Константин Никольский: «Эстрада превратилась в цирк»

В Пензе известный музыкант, поэт и исполнитель не появлялся несколько лет. Наконец приехал, чтобы дать концерт в областном драматическом театре, причем акустический. Почти битком заполненный зал услышал все лучшее, что сочинил Никольский за свою долгую жизнь на музыкальном поприще, включая хиты «Музыкант», «Мой друг – художник и поэт», «Ночная птица» и другие песни, ставшие его визитной карточкой.
Приехал с дочерью Юлией. 34-летняя женщина, выглядящая на 25, совмещает функции не только бэк-вокалистки, подпевая папе в некоторых песнях, но и своего рода администратора, охраняя покой Константина Николаевича от назойливых журналистов. Только после долгих уговоров Никольский согласился уделить корреспонденту «Пензы плюс ТВ» несколько минут.
– Когда вы впервые взяли в руки гитару?
– Это было лет в 11 в пионерском лагере. Друг играл на гитаре ленинградского производства песни Окуджавы, мне тоже захотелось так же научиться. Хотя поначалу инструмент даже страшно было брать в руки, но глаза боялись, а руки делали. А уж когда на мои музыкальные экзерсисы стали обращать внимание девушки… Я понял, что не зря терзал гитару, в кровь стирая пальцы совковыми струнами.
– На всех концертах, будь то электрический или акустический, вы играете на инструментах компании Gibson. Откуда такая любовь именно к этой марке?
– Если вам предложить «Запорожец» и «Мерседес», вы что выберете? Вот и я не хочу играть на барахле, предпочитая пусть и достаточно дорогую, но проверенную временем марку. Хотя иногда выступаю и с гитарами Fender, по качеству звука они почти не уступают Gibson.
– Вы уже в 15 лет заняли место ритм-гитариста в группе «Крестоносцы»…
– …которая вскоре была переименована в «Атланты». Первое время исполняли песни из репертуара «битлов» и «роллингов», затем уже начало проклевываться что-то свое. Приходилось, конечно, и на дискотеках играть, вернее, вечерах отдыха, и на свадьбах. Три рубля за вечер, а то и пять – и у тебя уже есть честно заработанные деньги на карманные расходы.
– Это правда, что одну из самых известных своих песен «Музыкант» вы сочинили в армии?
– Да, это общеизвестный факт. В1971 году во время службы в Советской армии в Киеве я стоял на посту, охраняя продовольственный склад, и от нечего делать сочинил текст, а после и музыку. Изначально меня подтолкнула фраза из сказки «Соловей» Андерсена: «…о счастливых и несчастных, о добре и зле, обо всем, что делается вокруг тебя и чего ты не знаешь». В несколько измененном виде я использовал ее в куплете.
– Вы застали золотое время группы «Цветы». Как уживались со Стасом Наминым, известным своим непростым характером?
– Так у меня тоже непростой. А со Стасом мы дружили и играли на сейшнах с 1969 года, а в 74-м он меня пригласил в «Цветы». Это был мой первый профессиональный коллектив. Жаль, что вскоре он прекратил свое существование из-за разногласий с чиновниками от культуры. Людям показалось, что группа пропагандирует западную идеологию и идеи хиппи.
– А что не получилось в группе «Воскресение»?
– Все было нормально, но в начале 1980-х у нас начали случаться конфликты с органами правопорядка. Пару раз в милицию забирали не только нас, но и зрителей. В 84-м Романова и звукорежиссера группы посадили в Бутырку, а остальные музыканты проходили как свидетели. Следствие интересовало, сколько билетов, почем продавали. Но преследовали нас на самом деле опять же из-за идео-
логии! Не нравились тексты, где мелькали строчки типа: «Я сам из тех, кто спрятался за дверь».
– Нет желания собраться и дать концерт с бывшими коллегами из группы «Воскресение»?
– Мы в свое время не очень хорошо расстались, это не секрет. Ребята исполняют мои песни, хотя я неоднократно просил их этого не делать. Последний раз мы играли вместе на 10-летие группы. Все остальные попытки собраться ничем не кончались.
– Не смущает, что публика довольно вяло реагирует на новые вещи, тогда как старые хиты вызывают у зрителя восторг?
– В этом нет ничего странного, помнится, на концерте The Rolling Stones я себя вел точно так же. Они играли и новые, и старые вещи, но ждал я, по большому счету, именно их «древние» хиты, как и 90% зрителей. То же самое было на концерте Пола Маккартни в Москве на Красной площади, когда он запел Yesterday.
– Как оцените современную эстраду и молодое поколение рокеров?
– Нормальному исполнителю на радио и телевидение дорога заказана, особенно начинающему. К счастью, есть такая вещь, как Интернет, где я порой нахожу весьма интересных музыкантов. Эстрада – это отдельная история, тут просто уже цирк. Клоунов становится все больше и больше, а музыки – все меньше и меньше.

Даниил ФРАНК. Фото В. Павловского.

SinvolPamyati