Петр Харитонов: «Пензе нужен музей радиоэлектроники!»

Частный дом пензяка Петра Харитонова давно превратился в настоящий музей техники. Около тысячи экспонатов хранятся на чердаке, в пристрое, в самом доме и в подвале. По большей части это радиоэлектроника, так как дело всей жизни Петра Тихоновича — радиолюбительство.
«Когда я учился в 10 классе сосновоборской школы, у меня появилась девушка, звали ее Рита, — вспоминает Харитонов. — Она была из татарской деревни, в Сосновоборск приезжала на учебу и жила на квартире у своей тетушки. Я приходил к ним в гости, мы садились на диван и включали приемник «Балтика». Под радиопередачи вели непринужденные беседы, а ярко­зеленый глазок индикатора подсветки нам игриво подмигивал.
А второе дорогое для меня воспоминание детства — 1960 год. Мне исполнилось 15 лет, но, чтобы получить охотничий билет, я на один год приврал свой возраст председателю охотничьего общества. Получив билет, поехал в Кузнецк покупать ружье и, гуляя по городу, увидел в магазине приемник «Звезда» необычной формы в виде звезды. Он стоял на витрине магазина «Товары по сниженным ценам» и стоил… всего-то рубль! Но магазин как назло был закрыт.
Необычный, прямо-таки революционный дизайн этого радиоаппарата поразил легкостью всей конструкции и ярко­красным цветом металлического корпуса. Кроме того, был оригинально выполнен переключатель диапазонов этого приемника в виде поворотной по горизонтали ручки. Обрамляла ее карболитовая закругленная направляющая светло­желтого цвета. Кстати, были у этого аппарата и другие оригинальные технические решения. Для исключения дребезга металлического корпуса при громком звуке он был оклеен изнутри толстым слоем войлока».
Годы спустя, когда Харитонов уже занимался радиоделом, на заводе, где он работал, списали всеволновый радиоприемник для радиоузлов ТПС­54. Петр Тихонович загорелся идеей забрать его в свою коллекцию, но каких трудов стоило пронести тяжеленный ящик через проходную!.. Однако ради желания заполучить подобный раритет наш герой готов был и не на такое.
С этого-то приемника, можно сказать, и зародилась коллекция пензяка. Дом постепенно заполнялся радиотехникой, в том числе теми самыми запомнившимися с детства «Балтикой» и «Звездой». Супруга Надежда только вздыхала, увидев, как муж тащит в дом очередную «железяку».
Примерно к 1990 году у Петра Харитонова собралась приличная коллекция. Когда он работал замдиректора ЦНТИ, то в рамках выставки «Пенза­Экспо» показал на ней свою радиоаппаратуру. Эта коллекция вызвала большой интерес и впоследствии раритеты выставлялись еще не раз.
«Вот это стереофоническая магнитола «Романтика», — гордо демонстрирует очередной прибор Петр Тихонович. — Она выпускалась в нескольких вариантах. А это радиостанция времен Великой Отечественной «А7А», ее даже показывали в фильме «Семнадцать мгновений весны».
А вот самый «пожилой» раритет — всеволновый приемник образца 1936 года. Рядом специальный магнитофон для считывания информации с «черных ящиков», где все данные записываются на металлической струне. Это средневолновая радиостанция «Урожай» со встроенными часами, работает на частоте 1,5 МГц. Такую использовали в полях для связи.
А вот радиола «Минск» и радиоприемник «Минск», любопытно, что дизайн попросту передрали с американских «Маршал­М».
Самый габаритный экспонат коллекции радиолюбителя — военный приемник «Берилл», высотой 1,8 метра и массой 390 кг. Такие приемники стояли на военных кораблях, были круглосуточно настроены на определенную волну — с их помощью осуществлялась связь с нашими спецагентами в зарубежных странах. Причем у Харитонова стоит вполне рабочий вариант, хоть сейчас включай! Хозяин экспоната с улыбкой добавляет, что, владей он таким приемником в советское время, его бы сразу посадили, а технику конфисковали.
Сейчас в коллекции энтузиаста около 800 экспонатов. В последние годы он занялся также собирательством фотоаппаратов и наручных часов. Тут тоже есть раритетные экземпляры, например, две камеры еще довоенного производства.
Да что фотоаппараты! Есть в собрании и бронзовая ступка греческого лекаря, датированная XVI веком! Берем в руки — тяжеленная вещь! А выше — 3-литровый кувшин XVIII века, в котором только одного серебра целый килограмм.
В углу на полу притулился вакуумный насос, а на полке рядом — настольный компас XIX века. Приборы имеют латунные таблички с именем мастера М. Швабе — поставщика двора Его Императорского Величества.
А сейчас Петр Харитонов мастерит копию машины Шоубергера, австрийского изобретателя, показавшего, как можно получать энергию из окружающей среды. Суть в том, что маховик внутри раскручивается до нескольких тысяч оборотов, вода превращается в пар, потом в воду, и, когда он раскрутится до необходимых величин, автоматически отключается подача внешней энергии, и двигатель начинает вырабатывать тепло и электроэнергию, ничего не потребляя, кроме энергии окружающей среды.
«В течение нескольких лет я содержал в Пензе в одном из помещений на улице Привокзальной выставку ретротехники, — рассказывает коллекционер. — Но однажды пришел чиновник из горадминистрации и заявил: «Разное старье собрали — не вижу никакой ценности для поддержки этого мероприятия!»
После такого вердикта даже помышлять об административном содействии в развитии и продолжении моей выставки смысла уже не было. Но я не теряю надежды. Вон напротив моего дома — пустой бесхозный участок. Почему бы там не построить небольшое здание для музея ретротехники?
Может быть, прочитав обо мне в газете, руководство Пензы наконец-то заинтересуется идеей, которая могла бы помочь развитию технических и исторических знаний у подрастающего поколения. Да и людям в возрасте подарила бы много­много радости!»
P.S. 1 августа Петру Тихоновичу исполняется 75 лет. Поздравляем энтузиаста с юбилеем!

Яков БЕЛКИН

SinvolPamyati