В лесах Городищенского района откроют «Школу волшебства»

…Шаг с порога внутрь — и юрта обнимает меня войлочными сводами. Через верхушку в кочевой дом проникает солнышко — тенгре. Босые ноги с наслаждением ступают на ворсистые ковры, а ноздри втягивают аромат трав и грибов, которые сушатся на стенах. Так пахнет лето, деревня, сны из детства…
В глиняных пиалах плещется духмяный настой из вишневого листа. Глотки неторопливы, как и мысли, и разговор с обитателем чудесного дома Тимофеем Столяровым получается неспешным и даже целительным…

Все случайное неизбежно

— А бюст Пушкина зачем? — недоуменно гляжу на гипсового Александра Сергеевича рядом с мини­алтарем с сандаловыми палочками.
— Люблю Пушкина. На Московской купил, — улыбается хозяин юрты.
Родом Тимофей из Ростова Великого, учился в Подмосковье и Башкирии. Окончил художественную школу и отделение «Дизайн» в колледже. Некоторое время пожил в Санкт­Петербурге — в настоящей коммуналке со всеми ее бытовыми прелестями. И — верно говорят, что все случайное неизбежно! — именно в этот момент ему попалась на глаза фотография жилой юрты. Этот снимок перевернул сознание.
«Вскоре я перебрался в Пензу — бывал здесь по приглашению знакомых, и город мне понравился с первого взгляда — особенно на контрасте с Башкирией, — признается Тимофей. — А возвышенности делают из Пензы, на мой вкус, кусочек Грузии».
Три года назад мысль о собственной юрте взяла да и материализовалась: Тимофей отыскал все в той же Башкирии уникального мастера, который изготавливает не только такие конструкции, но и луки, плетеные коврики, лодки по старинным лекалам. Юрта в разобранном виде приехала в Пензу.
К тому времени молодой человек уже был частью интересного сообщества — людей, стремящихся к жизни на природе. Дауншифтерами они себя принципиально не называют: те сознательно уходят от цивилизации, а в поселении, затерянном в лесах Городищенского района, на сосне висит спутниковая тарелка для скоростного Интернета, электричество обеспечивает аккумулятор, а сам обитатель юрты зарабатывает на жизнь дизайном.
Но вместе с тем здесь ощущается удивительная гармония — сродни той, которую испытывали наши далекие пращуры, когда миром правили солнце и ветер…

Вот так обучение!

Всего в сообществе около десяти единомышленников, некоторые уже с детьми. Пока живут кто где, но часто собираются в своем месте силы — в этой юрте. Даже глубокое и мудрое название придумали для своей концепции жизни — хор. Это и созвучие, и созидание, и связь, призванная изменить мир к лучшему.
Хор включает в себя и здравницу (совокупность знаний о пользе трав, воды, жара, глины для здоровья человека), и хранилище (сохранность природы, благотворительность, сила добра), и игру, через которую идет общение с миром, и школу. «Если все удастся, следующим летом я соберу здесь первых учеников — детей от 6 до 12 лет, — делится Тимофей. — Неделю они будут жить здесь.
Важная роль отведена «Школе ростков». Ростки — это и семена, из которых дети будут выращивать растения, и они сами: пытливые, впитывающие знания, еще ничем не испорченные. Будем делиться с ними основами естественного земледелия, принципами строения природы, ее законами.
В разделе «Школа деятелей» я буду учить ребят, как ставить цели и достигать их. А в «Школе мыслителей» они познакомятся с принципами логики, философии и риторики. Если в человеке этот фундамент заложен с детства, он научится многое ставить под сомнение, задумываться, перепроверять, то есть мыслить! Взрослым тяжело измениться, а детям эти знания будут ценны и интересны. Важно давать человеку играть и пробовать. Нельзя запрещать, нужно направлять!
Выпускники нашей «Школы волшебства» научатся управлять реальностью: при необходимости смогут и хозяйство на пустом месте создать, и в любой сложной ситуации не пропадут».
Жить ученики, по представлению Тимофея, будут в маленьком городке, состоящем из уютных и прочных домиков из природных материалов. Он и сам хочет в такой со временем перебраться, а юрта станет кают­компанией, где можно будет собираться всем.
«Такие домики закрывают первичные потребности человека в крове и тепле и возводятся из соломенных блоков, которые ставятся на сваи и обмазываются глиной, причем в ход идет и любой бурелом, — поясняет Столяров. — Внутри — печка, кровать, шкафчик, стол, кресло и Интернет. Домики будут красивыми, поскольку это не вынужденная мера, а готовое решение для развития туризма. Такие постройки в качестве хостелов будут открыты для путешественников».
В перспективе, говорит Тимофей, совокупность идей хора станет «крутой кочевой тусовкой». В сложенном виде юрта умещается в автоприцеп, и ее можно развернуть на любой подходящей полянке. Рядом быстро и просто возводятся соломенные домики для всех желающих. Ценные знания о гармонии с природой, советы, рецепты распространяются бесплатно. Вокруг сажаются деревья — получается целый сад.
Проведя на этой опушке какое-то время, можно легко сняться с места и перебраться на другое, оставив за собой облагороженное во всех смыслах пространство и, самое главное, изменения в сознании людей.
Дело за малым — собрать 160 тысяч рублей еще на одну юрту.

