Игорь Пантюшов: «Мусор нужно убирать в головах!»

На вопросы читателей «МЛ» отвечает председатель Пензенского областного отделения Всероссийской общественной организации «Русское географическое общество» Игорь Пантюшов.

* * *
— В каком состоянии реки в Пензенской области? Все очень плохо?
— Большая проблема сурского края в том, что очень многие водоемы не обследовались аж с девяностых годов прошлого века! Мы сейчас берем ситуацию в свои руки. В прошлом году в рамках проекта «Экологический патруль «Зеленой волны» Пензенский областной фонд научно­технического развития получил оборудование и мини­лабораторию для исследования параметров воды, воздуха, почвы. Это удобный портативный прибор, который мы берем в экспедиции, а по итогам формируем отчеты. Документы ложатся в основу подготовки мероприятий природоохранных ведомств.
Мы уже обследовали Хопер, верховье Кадады, Мокшу, с нами вместе работают научные сотрудники естественно­географического факультета ПГУ, а результаты рассылаются по всей стране.
Недавно мы получили новые реактивы для определения содержания хрома, хлора, железа, нитратов в воде — уже опробовали все это на Ласточкином пруду.
— И как там обстановка?
— Исследование проводилось в трех точках Ласточкина пруда: 1-я — в месте спуска воды, 2-я — ближе к истокам, 3-я­ на родниках. Во всех трех точках исследования вода прозрачная, практически без запаха. На первой точке (ближе к месту спуска) содержание хрома намного выше, чем в остальных (5—7 мг / л). По элементам химического состава (хром, хлор, железо, нитраты) показатели невысокие.
По состоянию ряски можно сказать, что вода умеренно загрязненная, но вблизи родника чистая. Пруд окружает разнообразная флора: многолетние сосны, липы — все это обязательно нужно сохранять! При бережном и чутком подходе получится настоящий уголок Швейцарии в Пензе.

* * *
— Ужасаюсь виду и цвету воды, которая впадает в Суру со стороны набережной! Это больше похоже на канализационные стоки. Вы бьете тревогу?
— Вы говорите про реку Мойку, которая давно заключена в бетон, но действительно впадает в Суру. Недавно активисты общественного экологического движения «Зеленая волна» взяли пробы воды на анализ и провели лабораторную экспертизу. Результаты, признаться, шокировали.
Уровень соли — 35 мг / л. Это для города критический показатель. В устье Мойки плавают строительные мешки, а из трубы с водой выходят сгустки грязи. Явно чувствуется и запах сероводорода. И все это попадает в реку.
В воде превышено содержание хлора, хрома, железа и очень много нитратов. Причина, судя во всему, в незаконных врезках в коллектор на протяжении всей подземной реки. Но это не представляется возможным выяснить наверняка без проведения профессионального обследования.
Результаты анализов и фотоматериалы отправим в Роспотребнадзор, Росприроднадзор и, возможно, в прокуратуру.
Кстати, Мойка — не единственная подземная река, состоянием которой обеспокоены экологи. В такой же ситуации Кашаевка, которая впадает в Суру в районе улицы Огородной под железнодорожным мостом. За устранение экологических нарушений мы боремся уже несколько месяцев, однако горадминистрация пока не принимает никаких мер.

* * *
— Игорь Владиславович, как можно вступить в ряды вашей организации?
— Позвоните нам по телефону 39-71-52. Однако считаю долгом предупредить: у нас обязательны взносы. Вступительный — 1000 рублей, годовой — 300 рублей.

* * *
— Много ли вам приходится видеть по области стихийных свалок? Удается ли с ними бороться?
— Наблюдаем, увы, регулярно. Но и ситуация совместными усилиями меняется к лучшему. Например, в прошлом году наши волонтеры обнаружили в Бессоновском районе свалку длиной в 1 км, которую видно из космоса! Но при этом местная администрация о ней не знала. Мы подключили к делу прокуратуру — и через три дня свалку убрали.
Нет стихийной свалки теперь и в микрорайоне «Север», на улице Сумской. А она была величиной с пятиэтажный дом, окрестные жители задыхались от мусора. Мы распространили тревожный сигнал, призвали на помощь необходимые ведомства.
Но, как показывает практика, убирать мусор нужно прежде всего в головах — тогда и никаких свалок не будет.

Ксения Ивановская

SinvolPamyati