Человек­-легенда Иван Балалаев

Это при нем наш родной парк культуры и отдыха стал лучшим в России. Сюда — именно к нему, директору одного из старейших городских парков — приезжали перенимать опыт со всех уголков Союза. В 1988-м рядовой Михаил Демин (ныне гендиректор ООО «Издательство «Наш дом») проходил срочную службу в городе Бендеры (Молдавская ССР) и в одно из увольнений оказался в местном парке. «Откуда родом, солдат?» — поинтересовался у нашего земляка директор популярного места отдыха горожан. И услышав, что из Пензы, обрадовался: «А я вашего Ивана Балалаева знаю! К нему со всего Союза директоров парков учиться привозят!»
В ЦПКиО им. В. Г. Белинского играли, гуляли, влюблялись и проводили вечера и выходные несколько поколений пензяков. Наш зеленый парк с великолепными аттракционами был поистине родным! И человек, который холил и лелеял это чудо с 1969 по 2000 годы, недаром получил звание «Почетный гражданин города Пензы».
Увы, 29 августа Ивана Балалаева не стало…
«Мое первое знакомство с Иваном Дмитриевичем случилось в далеком 1968 году, — вспоминает известный пензенский музыкант Владимир Усейнов. — Тогда мне было 17 лет и я только что получил права на управление мотоциклом. Очень хотелось работать водителем (в ту пору точки общепита частенько обслуживали грузовые мотороллеры «Тула»), но меня никуда не брали. И вот почти от безысходности я пришел к Балалаеву. И он меня принял!
Я сразу увидел: этот человек живет парком. И в том же 1968-м, зимой, видя, как мамы и бабушки надрываются, катая на санках по дорожкам парка своих чад, Иван Дмитриевич предложил: «Вот что, Володенька, давай-ка поможем им. Цепляем к твоему мотороллеру несколько санок, и ты на первой скорости совершаешь «круг почета» с детишками».
Веселья и радости было море. И такие прогулки стали постоянными по выходным дням.
Пять лет спустя меня пригласил в духовой оркестр, что играл в парке, Павел Янковчук. Потом в том же парке я играл в составе ВИА «Искатели» на танцах. Иван Дмитриевич любил подняться на сцену и прочитать нотацию о том, как должна вести себя молодежь. Публике нравоучения не нравились, из толпы подшучивали над директором, свистели и кричали: «Музыку давай!» Но он невозмутимо гнул свою линию и в долгу не оставался. Его любимой присказкой было: «Хорошо острить тупым концом».
И еще. Иван Дмитриевич пуще глаза берег деревья. Старожилы помнят — даже сильный дождь не пробивал листву и зонт был не нужен. Но кончилась и его эпоха…»
«Наша совместная работа началась в 1977-м, — вступает в разговор бывший начальник управления культуры Пензенского облисполкома Евгений Попов. — Не стану петь дифирамбы, а лучше вспомню дела Балалаева. Как говорил Александр Щербаков, предгорисполкома Пензы: «До Балалаева в парке газонов не было. Люди ходили, где им вздумается. Он поставил первые заборчики, поэтому сейчас есть газоны. При нем парк перешел на круглогодичную работу, здесь начало работать единственное в СССР конструкторское бюро, руководил которым директор. Иван Дмитриевич — соавтор 8 крупных аттракционов, 4 из которых признаны изобретениями!
При нем заработали «Необыкновенный дом» и уникальные «Русские горы». А летний театр, а две эстрады? Отдельная песня — тропа здоровья. На ней в пределах города стояли деревянные скульптуры, была пара ухоженных родников, установлены скамейки для отдыха. И все это огромное хозяйство содержалось в исключительно образцовом порядке».
«Я знала Ивана Дмитриевича 40 лет, — говорит руководитель подросткового клуба Раиса Сычева. — Он сутками пропадал на работе, даже не знаю, когда ел и спал. Я вела на танцплощадке программы, вместе с директором гоняла отвязных подростков.