Что ни день, то открытие

«Моя мама осталась в Подмосковье, — рассказывает мой собеседник. — Она архитектор старой школы, приверженец капитального строительства и потому не до конца понимает, почему я живу в юрте. Но рада, что ее сын нашел свой путь. А я счастлив, что засыпаю в своем доме, но под уютными звездами — их видно, если отодвинуть войлок с крыши юрты. В городской квартире такое по определению невозможно».
Некоторое непонимание есть со стороны местных жителей, но большинство сельчан относятся к отшельникам доброжелательно, даже считают эту компанию своего рода достопримечательностью и с удовольствием подкармливают урожаем со своих огородов.
Впрочем, вопрос с питанием и так решается довольно просто: половина рациона — под ногами, а другая выращивается в первозданных условиях. «Около реки у нас грядки, — рассказывает Тимофей. — Мы подходим к земледелию с душой: привносим органику (отходы собираем в компостную яму, где образуется перегной), мульчируем, чтобы удерживать влагу, и бережно сохраняем структуру земли. Нельзя ее бесконечно вспахивать — это разрушает естественные пустоты внутри пласта, и почва не дышит, сохнет, трескается.
С осени сеем сидераты, озимые и укрываем грядки сеном, соломой и скошенными растениями, ботвой — к весне уже все, что нужно, растет на получившемся черноземе. И, конечно, никакой химии! Крайне важно сохранить почвенную жизнь — микроорганизмы осуществляют обмен микроэлементов: например, одни подтягивают азот, другие «выменивают» его на углерод.
Сорняки не выпалываем — они улучшают плодородие своей деятельностью и биомассой, причем, если почва нуждается в определенном микроэлементе, на ней вырастает именно тот сорняк, который его в нее привносит! В общем, волшебство творится само!»
В доказательство успешности метода природного земледелия Тимофей демонстрирует внушительных размеров тыкву, увесистый кабачок и гигантский дайкон. Кроме того, на огороде у реки сами собой, не требуя особенного ухода, растут лен, огурцы, помидоры, капуста…
А что касается подножного корма, то тут природа­матушка не поскупилась, главное — подход знать. «Больше всего я люблю салат из листьев лебеды, — перечисляет Столяров. — Из дикоросов в пищу идут также одуванчик, лопух. Белок получаем из орешков и грибов — их тут пруд пруди.
Мясо практически не едим: слишком много энергии тратит организм на его переваривание, а нам силы нужны каждый день. Иногда делаем акцент на сыроедении: не обработанная термически пища уже содержит ферменты, которые помогают организму ее переваривать.
Что ни день, то новые открытия: опытным путем я выяснил, что овес и зеленую гречку не стоит варить — лучше и вкуснее замачивать на сутки­двое и употреблять с хорошим растительным маслом холодного отжима. Чечевица, горох и некоторые другие гарниры тоже не нуждаются в варке — исключение составляют лишь кукурузная крупа и рис».
Этим летом ребята посадили на холме орехи, кедры, а также полтонны топинамбура. Он вытесняет с любой территории борщевик — те самые «зонтики», которые быстро заполоняют пространство, а пользы не несут. А еще клубни топинамбура можно есть, причем сырыми — это не только вкусно, но и очень благоприятно для диабетиков, так как растение содержит большое количество инулина.

Настройся на созидание

А еще вокруг юрты — настоящая природная аптека. Зверобой, хвощ, душица, тысячелистник развешаны под сводами — это средства от простуд и упадка сил. В баночке заготовлен «изгонитель» — сильное антипаразитарное средство, измельченные пижма, полынь и гвоздика. Ложечку утром, ложечку вечером — и болезнетворные микробы покинут организм.
«Еще одно сильнейшее лекарственное растение — пырей, — добавляет Тимофей. — Не зря его едят кошки и собаки. Он содержит кремний, который удерживает кальций, а это защита от артрозов и артритов. Кроме того, пырей обостряет слух, зрение, чистит желудок, лечит гастрит. Использовать его очень просто: нужно взять пучок травы, отварить 10 минут и выбросить. На отваре можно готовить каши, супы, любые блюда.
Можно сделать муку из корней пырея (для этого их нужно очистить, высушить, размолоть) и выпекать хлеб. Сколько ни кормите человека творогом или препаратами с кальцием, без кремния они бесполезны. Пырей решает эту проблему красиво и легко».
Даже техника, по большому счету, здесь не особо нужна: время, например, можно определить по самой юрте. «Сейчас 11.20», — говорит Тимофей, оглядев комнату. С удивлением смотрю на часы — ошибся всего на одну минуту: 11.19! «Юрта сконструирована и размещена так, что представляет собой модель космоса и огромные солнечные и лунные часы, — поясняет знаток природы. — В полдень лучи концентрируются на моем топчане — это чтобы среди жаркого дня на нем не хотелось прилечь. А вот тут — вечерний уголок, лунный свет красиво освещает, даже читать можно».
А еще можно показать людям, что в разных сферах жизни есть масса альтернатив, и потому не нужно мыслить шаблонами — от этого разум и душа начинают лениться. «Современная среда становится все более городской, потребительской, виртуальной, — поясняет Тимофей Столяров. — Такое ощущение, что человек постепенно отключает те или иные функции своего организма, заменяя их чем-то машинным, внешним, и превращается в винтик системы.
На своем опыте с нулевыми некогда знаниями я постиг цикл необходимых человеку вещей, нашел решения глобальных проблем и хочу этим делиться — чтобы человек начал меняться, научился обходиться небольшим количеством вещей, вернулся к истокам.
Если люди проявят достаточно смелости, чтобы начать свою игру на воле, перестанут бояться кормилицу­природу, то вскоре обнаружат, что они увлечены трепетным созиданием в самом совершенном из миров. Все выстроится самым благоприятным образом, и глобальные проблемы в обществе, политике и экологии решатся сами собой. Будущее, как всегда, зависит от нашего выбора!»

Ксения ИВАНОВСКАЯ. Фото Автора

SinvolPamyati