«Все мои хвостатые одной породы — друг!»

По вполне понятным причинам наша героиня попросила придумать ей псевдоним. Что ж, пусть будет Нина Алексеевна Федорова. Похоже, это самая сердобольная жительница сурского края: в доме этой женщины обитают 195 кошек и 40 собак! Ах да, и еще два голубя с поврежденными крыльями…

Дом престарелых

Уже на подходе к дому меня встречает парочка ласковых котиков — калитку я открываю под их мелодичное мурлыканье. Навстречу выходит хозяйка. Она же экскурсовод по этой невероятной звериной коммуналке.
Первый объект — маленький сарай. В дверях лежит старый рыжий пес с усталым взглядом. Почуяв запах чужака, он неохотно приподнимается, но особого интереса ко мне не проявляет. «Это Джекс — одна из первых моих собак, мы вместе уже 14 лет, — рассказывает Нина Алексеевна. — Его хозяев расселили в квартиру, дом снесли, а пес остался без крыши над головой…
Джекс был шикарным охранником! Но сейчас он уже оглох и практически ослеп».
В свой дом Федорова въехала 12 лет назад с двумя кошками и двумя собаками. Помимо Джекса был еще маленький песик Дидюша. «Он мне всегда спину лечил. Собачья шерсть целебная! Поспит под боком, а утром я встаю легко — поясница не болит!» — улыбается хозяйка. К сожалению, год назад Дидюшу загрыз 8-месячный щенок серьезной породы, который был у Нины Алексеевны на передержке. Женщина похоронила своего любимца прямо у крыльца, на холмике под зеленым ковролином даже стоит мини­памятник в виде собачки. И назвала свой приют в его честь — «Дидюша»…
Осталась у Нины Федоровой и собака, которая жила у бывших хозяев этого дома, ее при продаже недвижимости хотели усыпить, но покупательница спасла животное. Дана жива по сей день, ей тоже 14 лет.
В сарайчике — эдаком доме престарелых — на старом матрасе лежит еще одна псина, которая выглядит даже печальнее Джекса. «Лину мне привезли около двух лет назад — подобрали прямо на проезжей части на улице Суворова почти без сил. В ветклинике сказали, что у собаки рак, давший метастазы. Думали, что она быстро зачахнет, но Лина живет у меня уже два года. Вот ты ж моя девочка, моя голубушка!» — нежно шепчет Нина Алексеевна, поглаживая псину по голове. Лина тяжело встает, чтобы прильнуть к любящей ее хозяйке, но тут же снова сворачивается клубочком на подстилке и начинает трястись: то ли от холода, то ли от боли…

Кошачьи лекари

Нина с детства тащила домой четвероногих потеряшек. Но увеличиваться в геометрической прогрессии число животных начало четыре года назад, когда Федорова освоила Интернет.
«Залезла я в эту Сеть — недаром ее так прозвали — и… пропала! — улыбается женщина. — Столько объявлений с призывами о помощи: то на передержку животное забрать, то подлечить, то в клинику отвезти. Вот и закрутилось.
Мне всех жалко! Ведь в лихие девяностые мне и самой пришлось помыкаться с детьми без жилья — хотели решить квартирный вопрос, но нас обманули и оставили на улице. Ну а потом я наскребла денег на этот дом».
С мужем Нина Алексеевна развелась, сын и дочка живут отдельно. «Дочь тоже помешана на животных. Особенно на кошках. А еще она птиц спасает — лечит и выпускает на волю. Если меня не станет, то все это хозяйство ляжет на ее плечи», — говорит наша героиня.
Конечно, не все животные оказались здесь благодаря Интернету. Кого-то Федорова просто подбирала на улице. Например, за несколькими кошками она даже бегала… с сачком! Их бывшую хозяйку пришлось госпитализировать в психиатрическую больницу, и в квартире осталось 30 котов. Нине Алексеевне удалось спасти восьмерых — остальных потравили…
Мы идем в то самое кошачье общежитие. Куда ни глянь, всюду кто-то мяукает: на полу, на подоконниках, на стиральной машинке, на столе, на диване, на шкафу, в коробках, в клетках, в тазиках… Разом все кидаются в ноги — жалобно просят есть. Каждого питомца Нина Алексеевна зовет по имени и сюсюкается с ним, как с ребенком.
«Кошки спят рядышком со мной — ну, все, кто поместится на кровати. Они тоже оказывают целебный эффект — у меня сами собой прошли язва желудка и женские болезни», — уверяет повелительница кошачьего царства.

