Как в сурском крае ищут пропавших детей

Это только кажется, что детей похищают лишь в голливудских триллерах. На самом деле киднеппинг хоть и редко, но случается и в Пензе. А еще дети регулярно теряются, уходят из дома и не возвращаются. О том, как расследуются такие дела, «МЛ» поинтересовался у старшего следователя­-криминалиста Татьяны Ивановой.

В прошлом году в следственные подразделения СУ СК РФ по Пензенской области поступило 212 сигналов о маленьких потеряшках, а за первый квартал 2020‑го — уже 52. Все пропавшие в этом году дети найдены — к счастью, целыми и невредимыми.

— Татьяна Алексеевна, из‑за чего чаще всего пропадают пензенские дети и подростки?

— Причин очень много. Кто‑то заигрался и забыл, где дом, кто‑то побежал за котенком, а кто‑то дезориентировался в силу заболевания. Например, почти год назад в лесу потерялся 5‑летний мальчик с особенностями развития. Он ехал с папой, машина сломалась, а пока отец ее чинил, ребенок ушел в лес и не смог разобраться, откуда пришел.

По данному сообщению прибыли все службы — полиция с кинологами, мы, волонтеры из поисково­спасательного отряда «Лиза Алерт», МЧС, пожарно­спасательный центр. К поискам подключились и местные жители. Малыша нашли ночью в поле в 10 км от отцовской машины. К счастью, он не пострадал.

Но есть дети, которые намеренно уходят из дома. Причины стары как мир: ссора с родителями, несчастная любовь. Бывает, что ребенка отпустили погулять до определенного времени, а он опоздал и побоялся возвращаться домой. В основном дети стараются показать, что они взрослые и самостоятельные, и запретам родителей не подчиняются.

— Что вы делаете, когда поступает сигнал «Пропал ребенок»?

— Чаще всего такая информация поступает сначала в полицию, а оттуда сразу же в следственное управление — ответственному и руководителю отдела криминалистики. На место пропажи ребенка выезжает следственно-­оперативная группа, полиция, МЧС, пожарные, представители местной администрации, волонтеры (результативность поисков «Лизы Алерт» в прошлом году составила 94,8%!)

Иногда к поиску подключаются курсанты. Также мы взаимодействуем с одним из операторов сотовой связи — они делают бесплатную смс­рассылку об исчезновении детей. В среднем поисковые мероприятия ведут от 50 до 200 человек, включая местных жителей.

— Какие современные технологии поиска вы используете?

— Квадрокоптер делает фотосъемку, но он эффективен в дневное время. Без старого доброго бинокля тоже не обойтись.

Применяются металлоискатели и прочая криминалистическая техника в зависимости от конкретного случая. Периодически включаем звуковую сирену. Кстати, однажды благодаря ей удалось выйти из леса заблудившейся матери с ребенком — это было в Шемышейке.

— Часто ли дети пропадают вместе со взрослыми?

— Такое нередко случается. В августе прошлого года житель Бессоновского района отправился за грибами с трехлетним внуком. В лес они приехали на машине, у них был телефон, но они все равно заблудились: добрели аж до Городищенского района! Меж тем спустилась ночь: дедушка собрал валежник, как мог укрыл малыша. В это время бабушка уже забила тревогу и подключила полицию, в том числе следователям помогли специальные технические службы УМВД: именно они смогли отследить место последнего включения мобильного телефона дедушки (позже он разрядился). Пропавших удалось найти уже под утро.

— Пропавших детей и пропавших взрослых ищут по‑разному?

— К розыску без вести пропавшего взрослого человека мы подключаемся при наличии признаков преступления (исчезновение с автотранспортом, с крупной суммой денег, внезапное исчезновение без денег, документов, жизненно необходимых лекарств, признаки похищения человека и т. д.). А если это просто утрата родственных связей, то такими сообщениями занимается полиция.

По детям же мы проводим поисковые мероприятия всегда, в любом случае, по первому сигналу. Кстати, многие думают, что обращаться в полицию в случае пропажи человека нужно минимум через три дня. Это не так — временных ограничений нет ни по взрослым, ни тем более по детям.

— А были на вашей памяти дети, которые пропадали по нескольку раз?

— Закоренелые беглецы встречаются. Иногда даже родители не сразу замечают пропажу, потому что ребенок и так обычно часами отсутствует. А некоторые мамы и папы, звоня в полицию, сразу называют примерное место, где стоит искать беглеца — уже научены горьким опытом.

У части детей имеется склонность к бродяжничеству, поэтому по некоторым подросткам у нас бывает несколько сообщений за год.

Примечательный случай был со взрослым мужчиной в Сердобске: он молча ушел из дома и пешком (!) добрался до Коломны Московской области. По пути останавливался в монастырях. Дома человека не было почти три месяца, родственники его уже практически похоронили, и тут он вернулся как ни в чем не бывало: прогулка закончилась столь же неожиданно, как и началась.

— А если ребенка без предупреждения забирает один из родителей, это уже киднеппинг, уголовное преступление? Вы отрабатываете такие обращения?

— Да, отрабатываем, но это не считается похищением: если родители не лишены родительских прав, то они у них равные. Мы таких детей ищем, но не привлекаем родителя к уголовной ответственности. К таким случаям подключаются органы опеки и попечительства, и родители, как правило, уже в суде в гражданском порядке разрешают спор, с кем будет жить ребенок. Если же похититель прав на ребенка лишен, это уже совсем другая история.

В 2017 году в Пензе была похищена полуторагодовалая девочка. Малышка жила с отцом с самого рождения. Ее мать ушла из семьи, вновь вышла замуж и длительное время не навещала дочь. Но неожиданно женщина решила забрать ребенка и попросила помощи у своего нового супруга. А тот заручился поддержкой своего знакомого, пообещав тому в награду ноутбук и домашний кинотеатр.

Утром злоумышленники прибыли к дому, где малышка жила с отцом и бабушкой. Когда мужчина ушел на работу, один из похитителей постучал в дверь и представился почтальоном. Пожилая женщина открыла дверь, и ей тут же брызнули в лицо из газового баллончика. Ребенка увезли и передали матери.

Совместными усилиями регионального следственного комитета, УМВД по Пензенской области и СУ СК РФ по Оренбургской области местонахождение ребенка быстро установили и приняли меры по его возвращению в Пензу.

Суд квалифицировал действия похитителей ребенка как самоуправство, совершенное с применением насилия, и назначил наказание в виде 1 года 6 месяцев лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год. Девочка осталась жить с отцом и бабушкой. Ее мать лишена родительских прав.

— Многие родители надевают детям трекеры со спутниковым маячком, устанавливают им на телефонах приложения­-локаторы, позволяющие отслеживать местонахождение. Это действительно повышает безопасность?

— Да, но для этого и трекер, и смартфон все время должны быть включены, а они имеют свойство разряжаться. Поэтому детей в любом случае нужно научить соблюдать важные правила: без разрешения родителей не уходить; со взрослыми не общаться; отказывать незнакомым людям, даже если они просят помощи. Если происходит что‑то подозрительное, нужно как можно скорее привлечь к себе внимание: не просто плакать и шуметь, а кричать, чтобы прохожим стало понятно, что незнакомый человек тащит тебя непонятно куда. При этом, спасая себя, можно сопротивляться любым способом.

Ну а родителям напоминаю: если вы не можете найти своего ребенка, сразу звоните в полицию или в дежурную часть следственного управления по телефону 36‑17‑02!

Кристина Корнер

SinvolPamyati