Спорт на инвалидной коляске

В России — миллионы инвалидов. Но далеко не всем дано взять в руки не только колеса инвалидного кресла, но и самих себя. А вот у наших стойких духом земляков Алексея Амяшкина и Валерия Акулова это получилось!

Семья в помощь

В прошлой жизни Алексей Амяшкин жил как все: любимая жена, двое ребятишек, работа на мебельной фабрике и подработка на стройке. Но восемь лет назад, когда Алексей помогал крыть крышу, случилось несчастье: мужчина поскользнулся и упал с 8 метров… «Грохнулся «солдатиком» — на прямые ноги на асфальт. Весь удар на себя принял позвоночник. Резко онемело все тело, и спину пронзила острая боль», — вспоминает мужчина. Выяснилось, что 21-й позвонок раздробился полностью, а его осколки попали в спинной мозг. В областной больнице им. Н. Н. Бурденко врачи соединили позвонки и зафиксировали их с помощью титановой пластины и специальных железных винтов. Но вернуть чувствительность нижней половине так и не удалось.
«Было тяжело принять, что отныне я сидячий инвалид. Даже посещали нехорошие мысли: зачем вообще жить? Спасибо жене и детям — приходили ко мне в больницу ежедневно. Трехлетний сын приносил аскорбинку — искренне надеялся, что она вылечит папу. А вот пятилетняя дочка уже понимала, что стряслось что-то серьезное», — рассказывает Алексей Вячеславович.

Мне не слабо!

Самостоятельно сел Алексей только через месяц после выписки. Тогда ему выдали коляску. Первый год мужчина на улицу вообще не выходил — громоздкое кресло не помещалось в узких дверных проемах. Через четыре месяца после травмы Алексей попал в Пензенский областной центр реабилитации. Здесь прошел 3-недельный курс электростимуляции и ЛФК, общался с психологом. «Но самое главное — познакомился с такими же людьми, как и я», — улыбается Амяшкин.
«Первые три года вообще выдались самыми тяжелыми, — признается инвалид. — Ежедневно приходилось принимать почти сорок таблеток, плюс несколько уколов. От такой нагрузки серьезно страдала печень. На лечение мы потратили около миллиона рублей! А еще я ездил на реабилитацию в клинику Высшей медицинской помощи в Подмосковье. Увидел там паралимпийцев, посмотрел, как они занимаются, и подумал: «А мне слабо?»
Начал тоже заниматься в тренажерном зале, ребята подсказывали, что и как нужно делать. Так начался мой путь в адаптивный спорт».

Порядок в головах

Больше всего наш земляк любит «тягать железо», может лежа поднимать штангу. Правда, на обычной скамье это делать тяжело — трудно ногами контролировать баланс. Хорошо, что есть специальная паралимпийская скамья, где нижние конечности фиксируются.
«В бассейне тоже плаваю, — говорит сильный духом человек. — Правда, первое время захлебывался, трудно было держаться на поверхности воды. А сейчас уже целый час плаваю без остановки. А еще машину вожу — к педалям подведен рычаг, которым я управляю рукой».
Можно много говорить об адаптивном спорте и доступной среде, но порядок нужно навести в первую очередь в головах. Пока же Алексей убеждается в том, что не все правильно в человеческом сознании. «До сих пор на улице я порой чувствую себя неловко, — признается Алексей. — Многие люди мыслят стереотипно: любой колясочник — попрошайка. Вот на днях подъезжал на коляске к магазину, так проезжающий мимо таксист открыл окошко и протянул мне мелочь…
Конечно, иногда мне и по делу люди помогают — например, когда зимой я кувыркнулся на горке, покрытой наледью. Или, бывает, едешь себе, и вдруг кто-то молча толкает меня в спину — наверное, помочь хочет, чтобы я быстрее катился. Но колеса — это наши ноги. И такой «жест доброй воли» — все равно что идущего человека резко в спину толкнуть. Последствия могут быть непредсказуемыми».

Адаптивная школа

У Валерия Акулова своя история: у него тоже парализована нижняя половина тела, но тут виновата инфекция. «Мне было 20 лет, я служил в армии в Казани и неудачно выдавил чирей на плече, — вздыхает наш земляк. — Через месяц начала нестерпимо болеть поясница — даже спать не мог, стали неметь ноги. Взяли пункцию, отправили на МРТ. Выяснилось — гнойное образование в позвоночнике».
Было две операции, но улучшения не наступало. Буквально с того света парня вытащили только в главном военном клиническом госпитале им. Н. Н. Бурденко. Но встать на ноги ему уже было не суждено…
Вернувшись домой в Тамалинский район, Валера долго не признавал инвалидную коляску — ползал по дому. Старался все делать только сам. На деньги по военной страховке купил машину и попросил переделать под ручное управление. Пытался даже обращаться в московскую клинику, где проводят операции с чудодейственными стволовыми клетками — накопил полмиллиона рублей. Увы. Процедура не помогла.
«Зато я познакомился с людьми с похожими проблемами и понял, что главное — не вешать нос! — говорит Валерий Николаевич. — Переехал в Пензу, стал играть в настольный теннис в спортивно­адаптивной школе в Арбекове, занялся плаванием, легкой атлетикой, а также стендовой стрельбой. Буду стараться попасть на чемпионат России».

Анастасия Кузнецова

SinvolPamyati