Почти 8000 пензенских детей нуждаются в психологической помощи

На вопросы читателей “Молодого ленинца” отвечает уполномоченный по правам ребенка в Пензенской области Елена Столярова.

*   *   *

— С какими проблемами можно обращаться к детскому омбудсмену?

— С любыми, касающимися защиты прав несовершеннолетних. Кстати, количество обращений в аппарат уполномоченного по правам ребенка растет — в 2018­м их было 837, в 2019­м уже 874.

Очень часто жалуются на то, что родители оставляют детей в опасности. Много конфликтов связано с порядком общения с ребенком родителя, отдельно проживающего в результате развода. Почти в два раза увеличилось число обращений относительно защиты имущественных прав ребенка. Выявлялись случаи, когда родители не выполняли обязательства наделить детей долями в жилом помещении, купленном с вложением маткапитала. В ходе судебных процессов удалось отстоять интересы 6 детей.

Я принимаю граждан ежедневно с 9.00 до 18.00 по адресу: ул. Володарского, 49. Все интересующие вас вопросы можно задать по телефонам: 68‑16‑74 и 56‑34‑95.

*   *   *

— Прочитала о нескольких случаях внезапной смерти подростков. Почему такое происходит в Пензенской области?

— Да, два случая имели место в Пензе, один в Нижнем Ломове. Трагедии происходили при разных обстоятельствах и после небольшой физнагрузки. А в последнем случае мальчик просто сидел на уроке английского языка и особо не перетруждался.

Согласно заключениям экспертов у всех причиной гибели стала сердечная недостаточность. По словам медиков, это заболевание крайне трудно диагностируется. Поэтому родителям стоит внимательнее относиться к здоровью подростков. Самым сложным считается период активного гормонального развития, когда даже у здоровых детей могут возникать сбои в работе организма.

Крайне важно следить за прохождением детьми профилактических медосмотров, диспансеризации. Только в прошлом году более 20 тысяч детей были взяты в Пензенской области под наблюдение врачей. Халатного отношения к этой ситуации у взрослых быть не должно!

*   *   *

— Вы поднимали вопрос об организации специального диетического меню в школах для детей, страдающих хроническими заболеваниями. Будет ли эта инициатива воплощена в жизнь?

— Да, я затрагивала тему предоставления льгот детям из многодетных семей, так как в большинстве муниципальных программ было предусмотрено бесплатное питание только для детей с ограниченными возможностями здоровья,  инвалидов и из семей, находящихся в социально опасном положении.

В Законодательном Собрании была сформирована рабочая группа с целью мониторинга организации питания детей в школах и детских садах. А затем эта тема начала широко обсуждаться на федеральном уровне. В итоге было принято решение о бесплатном питании учащихся начальных классов.

Однако вопрос организации питания детей подросткового возраста, имеющих гастроэнтерологические и эндокринологические заболевания, по‑прежнему требует внимания. В нашем регионе более 300 детей болеют диабетом 1 типа. Мы это обсуждали с Минздравом и главным детским эндокринологом, вопрос остается на контроле.

*   *   *

— Часто ли к вам поступают жалобы на то, что некоторых детей в школе травят и унижают одноклассники?

— В прошлом году к нам поступило 99 подобных жалоб, их количество по сравнению с 2018‑м увеличилось на треть. Да и в этом году тема остается актуальной.

Причем нередко за помощью обращаются сами дети. И мы разбираемся в каждой ситуации — выезжаем в школы, встречаемся с родителями и педагогами. Вывод такой: причина подобных ЧП — непрофессионализм и безответственность взрослых.

У нас работает много высокопрофессиональных, болеющих душой за каждого ребенка педагогов. Но те случаи, в которых нам пришлось разбираться, стали возможны из‑за халатного отношения конкретных лиц к своим обязанностям или из‑за очень субъективного отношения педагога к ребенку и его родителям. В одной из школ Пензы учительница буквально ультиматум поставила: в классе она останется работать лишь в том случае, если уйдет конкретный ребенок, мешающий вести уроки.

Мальчик просто­напросто гиперактивный, жестокости он не проявлял. Но к травле подключились родители других детей, и мама была вынуждена сдаться — она перевела сына в параллельный класс. И там на ребенка почему‑то никто не жалуется, проблем у него больше не возникает. Волшебство? Нет, ответ очевиден — другой педагог смогла найти к этому школьнику подход.

