Зрячие руки Андрея Мещерякова

Андрей Мещеряков не видит с детства, но назвать его инвалидом мы не рискнем! 51-летний пензяк никогда не жаловался на судьбу: преодолевая все трудности, он смог получить образование, устроиться на работу и обзавестись семьей. А недавно Андрей Викторович решил освоить новую профессию и стал единственным в нашем городе тотально слепым массажистом!

Редкая болезнь

Андрей был в семье вторым ребенком. Ни у кого из родных проблем со зрением не возникало. Поэтому, когда в 8 лет мальчик неожиданно пожаловался, что плохо видит строчки в тетради, никто и предположить не мог, чем это обернется. Однако зрение продолжало стремительно падать…
«Доктора терялись в догадках, что со мной происходит, и ставили разные диагнозы. Все они впоследствии оказались неверными, — рассказывает Андрей Мещеряков. — Только спустя несколько лет московские специалисты выявили редкую наследственную болезнь — пигментную дегенерацию сетчатки. Это что-то вроде родимого пятна на глазу. Оказалось, недуг может передаваться через десятки поколений!
Помочь в таком случае никак нельзя, можно лишь замедлить прогрессирование болезни. Меня предупредили, что рано или поздно разрастающаяся пелена застит глаза полностью и наступит тотальная слепота».
Родителям порекомендовали перевести сына в специализированный интернат для слепых и слабовидящих детей в Моршанске. Там ребятишек учили не только школьным предметам, но и необходимым бытовым навыкам — как ориентироваться в пространстве, готовить, стирать и убираться на ощупь. Благодаря этому, когда зрение стало совсем расплывчатым, Андрей оставался вполне самостоятельным.
«Вы не поверите, но особых проблем незрячесть мне не доставляла! — разводит руками Андрей Викторович. — Приезжая домой на каникулы, я выполнял все мужские домашние обязанности наравне со всеми: и дрова колол, и на крыше рубероид стелил.
Огромное спасибо семье, что не давали лениться и жалеть себя! Так что во взрослой жизни я не пропал: все умею, помощь требуется только при походе в магазин — ценники и сроки годности продуктов я не вижу. Хотя деньги различаю без проблем: бумажные — с помощью специальной программы, установленной на телефоне, а мелочь — на ощупь».
К выпуску из интерната Мещеряков уже различал только силуэты. Еще тогда он хотел отправиться в Кисловодск учиться на массажиста, но планам помешали семейные обстоятельства. Выбора не оставалось — пришлось идти работать на единственное в Пензенской области предприятие для слепых людей. Но там Андрей обрел нечто большее, чем профессия — свою любовь.
Мужчина клепал сумки для велосипедов и не замечал, с какой нежностью на него смотрит женщина­контролер. Мать­одиночку, воспитывающую сына, недуг Андрея нисколько не смутил. Они начали общаться, почувствовали родственные души и решили идти под венец. Единственное, о чем переживали молодожены, — это здоровье будущих детей.
Но родившуюся вскоре дочку беда миновала.

Инстинкт самосохранения

Последние в своей жизни лучи света мужчина видел восемь лет назад. Темнота сгустилась окончательно и верной помощницей Андрея Мещерякова стала белая трость.
«К счастью, до работы надо ехать без пересадок, сажусь в транспорт и выхожу на конечных остановках, — рассказывает Андрей Викторович. — Но, бывает, подхожу я к маршрутке и утыкаюсь тростью, к примеру, в колесо. В ответ сразу слышу: «Эй, ты поаккуратней там! Машину поцарапаешь!» А иногда приходится слышать что-то вроде: «И чего вам, слепым, дома не сидится! Куда все время мотаетесь?»
Это, конечно, обидно. То, что я потерял зрение, вовсе не значит, что и интерес к жизни тоже. Правда, очень много встречается и хороших людей, которые спешат помочь. Я им очень благодарен…»
Многие до сих пор удивляются, как это наш герой так ловко передвигается по городу: знает, где нужно повернуть за угол, обходит внезапные преграды. Однако этому есть объяснение.
«При потере зрения обостряются другие органы чувств, — говорит Мещеряков. — Например, я могу за метр­полтора интуитивно почувствовать препятствие, хотя и не вижу его. Кроме того, мы, слепые, во многом полагаемся на слух. Вот иду на работу и слышу, к примеру, как журчит вода в канализационном колодце, это означает, что осталось три шага до поворота. Зрячий человек на такие мелочи никогда внимания не обратит».

По велению души

Исполнить свою давнюю мечту — стать массажистом — Андрей Викторович решился три года назад. Дети выросли, супруги почувствовали, что семьи больше нет, и решили расстаться. А следом у Мещерякова умерла мама. Чтобы отвлечь себя от грустных мыслей, мужчина поступил в Ульяновский фармацевтический колледж.
Учеба далась на удивление легко, все преподаватели отмечали любознательность немолодого студента. В этом учебном заведении пензяка и познакомили с различными видами массажа. Но по возвращении в Пензу выяснилось, что найти работу по такому профилю очень непросто.
«Меня пригласили на собеседование в один из санаториев, но, когда узнали, что я тотально слепой, тут же сообщили, что подходящая кандидатура уже найдена, — вспоминает наш герой. — Я пытался искать работу по объявлениям, но слышал одно и то же: «Вакантных мест больше нет!»
К счастью, знакомая из общества слепых подсказала, что в реабилитационном центре «Квартал Луи» как раз требуется человек в массажный кабинет. Через три дня я уже вышел на работу».
Сначала пациентов было немного, зато сейчас записываться к Андрею Мещерякову нужно за месяц. Многие пензяки хорошо понимают: у незрячих руки особенно чувствительны. Эти люди видят пальцами, и у них лучше развита тактильная память. Эффект от лечебных сеансов усиливается в разы!
К слову, в Японии к незрячим массажистам и мануальным терапевтам записываются едва ли не за год вперед. В Таиланде работают целые институты и клиники незрячих массажистов. Лечиться в них дороже и престижнее, чем в обычных. Широкое распространение «незрячий» массаж получил и в Китае. В Индии лучшие клиники спешат завладеть слепыми массажистами, только начавшими постигать азы профессии. С первого курса им гарантированы рабочее место и приличная зарплата, нередко большая, чем у здоровых коллег.
«Я знакомлюсь с телом человека с помощью пальпации, — объясняет Андрей Мещеряков. — Благодаря рукам на ощупь могу определить гипертонус или гипотонус. Затем спрашиваю, на что пациент жалуется.
Про детей рассказывают родители: я часто работаю с ребятишками, у которых ДЦП, аутизм. Здесь масса своих нюансов…»
Массаж в мастерской развития «Квартала Луи» инвалидам делают бесплатно, а здоровым — за пожертвования на различные проекты для людей с ограниченными возможностями. Например, на обеспечение всем необходимым «Дома Вероники», где живут 11 ребят­колясочников.
«Для меня массаж больше чем работа, это дело, к которому зовет душа! — подчеркивает Андрей Викторович. — Когда провожу сеанс, радуюсь не только тому, что могу помочь пациенту, но и простому общению.
Смена деятельности очень важна во всем. Вот недавно спустя четверть века я снова встал на коньки. Сколько было эмоций! А еще я люблю выбираться… на хоккейные матчи. Хотя ничего и не вижу, но атмосфера там царит волшебная.
Только недавно я понял, что человек может быть счастлив, несмотря ни на что и вопреки всему!»

Олеся Андреева. Фото автора

SinvolPamyati