принялись за лечение и назвали питомца Ракша — в честь агрессивной взъерошенной волчицы из сказки «Маугли». Будучи жалкой, как комок с перьями, наша Ракша словно говорила: «Умру, но сначала тебя укушу!»
Ракша никогда не полетит — часть сломанного крыла у нее отвалилась. Поэтому с ней нужно гулять в разы больше, чем с обычной птицей — это необходимо, чтобы продувались воздушные мешки. Если птица не летает, в них заводится смертоносный грибок.
«Кормим мы ее суточными цыплятами и замороженными мышатами — даем с пинцета, — поясняют владельцы. — Но делаем это почти насильно: у птиц и животных при сильных травмах включается программа самоуничтожения: мол, все равно умру и лучше это сделать быстрее. Вот они и перестают есть и пить».
Александр и Дарья Желтяковы мечтают создать фонд помощи диким птицам — подобные инициативы уже есть в Ульяновске и в Тольятти. А значит, все возможно.

Анастасия Кузнецова

SinvolPamyati