Диана Машкова: “Если дома подросток шелковый, пора насторожиться!”

В Пензе впервые прошел форум приемных семей. Его посетила российская писательница и четырежды приемная мама Диана Машкова. Большинство ее бестселлеров — о судьбах сирот и изнанке приемного родительства.

История добра

“Тема сиротства трогала меня с детства, — признается Диана Владимировна. — Со временем я поняла, что плохо в детдомах не только малышам, но и подросткам — их там 80%, но все хотят взять младенца.

Мы тоже сначала удочерили новорожденную — полуторамесячную Дашеньку (нашей родной дочери тогда было 14 лет). А затем познакомились с “большой” Дашей — 12‑летней девочкой, у которой мама сидела в тюрьме. На два месяца оформили гостевой режим. А потом наша гостья сказала: “Я больше не хочу возвращаться в детдом”.

Через Дашу­старшую с семьей познакомился и Гоша. “Я прочитал вашу книгу об усыновлении “Если б не было тебя”, — сообщил он при первой встрече. Писательница удивилась: ничего себе, ребенок из детдома что‑то читает!

“Через 9 месяцев 16‑летний подросток переехал к нам, — вспоминает Диана Машкова. — Первое время он нас пугал — пока жил в детдоме, пил и курил (с 6 лет), в школу не ходил, воровал в магазинах, на него завели уголовное дело.

Я не знала, как к нему найти подход, потому что он сам не понимал, что ему в жизни интересно: это характерно для детдомовцев — у них жизнь протекает одним днем, потому что никогда не знаешь, что тебя ждет ночью, что сделают с тобой “старшаки”… Стоит лишь одна задача — выживание.

Я могла только попытаться заинтересовать ребенка тем, что хорошо умею сама, и предложила: “Гош, а не хочешь написать книгу о себе?” Помогла ему — взяла интервью, создала текст. Труд “Меня зовут Гоша. История сироты” вышел в 2018 году. Но для меня это было больше, чем книга — с ее помощью я наладила доверительные отношения с ребенком”.

Молодой писатель нацелился на учебу — твердо решил стать педагогом дошкольного образования. В этом году он сам поставил спектакль по роману Джейн Остин “Гордость и предубеждение” в колледже — вот как его изменила среда.

Кстати, недавно в семье Дианы Машковой и ее мужа Дениса Салтеева произошло еще одно пополнение — они приняли 17‑летнего Даниила.

Раздрай в сознании

Во многих семьях родители сегодня не могут справиться даже с родными детьми. “Так было всегда, — убеждена Диана Машкова. — “Нынешняя молодежь отличается дурными манерами, презирает авторитеты, не уважает старших, дети спорят со взрослыми, жадно глотают пищу, изводят учителей” — как думаете, чьи слова? Древнегреческого философа Сократа! Вечная больная тема.

Подростковый возраст таков по своей природе: “Безумие и отвага” — девиз всех тинейджеров, за исключением тех, кого взрослые подавили физически или психологически. Такие дети открыто не будут проявлять себя в семье, они на улице отыграются по полной на младших детях или животных. Так что, если ваш подросток дома шелковый, возможно, это повод насторожиться! Бунт — неотъемлемая составляющая отделения от родителей”.

По словам Дианы Машковой, главный рецепт успешного воспитания детей — доверие. “Правда, тут невероятный раздрай в сознание вносит школа, требуя от детей XXI века средневековых вещей: неподвижно сидеть за партой, зубрить параграфы… Тут родитель должен признать: школа — это тяжело для ребенка, она отстает от современности. Но обязанности — это необходимость социальной жизни. Нужно объяснять это детям, которых подготовка к ЕГЭ вгоняет в стресс. На детей давят. Постоянно угрожают им. А нужно, чтобы хотя бы родители оставались в контакте со своим пусть даже самым колючим “ежиком”. В редкие моменты его спокойствия беседуйте не о школе и оценках, а о жизни, людях, добре и зле”.

Все детдома нужно закрыть!

В 2019‑м у Дианы Машковой вышла новая книга “Я — Сания. История сироты”. Героиня 18 лет провела в детдоме — да еще в лихие девяностые со всеми ужасами воспитательского садизма: если ребенок писался в постель, ему велели спать на холодном полу, если не подчинялся беспрекословно, наказывали. Скакалки, ремни, тапочки — все шло в ход. К никому не нужным мальчикам и девочкам взрослые не обращались по именам, дети слышали только безличные окрики: “Все встали, все сели, все пошли!”.

“Детские дома в России должны быть закрыты — как в цивилизованном мире! — уверена Диана Машкова. — Должна существовать программа поддержки семей, тогда будет меньше отказников и отъема детей у родителей.

А еще нужно что‑то делать с имиджем опекунов в России. Только здесь едва ли не каждого подозревают в том, что он делает деньги на приемных детях. Не задумываясь о главном — огромное количество сил, времени, стараний, финансов уходит на то, чтобы адаптировать, встроить в общество, вылечить и обучить травмированного ребенка. В развитых странах опекуны — уважаемые люди. Как врачи, учителя. Они помогают детям, и общество понимает, что это важный и нужный труд.

Необходимо прекратить умножать боль и беды детей, помещая их в детдома, разлучая с самыми близкими людьми. Необходимо поддерживать семьи, если они оказываются в тяжелом материальном положении, учить, если не знают, что делать с ребенком, лечить, если у родителей развиваются зависимости.

Взрослым нужно помогать становиться осознанными, готовить их к отцовству и материнству, но не отбирать у них сыновей и дочек сразу — так мы наказываем лишь самого ребенка. Травмируем и ломаем его.

Если продолжать рассматривать детский дом как единственный способ решения трудной жизненной ситуации, поток детей, приговоренных к казенному дому, пихологическим травмам и нарушению привязанности, никогда не иссякнет…”

Анастасия Кузнецова

SinvolPamyati