Андрей Вержбовский: «В историческую мистику не верю!»

В его послужном списке программа с многолетней историей «На берегу Суры», проект «Земляки», даже «Служба 11» и, конечно, любимая многими жителями сурского края рубрика «Прогулки по Пензе» в утренней программе «Проснись и пой» на 11 канале. В каждом выпуске Андрей Вержбовский открывает для зрителей новые пласты удивительной истории нашего города.

– Андрей, согласен ли ты с тем, что историю пишут историки?

– Однозначно. Чтобы дать точную оценку, проследить причины, ход и дальнейшее следствие, нужны десятки методов: перекрестный анализ, экспертиза документов с обеих сторон, изучение источников, архивов, проверка воспоминаний, археологические данные. У нас же почему-то каждый второй точно знает, как именно происходили события, и порой люди отрицают самые очевидные вещи. Я, например, понимаю, как устроена Вселенная, но было бы глупо написать свой учебник по физике и всем говорить, что аксиома!

– Как относишься к модной сегодня альтернативной истории – книгам и фильмам про «попаданцев» в прошлое?

– Крайне отрицательно отношусь к альтернативной истории как к якобы науке: в 99,9% случаев все эти размышления о том, что не было монголо-татарского ига, что все языки мира берут начало именно с Руси, – просто выдумка авторов, желающих хайпануть. А вот если альтернативная история подается как художественная, развлекательная литература, то в этом не вижу ничего страшного: по мне хоть пусть Наполеон на летающих пирамидах завоевывает динозавров – лишь бы это не подавалось как истинное изложение событий.

– Бывал ли ты в археологических экспедициях, удавалось ли что-то обнаружить?

– Учился я на истфаке педуниверситета. На первом курсе, как и все, проходил археологическую практику – это было в селе Котово Московской области. Там раскапывали деревню времен Ивана Грозного. Нашли дом боярина, где лежали тарелочки с окантовкой и государственным гербом, а еще изумрудный перстень и горы битой посуды – чашек, крынок, горшочков. На той же практике впервые побывал на Бородино. Правда, к моему приезду археологи откопали мину (в 1941 году там тоже шли бои), поле оцепили и поработать там не удалось. Нас увезли на Можайское водохранилище, где мы полдня просто купались – вот такие забавные воспоминания.

Но на Бородино я с тех пор побывал еще несколько раз, в том числе в качестве реконструктора Литовского уланского полка среди 1500 участников! Когда разом бахнули 10 французских пушек, под ногами задрожала земля, стало сразу понятно, как было страшно солдатам во время сражения 1812 года!

– Можешь назвать самый запоминающийся момент со съемок «Прогулок по Пензе»?

– Однажды я снимал частный сектор в районе Пензы-III. Какая-то старушка вышла из-за калитки и начала расспрашивать: «А что это вы тут делаете?» При этом она не поняла, что у оператора в руках камера – думала, землемерный нивелир. И тогда я колко пошутил: «Да вот участок оцениваем – весь ваш частный сектор снесут и построят большую парковку». Я думал, бабушка разозлится, а она от души обрадовалась и стала уточнять, на какой месяц намечен снос. Оказывается, жители этих домишек мечтают о расселении. Пришлось мою собеседницу огорчить…

– Кого из наших земляков ты считаешь недооцененным?

– Недавно прочитал, что в начале ХХ века в Городище один крестьянин-самоучка изобрел летающий велосипед и даже отправил его чертежи в Москву, чтобы там помогли поставить производство «махолета» на поток. При этом для себя он не просил ни копейки. Правда, ему так и не ответили, а потом грянула революция, и про проект забыли. А человек до конца жизни верил, что его изобретение будет востребованно, но так и умер, не дождавшись даже отписки…

– Веришь ли ты в мистику, связанную с постижением истории, – легенды про могилу Тамерлана, проклятие египетских гробниц и пр.?

– Нет, это все чушь чересчур впечатлительных граждан! Любые загадочные явления можно объяснить логично и разумно. В лучшем случае мистика – это еще не познанная природа. Например, в период Первой мировой войны, когда солдатам кайзера начали выдавать новые каски, они считали дурным знаком надевать их, потому что видели, что у всех, кто их носил, при попадании пули в голову неизменно ломались шейные позвонки. Родилась примета: каска нового образца – признак скорой смерти. Только потом выяснилось, что нужно просто поплотнее застегивать ремешок под подбородком, потому что от удара пули голова закидывается назад и позвонки ломаются. Вот вам и мистика.

– Остается ли у тебя время на личную жизнь?

– Конечно. Я уже не первый год в отношениях, но всегда говорю так: личная жизнь потому так и называется, что она личная!

Ксения ИВАНОВСКАЯ. Фото из личного архива.

SinvolPamyati