Ранго Лисьма — чудо природы

“Танти ведь, пара ведь, чумбрас туеза!” — эту мантру знают все жители Новой Яксарки и окрестных деревень Шемышейского района. Волшебные слова нужно произносить, с благодарностью принимая живительную влагу из старого ключа, который бьет из‑под земли рядом с заброшенной деревенькой Ранго Лисьма. По­мордовски заклинание означает “Вкусная вода, хорошая вода, на здоровье!”

Два потока

Прослышав о чудесах, которые случаются с испившими этой воды или искупавшимися в ней, я незамедлительно отправляюсь в путь, на разведку. Еду вместе с астропсихологом Николаем Денисенко — с помощью специальной аппаратуры, приспособлений и ценных знаний он будет проверять уникальность этого источника.

На то, что это будет очень необычная поездка, указывает даже день, который мы для нее выбрали, — 5 августа, срединная точка между летним солнцестоянием и осенним равноденствием. “Это время судьбоносных встреч, которым благоволит правящий Меркурий”, — поясняет Николай Николаевич.

Доехав до развилки, ведущей к знаменитому Семиключью, поворачиваем в строго противоположную сторону — туристические места с полной инфраструктурой и протоптанными тропами нас не интересуют. Вскоре въезжаем в места, где все удивляет на каждом шагу: например, странные березы, высоченные, но тонкие, как бамбук; сосны с небывало длинными, почти кедровыми иглами; пограничные столбы то тут, то там. Это земля хранителя родника — бывшего пограничника Михаила Мамкаева.

Гремучий ключ находится в просторном овраге, где царит приятная прохлада, хвойный дух и непередаваемая благодать. Над родником сосна тянется к березе — как пылкий мужчина к возлюбленной. Сам ключ бьет двумя потоками: “килий ведь” — это березовая водица (для женщин) и “пиче ведь” — сосновая, для представителей сильного пола.

Местные жители передают давние заветы дедов: для полной гармонии в жизни лучше отпить из двух потоков. А вот если хочется родить ребенка конкретного пола, то тут уже действовать нужно на свой выбор.

“Давным­давно источник бил огромными фонтанами, и голос воды был слышен на всю округу — за это и назвали его Ранго Лисьма, то есть “шумящий родник”, а после так стали именовать и прилегающую деревеньку, — рассказывает хранитель места. — В тридцатые годы здесь разместили лагеря для репрессированных, даже кладбище специально создали — правда, сейчас оно заброшено, и я прилагаю все усилия, чтобы с почтением сохранить останки, не дав перекопать эту землю под коттеджи!

Люди решили, что если завалить фонтаны, к которым было неудобно спускаться, то вода послушно выйдет в более доступном месте. Так и сделали. Но вода обиделась и почти иссякла”.

Каждый тут родной!

Михаил Семенович своими силами приводит родник в былой вид — очень хочет сохранить “преданья старины глубокой”. Для него это еще и родовое, в прямом смысле слова, место: в 1959 году мама родила его прямо тут, в лесочке у ключа. Эрзя и мокша привыкли сливаться с природой и в горе, и в радости. А она им за это дает силы и здоровье.

“Тогда было непростое время, — вспоминает Михаил Мамкаев. — Электричество у нас появилось только в 1969‑м, в начальной школе я учился при керосинке. Про то, что существует русский язык, узнал лишь придя в первый класс — пришлось быстро перестраиваться. Через несколько лет нам немецкий добавили, а мы, мордовские ребятишки, все запоминали на свой лад: у них “морген” — это утро, а у нас “морга” — сучок”. Зато такие сложные обстоятельства научили меня искусству быстрой адаптации”.

Молодость Михаила Семеновича прошла на советско­китайской границе и в дальнобойных рейсах на “КамАЗах” — наш герой возил продукты для райпо. Приобретенную тогда способность выживать в любых условиях мужчина сублимировал в добрые дела: в его машине всегда есть аптечка и… сахар — это средства первой помощи для заблудившихся грибников, которых здесь немало (места для любителей тихой охоты очень урожайные).

“Тут мне каждый — родной человек! — улыбается Михаил Мамкаев. — У нас даже одно правило старались соблюдать — не жениться на односельчанках, ибо все мы тут уже, возможно, родственники. Если дети оставались без родителей, их тут же брали под опеку крестные — у нас это не просто наименование близкого человека, а священная миссия.

Дружно и ладно отмечали Пасху, Троицу и, главное, Михайлов день, 21 ноября. Вот в него‑то я и родился, и покровитель нашего родника — как раз святой Архангел Михаил”.

“Целоваться тянет!”

