Пенсионеры возделывают 500 га земли!

“Меня одна знакомая называет Агафьей Лыковой — сибирской отшельницей”, — смеется жительница села Большой Вьяс Раиса Борисова. И есть за что, знаете ли! Дом женщины находится за пределами села — между полями и прудом. Когда‑то на этом месте был колхоз, а теперь Раиса Константиновна возделывает… 500 га земли!

“Я выкупила всю эту территорию в конце 1990‑х годов, — рассказывает наша героиня. — Тогда я занималась строительством шведских домов и деньги скопила. Приобрела три пруда, земли сельхозназначения и стала заниматься личным подсобным хозяйством”.

Раиса Борисова — потомственная крестьянка и очень гордится этим. Говорит, сама природа ее воспитала: росла возле речки, питалась в основном рыбой, сызмальства знает цену воде и ее дарам. Поэтому поставила перед собой задачу — вырастить экологически чистые рыбу и зерно. Да, “химия” гораздо выгоднее, но зато против совести.

Дом Раисы Константиновны и ее супруга Павла Петровича находится у одного из трех прудов. Площадь зеркала воды — 23 гектара. Этот пруд устроен как питомник. Рыбачить здесь запрещено, но иногда хозяйка делает исключения — если, например, приезжает семья и просит научить ребенка рыбу ловить. Это святое!

Раиса Борисова вспоминает, как “бодалась” она с человеческой простотой, которая, как известно, хуже воровства: “Когда я только начинала обживать эти земли, то все силы потратила на перевоспитание непрошеных гостей. Люди приезжали купаться — по сто машин в день (!), в том числе из соседней Мордовии. Пять лет я пыталась донести до всех, что это частная собственность, объясняла, что купаться в этих водоемах запрещено — можно на крючки и снасти напороться, можно рыбу заразить или от нее какой‑нибудь описторхоз подцепить. Показывала документы, мы развешивали огромные баннеры.

Помогло и постановление о том, что в рыбопромысловых зонах купание запрещено. Его приняли около 8 лет назад”.

Пришлось бороться и с браконьерами. Раиса Борисова запускает в пруды малька (180 тысяч рублей за тонну!), кормит свою рыбку экологически чистым зерном с собственного поля. Результат потрясающий — сейчас в пруду водятся толстолобики по 10—12 кг, упитанные красавцы­караси и карпы.

У Раисы Константиновны — 250 гектаров пашни, с гектара она собирает около 40 центнеров. “Работаем без удобрений, обрабатываем чистым паром, в прошлом году шесть раз процедуру повторяли, — рассказывает жительница села Большой Вьяс. — У нас есть комбайн, правда, одного его не хватает, приходится нанимать дополнительную технику”.

На земле, возделанной с любовью, даже, что называется, сухая палка корни пускает. Под ногами — белые головки шампиньонов, аппетитные опята. Даже трава сплошь полезная — здесь заваривают собственный иван­чай и поят им гостей.

Есть у хозяйки и свой ритуал: каждый год к 9 Мая она сажает что‑нибудь новое. “День Победы для меня — святой праздник, — признается Раиса Константиновна. — Папа, дедушки, прадедушки — все участники войны. 12 лет назад я посадила вдоль берега 1000 елей. Их тут же затоптало стадо коров, но я посадила второй раз. Деревца чуть подросли, и их… кто‑то украл! Оказалось, один предприимчивый товарищ из другого села наладил сбыт.

Нормально удалось посадить лишь на третий раз — но на протяжении нескольких лет деревья приходилось охранять. А вообще, мои угодья берегут ангелы­хранители. Но и собаки у нас есть”.

Хвостатых стражников с десяток — бельгийская овчарка, ротвейлер и лайки. Один пес, переданный по акту из питомника УМВД, однажды даже браконьерские сети в пруду обнаружил.

К 70‑летию Победы вдоль дороги к своему дому женщина посадила целую рощу — 200 сосен, 100 берез, 12 яблонь, 12 лип, 50 каштанов, 50 дубков, 23 рябины. Делали все вручную большой дружной семьей — у Раисы Константиновны 5 сестер и 2 брата, 2 сына, 6 внуков и 3 правнука.

“Мы живем первобытно, — улыбается Павел Петрович. — Отопление печное, а электроэнергия вырабатывается генератором. Я с племянником сам его соорудил на плотине пруда”. Удивительно, но при такой колоссальной нагрузке пенсионеров хватает и на душеспасение окружающих — 26 лет назад Раиса Борисова открыла в Бессоновке молитвенный дом святого пророка Божьего Ильи и до сих пор является его учредителем.

“Я не могу гарантировать, что кто‑то будет продолжать мое дело, — на все воля Божья. Для меня главное, чтобы вся эта красота не превратилась в свалку”, — признается энтузиастка.

Анастасия Кузнецова

SinvolPamyati