Как “МЛ” в  зеленый дозор ходил

“Я придумал проект “Город без мусора” — это интерактивная карта пензенских мусорных площадок, несанкционированных свалок и мест для раздельного сбора отходов. Если человек обнаружил новую такую точку, он может добавить ее в режиме онлайн”, — 15‑летний участник экологического движения “Зеленая волна” Алексей Зеткин с готовностью рассказывает о своем ноу­хау.

На днях старшеклассник вместе со своими единомышленниками из экоотряда “ЮнЭк” лицея № 29 отправился в экологический рейд — на проверку своей карты в реале. Вышел в зеленый дозор и корреспондент “МЛ”.

Первая точка — ручей Безымянный в районе ЦНТИ. “В марте местная жительница сообщила нам о несанкционированной свалке у ручья, но из‑за пандемии мы не смогли посетить это место сразу, поэтому идем сейчас, — рассказывает по дороге Алексей. — Я предварительно сходил на ручей и понял — работы много! Заодно направил обращение в районную прокуратуру. Из ведомства ответили, что весь лесной массив вдоль ручья принадлежит администрации города. Ей внесено представление.

Вот и проверим, как оно исполняется: все сфотографируем, запишем видео, составим паспорт рейда и направим материалы в штаб экологического движения “Зеленая волна” РГО, а оттуда — в горадминистрацию, прокуратуру и Роспотребнадзор.

Если никакой реакции не будет, опять пойдем в рейд — уже с телевидением. Так уже было возле 58‑й школы на улице Ворошилова: стоило нам появиться с журналистами, как тут же приехал бульдозер и быстро все убрал!”

А вот и первая находка у ручья — переполненный контейнер и куча строительного мусора вокруг. По дороге разливается канализация. Чем глубже мы уходили в заросли, тем больше было сюрпризов в виде залежей отбросов. Между этими “оазисами” то тут, то там располагаются места отдыха бомжей и любителей выпить под кустом.

“В Пензе большая проблема с разделением мусора — эта программа у нас работает не так активно, как в других городах, — подключается к беседе учитель географии, член совета РГО и движения “Зеленая волна” Лариса Жигулина. — Раздельный сбор мусора не приживается, потому что у людей нет к этому мотивации — как в других странах. Например, в Турции можно сдать бутылки и получить бесплатный собачий корм. А у нас нет даже предприятий, которые бы сортировали и перерабатывали мусор…”

По мнению “зеленых” активистов, общество слишком подсело на одноразовый пластик — пакеты и посуда удобны: применил и выбросил. Но в советское время было гораздо чище — люди носили стеклянные бутылки в авоськах, а за молоком ходили с бидончиками.

…Пробираемся сквозь заросли к маленькому мосточку через тот самый ручей Безымянный. “И это ручей?” — невольно вырвалось у меня. Взору предстало мутное вонючее болото. Местами жижа пузырилась — выходил сероводород. Между этой пеной как ни в чем не бывало плавали утки.

“Тут бы все очистить, зону отдыха сделать, — мечтательно прикрыла глаза Лариса Анатольевна. — Через дорогу новые дома построили, а жителям выйти некуда…”

Как раз на этих словах мы наткнулись на импровизированную зону отдыха: несколько семей жарят шашлыки, ребятня играет, мимо бредут шатающиеся алкоголики. “Уберут ли они потом за собой мусор?” — этот вопрос в данных декорациях прозвучал, мягко говоря, риторически…

Великие дела совершаются малыми шагами. В этом году лицей № 29 выиграл грант в 1 миллион рублей. На эти деньги будет создаваться эколого­методический центр, чтобы обмениваться опытом с другими школами.

“Наши ребята сами проводят экологические уроки для 2—7 классов, играют с ними в экоигры, устраивают мастер­классы, — добавляет Алексей Зеткин. — Во время самоизоляции мы перебрались в онлайн. В формате видеоконференций провели два экологических фестиваля, межрегиональные круглые столы, даже с Донецком связывались — там недавно образовали студенческий экоотряд, они хотят наш проект “Город без мусора” внедрить у себя.

А нам приглянулась идея студентов из Северной Осетии — они в своих вузах организовали раздельный сбор мусора. Мы тоже будем воплощать это в нашем лицее”.

Анастасия Кузнецова

SinvolPamyati