Спасибо неравнодушным!

По словам Нины Алексеевны, пенсии в 13 тысяч ей хватает… на три дня: на 10 тысяч она закупает всем корм, а остальные 3 тысячи тратит на себя. При этом на то, чтобы прокормить (по самым скромным меркам) всю пушистую ораву, в месяц нужно — приготовьтесь! — 72 тысячи рублей! Спасибо неравнодушным людям, которые оказывают посильную матпомощь. Деньги требуются и на лечение животных, и на прочие нужды.
«Если бы я еще и работала, то просто умерла бы! — утверждает хозяйка. — Знаете, во сколько я ложусь спать? В 9 утра! А в полдень встаю и начинаю обход. К собакам добираюсь только к ночи (еще бы: в доме только для кошек стоит 34 лотка! — Прим. авт.). Каждые новые сутки — как день сурка…»
В старом доме много щелей, поэтому зимой здесь холодно: приходится включать газовую духовку и обогреватели. За коммуналку набегает еще 3000 рублей. Нина Федорова давно вся в долгах как в шелках — кипы квитанций, а платить нечем. Только за свет на ней висело 60 тысяч рублей! «Я выставляю свои счета в Интернет, и иногда сердобольные люди помогают что-то оплатить. За свет осталось выплатить 23 тысячи. Правда, наверное, уже скоро газ отрежут…», — вздыхает наша героиня.
Кстати, рабочее место Нины Алексеевны представляет собой монитор в целлофановом пакете. А вот системный блок и мышка… висят под потолком! Это чтобы кошки их не пометили.
Всемирный день кошек в этом доме не отмечают, а вот на Новый год каждый питомец получает пакетик магазинного корма (если добрые люди финансово помогли). Например, в позапрошлом году в кошачьем общежитии был невероятный праздник — Федоровой перевели 120 тысяч рублей!
В прошлом году — уже в два раза меньше. Что поделаешь, всем непросто…

Про уродов и людей

Выйдя из кошачьего детдома, мы направляемся во двор, к многочисленным вольерам, откуда доносится громкий лай. В основном все будки и клетки хозяйка смастерила сама: сколачивала доски и даже обучилась сварочному делу! На эти работы ушло два года.
Вместе с другими четвероногими постояльцами усердно гавкает рыжая собачонка, но получается это у нее сипло­хрипло. «У Рыжа прострелено горло, — разводит руками Нина Алексеевна. — Мне привезли его полгода назад прямо с того места, где над малышом учинили расправу. Собаке тогда экстренно сделали операцию».
Не позавидуешь и судьбе Багиры: бывшая хозяйка пыталась ее… повесить! Это произошло осенью 2018 года в лесу. Но собака оказалась живучей… Тогда владелица принесла ее Нине Алексеевне со словами: «Второй раз вешать не буду. Похоже, ей суждено жить…»
А вот большой косматый пес, похожий на рыжего медвежонка. Это Пушок. Его на автозаправке просто выбросили из машины. Подобрал бедолагу сын Нины Федоровой. Сейчас пушистик — отличный мышелов и… нянь: все поступившие щенки живут сначала с ним. Он своим мохнатым телом закрывает проход в будку и согревает малышей.
В вольерах нет ни одной породистой собаки, только дворняжки. Да это и неважно. «Все мои хвостатые одной породы — друг!» — улыбается Нина Федорова.
…За 4 года пензячка пристроила в добрые руки 60 животных и не перестает верить, что однажды найдет новый дом каждому подопечному. Ведь не тот пропал, кто в беду попал, а тот пропал, кто духом упал. А этого о Нине Алексеевне точно не скажешь.
P. S. Нина Федорова очень нуждается в любой помощи. Вы можете отдать ей старые матрасы, одеяла, подушки, пальто, дубленки, куртки — будут знатные подстилки для приемышей.
Можно помочь и финансово — например, пожертвовать денег на корм или оплатить коммуналку. Помочь этой удивительной женщине и ее пушистому хозяйству можно, позвонив к нам в редакцию по телефону 20­-07­-00.

Анастасия Кузнецова. Фото автора

SinvolPamyati