Можно ли побороть страх в собачьей душе

Первые признаки надвигающегося страха – отведенный в сторону взгляд, поджатый хвост, взъерошенная шерсть, дрожь, учащенное дыхание. Не пытайтесь обнять и прижать к себе питомца. Он воспримет такое поведение хозяина как сигнал: «Я тоже боюсь, давай бояться вместе!», а слова «Не бойся!» станут для него тревожным знаком.

Хозяин должен дать понять собаке, что понимает ее состояние и может подсказать, что делать.

Жизнь моего пса – «дворянина» Чака – стала сплошным страданием после того, как его друг и защитник хаски переехал в другой район. С приятелем он чувствовал себя как подросток при старшем брате. Потеряв друга, Чак стал категорически отказываться выходить на пустырь, где они вдвоем резвились в снегу и устраивали «борьбу нанайских мальчиков». При приближении к этому месту пес начинал биться на поводке, словно сазан на крючке. Если ему удавалось выкрутиться из ошейника, он стремился в сторону дома, но далеко не убегал.

А вот в противоположную сторону пес направлялся абсолютно бесстрашно. И я сказала: «Мы пойдем другим путем!» Выходя из дома, мы сначала шли в «безопасную» сторону, затем делали большой крюк и подходили к «страшному» пустырю с другой стороны. И вот в этом направлении Чак шел совершенно спокойно.

Следующим шагом был отпущенный длинный поводок. Вроде бы и хозяйка рядом, и свобода действий имеется. Приближаясь к пустырю, я начинала разыгрывать пса: устраивала догоняшки, бросала палочку.

И вот через пару недель таких уловок количество перешло в качество: Чак без сопротивления прошел прямо из дома на пустырь и начал гоняться по свежевыпавшему снегу. Только теперь роль его друга-хаски исполняла я. Пришлось побегать от души, но с этим страхом мы справились.

А вот не шарахаться от прохожих мы учились другим способом. Как только при виде незнакомца Чак отводил взгляд и поджимал хвост, я давала хорошо знакомую ему команду «Рядом!» и опускала руку в карман, где – и он прекрасно это знал – лежал нарезанный кусочками сыр. Желание выполнить команду и получить лакомство подавляло панику, и этот метод дал свои плоды.

Что касается страха перед незнакомыми предметами, то и здесь помогла настойчивость. Как-то вечером на нашем пустыре оказался большой кусок обоев, которые трепал ветер. Пес, разумеется, шарахнулся прочь. «Ну что ж, беги, а я здесь постою», – пожелала я ему.

Отбежав метров на 20, Чак обернулся. Я продолжала стоять, наступив на обои ногой. Медленно-медленно, заложив большую дугу, Чак начал приближаться. Я для вселения в него уверенности потопталась на «враге». Минут через десять пес убедился, что опасности нет, и потерял к обоям всякий интерес. На следующий день он равнодушно прошел мимо, даже не натянув поводок.

Фото pixabay.com

SinvolPamyati