Дмитрий Трошин: «Цензор должен быть внутри!»

Многие пензенцы помнят Дмитрия Трошина как ведущего программы «Рыбак рыбаку» на 11 канале. Да, этот знаменитый проект есть в его послужном списке. Но уже много лет Дмитрий является журналистом информационной службы, а совсем недавно стал еще и ее редактором.

– Дмитрий, что изменилось в твоих обязанностях?

– Одну неделю я работаю, как и прежде, журналистом, делаю сюжеты для «Наших новостей», а другую неделю никуда не езжу, но заведую созданием и корректировкой новостных выпусков, мне нужно координировать коллектив по нагрузке, по тематике, и я головой отвечаю за содержание эфира. Спасибо всем нашим журналистам – это слаженная команда, и все мне очень помогают!

– Самоизоляция сильно сказалась на твоей работе?

– Честно сказать, было непросто: когда в городе практически прекратились мероприятия, перестали происходить спортивные соревнования, а заседания чиновников ушли в онлайн-режим, мы встали перед вопросом, чем наполнять информационные выпуски. Сокращать количество сюжетов нельзя, и пришлось хорошенько потрудиться над контентом.

Конечно, освещали распространение COVID-19, реальное положение дел, вели репортажи из больниц, показывали, насколько изменилась жизнь в городе. Оперативно реагировали на просьбы и подсказки зрителей. Например, пензенские автомобилисты сообщили, что нигде невозможно приобрести запчасти для машин – все закрыто. Я делал сюжет на эту тему, выяснял ситуацию. Но важнее всего было показать пензенцам, что общая беда сплотила людей, а не разъединила.

– Как ты считаешь, после пандемии наша жизнь будет прежней?

– Думаю, нет – мы уже изменились. Еще долго будем носить в кармане маску и пузырек с антисептиком,  соблюдать социальную дистанцию. И, надеюсь, сильнее ценить жизнь и здоровье, понимая серьезность объективных внешних угроз.

– По-твоему, нужна в современной журналистике цензура?

– Я думаю, что никакая внешняя сила не должна вмешиваться в работу СМИ, но при этом сотрудники сами обязаны соблюдать исключительную объективность и избегать односторонности в материалах. То есть цензор должен быть у каждого внутри.  Любой материал нужно подавать так, чтобы зритель, слушатель, читатель начинал бы его самостоятельно анализировать и делал выводы. А для этого и нужна полярность мнений.

– Что тебя больше мотивирует – критика или похвала?

– Если критика конструктивная, то это говорит мне о том, что нужно поднажать. На деструктивную я стараюсь не обращать внимания. Ну а благодарность, конечно, любому человеку приятна. Больше же всего меня расстраивает, если сюжет не вызывает ни возмущений, ни похвалы. Значит, материал был проходным и журналист в таком случае недоработал, не вызвал реакции.

– Границы закрыты, передвижения внутри России люди совершают пока на свой страх и риск. В этом году твоя славная семья обойдется без традиционного путешествия по Волге?

– Похоже, что да. Мы с Катей (журналист информационной службы 11 канала Екатерина Воробьева. – Прим. ред.) не смогли пойти в отпуск одновременно. Она уже отдохнула, а я еще не начинал. К невозможности полноценного отдыха с новыми впечатлениями относимся стоически и философски: все в таком положении. У меня накрылась поездка в Астрахань на рыбалку. Но зато у нас есть приусадебное хозяйство, это наш маленький оазис для отдыха.

– А где-то под Пензой порыбачить удается?

– Недавно мы всей семьей, с женой и дочкой Машей, выбирались на Суру с палаткой. Было все: купание, рыбалка, солнце, лес, потом застряли в песке и выталкивали машину. Словом, хлебнули впечатлений сполна! Улов оказался небольшим, но это не было нашей основной целью.

– Кто в вашей семье занимается приготовлением пойманной рыбы?

– Только я. Солю, копчу, жарю. Мое фирменное блюдо – филе судака или щуки, тушенное в деревенской сметане и с помидорами. Этот рецепт доказывает, что речная рыба ничем не уступает морской!

Ксения Ивановская. Фото А. Кузнецовой.

SinvolPamyati