Восстанавливать родовые места Михаилу помогала любимая жена. Вместе открыли здесь пчеловодческий кооператив, растили двоих детей. Судьба постоянно проверяла Мамкаевых на стойкость: однажды Михаил попал в аварию, получил компрессионный перелом позвоночника, осколки ребер проткнули легкие.

Чудом выкарабкался, но что‑то разладилось в организме: развилась жуткая аллергия на продукты пчеловодства, и любимое дело пришлось оставить. Природа и целебная вода поставили его на ноги. Чтобы кормить семью, ее глава стал заготавливать дрова на продажу, организовал пилораму, скупил у местных паи на землю.

А потом в одночасье не стало любимой супруги — в 38 лет у нее случился инсульт. Только родник и помог вдовцу выкарабкаться из своего горя…

От невеселой темы нас отвлек заливистый смех — на родник приехала дружная семья, завсегдатаи этого места. “Я как попью воды, так прилив сил ощущаю, а как искупаюсь в водичке температурой +1 градус, так вообще целоваться тянет!” — смеется Мария Васильевна (одноклассница Михаила Семеновича), игриво поглядывая на своего супруга. Оба, кстати, седьмой десяток разменяли!

Друзья­приятели наперебой вспоминают и другие случаи удивительного действия ранго­лисьмовской водицы. Десятки историй об удачно забеременевших женщинах, уже почти смирившихся с диагнозом “бесплодие”; старушках, отбросивших клюшки сразу после выхода из купели; рассосавшихся в почках камнях и исчезнувших язвах желудка.

“Я сам тут был неделю назад, — вступает в разговор Николай Денисенко. — На разведку приезжал. В тот день с утра сильно поранил палец — стало нарывать, но к врачу ехать было некогда, замотал­залепил, терпел. А как искупался, ноющая рана буквально на глазах стала затягиваться — сейчас уже почти следа не осталось!”

Беспристрастная проверка

С этими словами Николай Николаевич приступает к намеченному делу — достает биорамки, необходимые для лозоходства, и комментирует каждое свое действие: “Сейчас я — прибор, проводящий информацию. Задаю вопрос во Вселенную — насколько биопозитивен для человека этот родник? Если рамки сойдутся, то никакой особой энергетики тут нет, если же разойдутся, то определенно есть”.

В этот момент согнутые проволочки некая сила отталкивает друг от друга — явный признак того, что место особенное! “Теперь проверю ауру данной локации, — Николай Денисенко достает из кармана маятник с кусочком горного хрусталя на конце — это один из лучших проводников тонкой информации — и держит в вытянутой руке. — Запрос делаю тот же”.

Кристалл на нитке тут же начинает двигаться почти по прямой. “Даже если бы он кружился по часовой стрелке, это был бы отличный знак, а тут — сплющенный эллипс! — восторгается астропсихолог. — Сомнений в особенности места не остается. Но на всякий случай я еще применил прибор для определения структуры воды и сравнил данные с показаниями, которые получились у меня после анализа воды с Семи Ключей. Жидкость из родника в Ранго Лисьме в два раза более структурирована! То есть гораздо лучше пишет положительную информацию, программирует на здоровье и благо и забирает все ненужное”.

Кроме того, по словам специалиста, этот овраг с геометрической точностью вписывается в естественно­природную сетку Хартмана — проходит ровно между двумя геомагнитными линиями Земли. Но это еще не все! Если наложить на эту схему другую — сетку Келли, — мы увидим, что родник приходится аккурат на общий, совместный узел обеих решеток! То есть находится в очень биоактивной точке. “Такие совпадения, конечно, бывают, но они крайне редкие, я такого давно не видел”, — подытожил Николай Денисенко.

Край многодетного счастья

“Благодарности я ни от кого не жду — просто главное дело жизни для души делаю”, — на прощание говорит Михаил Мамкаев.

Энтузиаст признается, что мечтает расчистить завалы и выпустить на волю былые фонтаны; бережно собрать ил, который тоже обладает целебным свойством; построить в небольшом отдалении гостевые домики для “паломников” (уже сейчас сюда приезжают из Москвы и других городов).

“Но больше всего не хочу, чтобы это местечко угодило в официальные путеводители — хочу сохранить его в первозданности, лишь немного благоустроив. Хотя эти земли и мои, я никогда не буду чинить препятствий для простых людей, которые захотят испить целебной влаги, провести здесь венчание и, может быть, даже брачную ночь. В этих местах испокон веков в семьях по 8—12 детей было, так что всем страждущим сила природы непременно поможет!”

Ксения ИВАНОВСКАЯ. Фото М. Ивановского

SinvolPamyati