«В детей нужно вкладывать, пока они маленькие!»

В Пензе побывала Голда Клейнберг, популярный ютуб­блогер, мама пятерых детей, преподаватель Российского еврейского института «Махон Хамеш» и супруга одного из московских раввинов, Боруха Клейнберга. На встрече с пензенской еврейской общиной Голда рассказала, как все успевать и при этом оставаться жизнерадостной и улыбчивой.

Пятая графа

«Родом я из Киева, из обычной советской семьи, — начала свое повествование Голда. — Папа и мама были евреи, но еврейского у нас в доме ничего не было. Только мы с братом всегда удивлялись, почему бабушка поздравляет нас с новым годом осенью, а в один зимний день вдруг дарит нам деньги (позже я узнала, что это Ханука). А еще по весне (как потом выяснилось, на Песах) бабушка где-то доставала для нас мацу, но мы никакой сакральности в этом не видели и ели ее с хлебом».
Первый раз Голда Гольдберг (это ее девичья фамилия) столкнулась с проявлением антисемитизма в… яслях. «Мне было 2,5 года, но я четко помню, как в тихий час мальчик с соседней кроватки назвал меня жидовкой, — разводит руками она. — Я не обиделась — не знала еще, что это такое. Спросила маму, но та погладила меня по голове: «Тебе еще не раз придется такое услышать…»
После 8 классов я решила поступать в музыкальное училище, но моя учительница по скрипке, тоже еврейка, посоветовала ехать подальше в провинцию, потому что в Киеве евреев в это учебное заведение не брали. Но мне было всего 14, и меня никуда не отпустили. Пришлось возвращаться в школу, откуда мы уже забрали документы. А там директор бросила: «Я надеялась, что вы не вернетесь и не будете устраивать нам проблем. Все равно после 10 класса ваша дочка медаль не получит, хотя и отличница всю жизнь. Потому что еврейка!»
Голде на выпускных экзаменах поставили четверку за блестящий ответ. Родители подали на апелляцию, а в комиссии, на счастье, были евреи, которые сразу же поняли подоплеку и поставили заслуженное «отлично». Но медаль все равно вышла серебряная, хотя в аттестате у девочки стояли сплошные пятерки.
«В те сложные годы в Киеве евреев принципиально не брали в ключевые вузы, — продолжает Голда. — Поэтому я отправилась в крохотный городок Нежин в 2 часах езды. Тогда я еще не знала, что это святой город, в котором похоронен Второй Любавический Ребе. Зато в местный пединститут евреев брали. Целыми электричками мы в воскресенье вечером ехали на учебу, а в выходные возвращались домой».

Чудо первой встречи

На первом курсе девушка случайно по приглашению кузена попала в воскресную школу при синагоге. Улыбка судьбы была в том, что, как выяснилось позже, эту школу открыл ее будущий муж, Борух Клейнберг — студента московской Любавической ешивы прислали в Киев возрождать еврейскую жизнь.
«Я поняла, что наконец попала к своим — моя душа пела от радости! — ликует Голда. — Я училась читать на иврите, постигала азы религии и культуры, которых была лишена в детстве. Съездила в первый летний еврейский лагерь для молодежи, а затем для нас организовали занятия по изучению Торы. Я посещала их, параллельно учась в институте. А родителям говорила, что хожу в библиотеку. Затем я сама начала преподавать в еврейской школе и педагогическом училище математику, еврейскую традицию и иврит».
Первую встречу с будущим мужем Голда называет чудом: ее могло и не быть! К 1993 году Борух уже переехал в Нью­Йорк и искал невесту в разных странах. Даже почти улетел в Ташкент — на знакомство с подходящей девушкой.
«Он купил билет на самолет на утро пятницы, но рейс отложили на час, на два, на три, на пять… Когда объявили посадку, Борух понял, что прилетит туда уже после наступления субботы, а традиция Шаббата в этот день запрещает любую работу и путешествия. Тогда он поменял билет на Киев, потому что знал, что и там есть хорошая еврейская девушка на выданье. Уже после первой встречи мы поняли, что не сможем друг без друга. И написали письмо Любавическому Ребе с просьбой о благословении на создание семьи», — улыбается Голда.
Приезд невесты и ее родителей в Америку, а также всю свадьбу оплатил жених — правда, денег у него практически не было, помогла община Нью­Йорка и благотворительные фонды. Долги выплачивали еще пять лет…
Первым семейным гнездышком молодоженов стал подвальчик в 10 квадратных метров — не квартира, а шкаф с одним окном. В таких условиях Голда и Борух прожили первые полгода, выплачивая по 450 долларов в месяц. Оба работали. Но в итоге в Америке не остались — еще до свадьбы решили, что в России они нужнее.

