Евгений Боронин: “Я верю в чудеса!”

“Я постирал на завтра свои носки, я предполагаю, что буду живой!” — для жителя Пензы Евгения Боронина эти строчки из песни Юрия Шевчука обрели новый глубокий смысл. Несколько лет назад молодой парень услышал от врачей страшный диагноз. Но сила духа и вера в себя, в науку и чудо дали злодейке­-судьбе от ворот поворот!

Терминальная стадия

“Родом я из Старой Каменки, но с 10 лет живу в Пензе, — рассказывает Евгений. — Окончил архитектурно­строительный колледж. Здесь же встретил будущую супругу — Диана училась на курс младше, на специальности “ландшафтный дизайнер”. Нашему браку уже семь лет, а сыну Даниилу — три”.

По призванию Женя — музыкант. Есть даже сборник собственных песен и закуплено оборудование на 100 тысяч рублей. Но пока жизнь клонит к суровой прозе: пришлось освоить несколько специальностей — оператор кол­центра, специалист по настройке высокотехнологичного оборудования, продавец телефонов, водитель…

Три года назад, как раз когда в семье родился ребенок, Женя почувствовал резкое ухудшение здоровья. “Сначала воспалились лимфоузлы, потом на ногах появились багровые пятна, я очень похудел. Жена силой погнала меня к врачу — знаете, мы, мужчины, не любим ходить на обследования…

“Я сдал кучу анализов, в очередях проводил половину рабочего дня, — вспоминает Боронин. — Не выдерживал, уходил, сам читал в Интернете о схожих симптомах. В итоге не удивился, когда меня наконец направили к гематологу в областной онкологический диспансер”.

Здесь молодому человеку сразу же поставили диагноз “лимфома Ходжкина” — злокачественное заболевание лимфоидной ткани, характерным признаком которого является наличие гигантских клеток Рид­Березовского­Штернберга в пораженных лимфатических узлах. Сделав биопсию, врачи заключили, что это терминальная стадия болезни…

Больничные будни

Нельзя было терять ни минуты! Недуг прогрессировал и уже запустил свои щупальца во внутренние органы: была поражена лимфатическая система поджелудочной железы. После первого курса химиотерапии пациент потерял сознание и еще долго не мог прийти в себя.

Диана с сыном были вынуждены переехать к родителям: супругу установили инвалидность, от заработков осталась лишь эта крохотная пенсия. “Я не показывала мужу, как мне страшно, — признается Диана. — Подбадривала его, мы строили совместные планы на будущее. Я верила, что он выкарабкается, и молилась”.

В течение года Евгений Боронин прошел восемь курсов химиотерапии. В январе 2017 года началась лучевая. “Врачи успокаивали, что рак лечится при любой стадии, — разводит руками Женя. — Но я жалел лишь о двух вещах: что не увижу, как растет мой сын, и о шевелюре, которая целиком осталась на подушке после первого же облучения…”

“Будет новый день!”

Через год пациента направили в Тамбовский центр ядерной медицины на позитронно­эмиссионную томографию всего тела. С помощью нее оценивают эффективность проведенной терапии и проводят диагностику рецидива. Стало ясно, что беда… отступила! Но Боронину дали выписку, что болезнь может вернуться в любой момент. С диспансерного учета в областном онкологическом диспансере врачи его снимать не торопятся.

“Я верю в чудеса, и они со мной уже происходят, — улыбается парень. — Врачи сказали, что я больше не смогу иметь детей. Но со дня на день мы ждем прибавления — второго сынишку!

А еще я мечтаю оставить в этом мире музыкальный след — выпустить альбом. Мы с моими единомышленниками арендуем помещение для репетиций. Ну а самое главное подтверждение веры в завтрашний день для россиянина — это ипотека. Я планирую оформить этот кредит в наступившем году. И значит, будет новый день!”

Динара Ефимова

SinvolPamyati