Екатерина Мальцева отметила 100-летний юбилей

13 ноября вековой юбилей отметила жительница Пензы Екатерина Ивановна Мальцева. «МЛ», который готовится отпраздновать свое столетие лишь в следующем году, от души поздравил юбиляршу со знаменательной датой.
«Сама я из Бессоновки, — рассказывает Екатерина Ивановна, — в семье рос еще брат. Из самых ранних воспоминаний — голодный 1933 год, когда лебеда считалась чуть ли не деликатесом. Щи варили из свекольных листочков, а для кислинки добавляли крыжовник. Мяса в селе годами не видели. Помню, пошли с отцом и братом собирать в поле мерзлую картошку. Они с мешочками, а я подобрала две мерзлые картофелины и в карманы пальтишка положила. Тут откуда ни возьмись полеводы — давай нас обыскивать! У отца с братом мешочки еще пустые были, а у меня карманы с дырками оказались, так что картофелины провалились в подкладку. Ничего у нас не нашли, обошлось…»
После 7 класса Катя пошла работать учетчицей в тракторную бригаду. Потом устроилась на почту. Год спустя незамужнюю девушку командировали на Западную Украину, в Устилуг.
«Ночь на воскресенье 22 июня 1941 года я никогда не забуду, — вздыхает пенсионерка. — Я работала на почте в ночную смену, сидела в комнате на втором этаже. И вдруг слышу свист летящих снарядов, а затем словно раскаты грома. Я — вниз, вижу, народ разбегается кто куда.
Тут ко мне бежит начальник почты, и перед самым крыльцом ему осколком перебило ногу. Я помочь ему пытаюсь, но он приказал: «Убегай!» А куда бежать? Вокруг паника. Передовые немецкие части уже форсировали Буг. Утром они разбили палатки на берегу, а нас согнали убирать мусор…»
Подруга уговорила Екатерину идти в Бердичев. Пробирались проселками, добрые люди их подкармливали. В Бердичеве пензячку приютила женщина — взяла ее нянькой к своему ребенку. Но дождаться прихода советских войск не удалось. Мальцева попала на улице в облаву, и ее отправили в Германию.
Во Франкфурте­на­Майне ее определили на консервную фабрику, где работали также и немецкие женщины.
«Мы консервировали фрукты и овощи, которые отправляли на фронт, — вспоминает пензячка. — Я варила еду для своей бригады. Весной и летом из сушеных овощей, осенью из свежих. Но в общем получалась жидкая баланда, так как на русских экономили.
Однажды в сентябре привезли картошку, и я решила наварить девчонкам суп погуще. Только сварила, и тут приходит немка, которую поставили над нами старшей: «Кто разрешил густой суп?!» Я говорю, мол, что ж тут такого, людям в кои-то веки нужно поесть нормально. А она как даст мне оплеуху. Я не стерпела и врезала ей в ответ. Утром меня забрали в полицию — заставили мыть полы, стирать белье и пилить дрова… тупой пилой. Через сутки вернули на фабрику».
Когда в 1945-м в город вошли наши войска, появилась надежда вернуться домой. Но Екатерину отправили работать на полях — нужно было кормить советских солдат. И только в конце победного года пензячке разрешили отправиться в родную Бессоновку.
Трудилась в колхозе, потом снова на почте. В 1952-м вышла замуж. Свадьбе предшествовал телефонный роман.
«Илья работал охранником в «Сортсемовоще», — рассказывает Екатерина Мальцева. — Ночью ему было скучно, и он звонил на почту, так и болтали часами. Потом решили встретиться, а затем и свадьбу сыграли. Родилась дочка. К тому времени я уже трудилась на компрессорном заводе штамповщицей. Там и проработала до самой пенсии».
В 1992 году мужа не стало. Одиночество Екатерины Ивановны скрашивают частые визиты внучек и правнука. Самой ей выходить уже трудно, зато всю работу по дому столетняя женщина делает сама!

Яков БЕЛКИН, фото В. Павловского

SinvolPamyati