А буквально на днях поступило обращение от мам 11‑летних мальчиков из Нижнеломовского района и города Заречного с просьбой защитить сыновей от попытки “выдавить” их из школы. У подростков есть проблемы в поведении, но, как выяснилось, ничего криминального. Требовался только профессиональный психолого­педагогический подход учителей и руководства школы.

Поэтому сегодня тема повышения квалификации педагогов — это не формальность, а вопрос, от которого зависит психологическое здоровье учащихся. По данным регионального Минобразования, в психологической помощи в Пензенской области нуждаются 3368 школьников и 4627 детей дошкольного возраста.

*   *   *

— То и дело появляются сообщения о случаях насилия над детьми со стороны их родителей. Как становится возможной такая дикость?

— По данным Следственного управления по Пензенской области, в 2019 году зарегистрировано 10 фактов применения физического насилия в отношении несовершеннолетних. 6 из них совершены членами семьи. Возбуждалось 110 уголовных дел по преступлениям, совершенным против половой неприкосновенности лиц, не достигших 18 лет.

По данным УМВД по Пензенской области, в 2019 году было совершено 848 преступлений в отношении детей. Часто причиной вымещения гнева на детях становится личная неудовлетворенность жизнью, отношениями с противоположным полом. Недавно к нам обратилась бабушка 9‑летнего ребенка, над которым жестоко издевалась мать. У женщины еще трое детей от других браков, а этот мальчик — старший. Поскольку развод с его отцом был драматичным, ребенок стал для мамы грушей для битья — на нем она вымещала любой скопившийся негатив.

В последний раз она очень сильно избила подростка и была привлечена полицейскими к уголовной ответственности. Сейчас опеку над мальчиком оформили на бабушку, решается вопрос о лишении женщины родительских прав.

Поражает в этой ситуации и другое — подобное поведение матери длилось не один год, но воспитатели в садике, а позже и учителя в школе почему‑то никак на это не реагировали.

*   *   *

— Внучке 14 лет. Учиться не хочет. То ко второму уроку пойдет, то вообще дома останется. Пытаемся ее вразумить — психует, не слушается. Мама одна воспитывает ребенка. Я как бабушка ей помогаю, но причину такого поведения мы выяснить не можем…

— Необходимо установить доверительный контакт между взрослыми и ребенком, только тогда девочка откроется и сможет назвать истинную причину протеста. Если самим это сделать не удается, вы можете обратиться за бесплатной помощью к школьному психологу. Также такой специалист имеется в каждом комплексном центре социального обслуживания населения.

Ни в коем случае не бездействуйте!

*   *   *

— По закону родители вправе выбирать — делать прививки своим детям или нет. Я исходя из медицинских показаний делать их своему ребенку не разрешаю. В итоге постоянно сталкиваюсь с агрессией и ущемлением прав в детском саду. Администрация дошкольного учреждения и медперсонал то и дело заставляют бегать в поликлинику за различными справками. К примеру, заведующая требовала, чтобы мой сын проходил флюорографию каждые полгода, хотя результаты исследования действительны год!

Или другой момент — во время прививания детей от полиомиелита живой вакциной меня просят забирать здорового ребенка домой, мол, чтобы не заразился. При этом больничный в таком случае не положен. Разве это справедливо?

— В России действует закон о санитарно-­эпидемиологическом благополучии населения, правилами которого предусматривается определенный алгоритм действий для медработников и администраций детсадов. Тем, кто не делает прививки, необходимо подтверждать состояние здоровья своего ребенка другими возможными способами.

В Верховный суд страны подавалось подобное коллективное обращение от родителей, не прививающих детей по тем или иным причинам. Правовая оценка этой ситуации дана — нарушений прав и законных интересов заявителей не нашли. Все эти меры необходимы, чтобы не подвергать опасности других детей.

Но при этом, конечно, никаких нападок со стороны медработников и руководства детских садов быть не должно. Если, на ваш взгляд, вас заставляют сдавать анализы чаще, чем требуется, приходите ко мне на личный прием. Будем разбираться в ситуации.

Олеся Андреева

SinvolPamyati