Помню, закончила я программу, объявила танцы и отошла поговорить со знакомым. И слышу, он кричит: «Рая! Ты куда смотришь? Видишь, дерутся!» И, как коршун, первый туда влетел. Оказалось, молодые девчонки подрались из-за музыканта, вцепились в волосы друг другу. Пришлось их растаскивать.
А сколько раз он отважно здоровенных молодых хулиганов разнимал — ничего не боялся!»
«В парке долгое время многие и не знали, что я дочь директора, — разводит руками Наталья Кондратьева. — И это притом, что я 30 лет проработала там главным художником. Как говорил Достоевский: «Ребенка воспитывает даже свет из-под двери рабочего кабинета». Это в полной мере относится к поздним возвращениям отца с работы после 12 часов ночи.
У планетария растет большая голубая ель. В свое время хулиганы срубили ее под Новый год. Но отец эту ель восстановил от бокового побега. А еще он лично привозил из Сибири кедры. На аллее, что идет от планетария к танцплощадке, они радуют глаз до сих пор.
Иван Дмитриевич всегда лично отсматривал все эскизы, читал все сценарии. Только он мог вовремя заметить, что кто-нибудь перепутал в календарном плане профессиональные праздники…».
«Я сама видела, что некоторым было с ним очень непросто работать, — рассказывает Ольга Синицына (внучка Ивана Дмитриевича). — Дед был не только деятельным, но и очень требовательным. Если ему поручали сделать новый аттракцион, он всех на уши ставил. Сейчас в парке уже нет летнего театра. Он постоянно удивлялся: «Как же так? При всех царях был!» Иван Дмитриевич до последнего бился за его возрождение. Я говорила ему: «Ну никто не будет сейчас театр в парке строить!» Но он отвечал: «А я в ноги упаду! Вот если я тебе сейчас в ноги упаду, неужели ты ничего не сделаешь?»
И с планетарием такая же история. Куда только он не писал и не звонил! Просила его: «Дедушка, успокойся, сердце не выдержит». Вот и не выдержало. У него уже было три инфаркта…
Я вот задаюсь вопросом, благодаря чему дедушка смог так долго прожить — чуть больше 88 лет? И мой ответ такой — он не пил, не курил, 30 лет провел на свежем воздухе. Это сейчас для всех ЦПКиО — аттракционы. А на самом деле территория парка очень большая, и он ее каждый день всю обходил. Работал даже не в две смены, а в три!
При этом нас с сестрой больше воспитывали бабушка с дедушкой, потому что были сложные 1990-е, мама много работала. Помню, как вставала ночью и видела, как бабушка Вера Ивановна в окно смотрит. Спрашиваю: «Бабуль, когда ты спать ляжешь?» А она отвечает: «Сейчас, дедушку встречу с дискотеки».
Хулиганов дед гонял до полуночи, потом приходил домой передохнуть, а в 6 утра уже вставал — включал радиоприемник, брился, завтракал и… уходил на работу. Ел он очень мало — у деда был гастрит, сильная язва. А еще он несколько раз подхватывал воспаление легких. Но у него всегда была цель, которая и наполняла его силами!
В 2011-м у дедушки случился первый инфаркт. Он тогда шел на собрание по поводу реконструкции планетария. Врач обнаружил несколько рубцов. «Похоже, вы перенесли на ногах микроинфаркт», — сказал он.
У бабушки в том же году случился инсульт. И вот сели они друг напротив друга, и она ему говорит: «Тебя как почетного гражданина похоронят на особой аллее Новозападного кладбища. А я умру — где меня упокоят?» Уже на следующий день дедушка поехал в Бессоновку. Через три часа вернулся и говорит: «Все, Вера Ивановна, вместе будем лежать на Бессоновском кладбище». Он купил тогда могилу и себе, и ей».

Владимир Вержбовский, Анастасия Кузнецова

SinvolPamyati