Дети — лучшая инвестиция

Первый сын в семье родился только через шесть лет, вопреки прогнозам врачей, которые предрекали паре бездетность. Сейчас в семье еще трое мальчиков и одна девочка. Младшему 9 лет, старшему 19. Имена у детей удивительные для нашего уха, и каждое дано в честь кого-то из уважаемых предков или духовных лидеров: Менахем­Мендель учится в Торонто, Мойше­Цви­Гирш погружен в Тору — вероятно, станет раввином. Сара­Крейна — талантливая скрипачка, получает премию мэра Москвы, мечтает преподавать иудаизм людям, далеким от религии. Мордехай­Гених отличается особой музыкальностью и красноречием, Леви­Ицхак — скромный, прилежный ребенок, увлекается рисованием.
«Трое из пяти наших детей серьезно занимаются музыкой, лауреаты международных конкурсов. При этом я не вожу ребят в 150 кружков — мы занимаемся одним делом, но серьезно. Причем каждый — тем, что ему по душе, — говорит Голда. — Например, у второго сына с музыкой не заладилось — он честно ходил на уроки, но потом отказался, да и я видела, что ему не дано. Однако когда ребенок вырастет, он не упрекнет меня, что я не дала ему шанс. Кстати, в 12 лет у этого сына вдруг прорезался слух, и он попросил найти ему педагога по вокалу. А все почему? Потому что дома звучит музыка и развивает слух всем, кто рядом. Даже наш папа не стал исключением!»
В детей надо вкладываться, пока они маленькие, чтобы потом получать обратную отдачу — это лучшие инвестиции на свете, уверена образцовая мама.

Голда­-хозяйка

«На кафедре иудаики я работаю уже 24 года — веду занятия каждый день, — продолжает Голда. — Помимо этого готовлю невест к свадьбе — обучаю законам чистоты семейной жизни. А еще преподаю им «Еврейский дом» — уроки, которые помогают новоиспеченным женам освоиться в быту. Но практики не хватает, и два года назад я начала вести на Ютубе свой видеоблог под названием «Голда­-балабуста — организованный дом».
«Балабуста» на идише означает «хозяйка». Голда объясняет, как готовить на праздники (на Шаббат она кулинарит в промышленных масштабах — на всю общину, а это 60—100 человек!), как складывать одежду, как правильно стирать, организовать пространство в доме и как экономить деньги. Среди почти 30 тысяч подписчиков только каждая пятая — еврейка, остальные — нет.
«В детстве меня оберегали от излишней работы, — признается гостья Пензы. — Говорили: «Ничего страшного! Выйдет замуж — научится». Но дома у нас всегда была идеальная чистота, в шкафах все сверкало — это, видимо, генетически передалось от мамы мне».
В сотнях роликов, которые уже сняла Голда­-балабуста, — целая энциклопедия: от глажки и разбора покупок из интернет­-магазинов до воспитания детей и законов Торы.
«Бывает, что зритель не согласен с моим мнением — могу подискутировать, люблю живое общение, — подчеркивает Голда. — Но если появляются «тролли» с антисемитскими выпадами, то сразу отправляю их в бан — я не могу допустить, чтобы в моем блоге задевали честь еврейского народа!»
По словам суперхозяйки, залог чистоты и успеха во всем — это порядок в голове. Она не только отлично ведет свой дом, но и помогает другим работающим мамам в качестве профессионального организатора пространства. «Мы анализируем, что нужно выбросить немедленно, а что докупить для грамотно обустроенного пространства, я даю советы, как хранить крупы, лекарства, одежду — словом, как не запускать дом до состояния бардака. На моем канале можно посмотреть видео «Работа у клиента: до и после» — вот в этой области я мечтаю развиваться дальше», — говорит Голда Клейнберг.

Ксения ИВАНОВСКАЯ. Фото Eli Itkin

SinvolPamyati