Фотограф-дайвер Ольга Шапаева

В нашем городе немало фотографов. Но, как правило, все специализируются на чем-то одном. А вот Ольге Шапаевой не сидится на месте, поэтому она познает нашу прекрасную планету со всех сторон. И даже из глубины вод!
«Мое детство было кочевым: семья военного переезжала из города в город, — рассказывает Ольга. — Но при этом мы с папой находили время на печать фотографий: уединялись на кухне, выключали свет, разливали по кюветам реактивы, включали фотоувеличитель… Это было настоящее священнодействие, которого современные дети, конечно, уже лишены».

«Я вижу мир иначе!»

Из почтового ящика Оля с папой периодически вынимали новые выпуски журналов по фотографии — ребенку было гораздо интереснее рассматривать их, а не книжки с картинками.
«Потом я пошла учиться на естественно­географический факультет пединститута и даже немного поработала учителем биологии в школе, — продолжает Ольга. — И эти знания мне очень помогли: я пять лет наблюдала, как в полевых экспедициях наши чудесные преподаватели буквально плачут от восторга, разглядывая жучков или гусениц, восхищаясь их совершенством. Я тоже вижу мир иначе, чем другие люди: например, есть у меня снимок «Лесная фея» — в журчащем ручейке четко просматривается женское лицо!»
Первым боевым крещением Ольга Шапаева считает свадебную съемку, которую ей поручили провести на пленку: «Я так увлеклась, что истратила десять кассет! Параметры выставляла вслепую, по наитию. И была счастлива, что 80 процентов отснятого материала вышли что надо и очень понравились молодоженам».

Искусство на глубине

Дальнейшую свою фотокарьеру наша землячка делит на две категории — в воде и на суше. Дело в том, что Ольга — профессиональный дайвер, имеет разряд мастера. За ее плечами более сотни погружений на глубину до 40 метров. И даже там, в толще морских и океанских вод, она не расстается с фотокамерой. Правда, предварительно упаковывает ее в специальный герметичный прозрачный чехол.
«Главное правило дайвера — любоваться, но ничего не трогать! — улыбается Ольга. — Безобидная рыбка, маленький коралл или невинная медуза могут на поверку оказаться смертельно ядовитыми! Особую опасность представляют рыбы­камни: их не отличишь от валунов.
Акул я тоже видела, и довольно близко, но они сами трусихи: боятся непонятного скопища (дайверы передвигаются группой), издающего пугающий шум (дыхание через респираторы). Отпугивает хищниц и запах полимеров, из которых изготовлены гидрокостюмы. Есть даже анекдот про двух акул, одна из которых пожаловалась, что дайверы невкусные, а вторая пояснила, что надо было их почистить от кожуры».
Из тысяч снимков подводной красоты Ольга уже собирала персональную выставку.

Пасха в Италии

«В Таиланде я оказалась в разгар тайского Нового года — праздника, когда все поливают друг друга водой, — вспоминает Оля. — Защитного чехла для камеры не было, поэтому мне пришлось искать укрытие, откуда я могла бы снимать. Это оказался… полицейский участок! Улыбчивые ребята в форме не только пустили меня к себе, но еще и с удовольствием попозировали.
Очень много времени в общей сложности я провела и в Италии — там живут мои друзья. Всегда пленяюсь красотой итальянцев, а особенно итальянок: такие искренние улыбки и эмоциональные мимические морщинки! Кстати, европейские фотографы знать не знают, что такое ретушь, а у нас многие профи берут за это очень большие деньги. В итоге заказчик получает свой портрет, где даже носогубные складки замазаны. И люди довольны. Но ведь это уже совсем не они!»
С особой теплотой Ольга Шапаева вспоминает одну весну в Италии — в тот год совпали даты католической и православной Пасхи: «Мы зашли на мессу в один храм, и местный священник персонально поприветствовал меня, пояснив пастве, что я представляю другую ветвь христианства, но тоже сегодня славлю великий день.
А я удивила своих друзей… луковой шелухой. Оказывается, в Европе никто не красит куриные яйца в Светлое воскресенье — там обмениваются шоколадными яйцами с сюрпризом внутри.
Когда же я на глазах изумленной публики продемонстрировала, как пасхальную красоту наводим мы (шелуху привезла с собой), и соорудила из яиц настоящий хоровод, украсив их «глазками», «юбочками» и «кокошниками», итальянцы пришли в неописуемый восторг. Эту конструкцию на подносе они провезли по друзьям­родным и категорически отказывались есть такое произведение искусства!»

Два часа под балконом Папы

Убедилась Ольга и в том, что Италия — настоящая страна контрастов. В Венеции, например, булочка, которую можно купить, чтобы покормить голубей на площади Сан Марко, стоит… 10 евро! При этом люди готовы терпеть и не такие лишения. Так, чтобы сфотографировать, как Папа Римский выходит на балкон в Ватикане, люди около двух часов жарятся под палящим солнцем.
«Впрочем, мне не привыкать замирать в ожидании удачного кадра, — улыбается Ольга. — Помню, минут 40 провела на дне морском, пока осьминог выбрался из своего убежища. Правда, успела сделать только два кадра: датчик подал сигнал, что я уже израсходовала почти весь запас кислорода и нужно подниматься».
Ольга Шапаева мечтает провести фотосет для кумиров — шведской группы «Роксет» — и верит, что когда-нибудь солисты ответят на ее письма. А еще она была бы счастлива пофотографировать людей с нестандартной, подчас парадоксальной внешностью — например, актрису Тильду Суинтон. Ольга считает, что именно такая нестандартная красота — настоящая.
Но главная мечта нашей землячки в том, чтобы художественная фотография продолжала жить и вылизанные фильтрами инстаграмные дилетантские фото ее не вытеснили.

Ксения ИВАНОВСКАЯ

SinvolPamyati