В селе Мещерском лечат молитвой

Старинное село Мещерское Сердобского района известно тем, что здесь с 1827 по 1829 год жил опальный поэт Петр Вяземский, о чем он вспоминает в своих “Записных книжках”. А нынешняя достопримечательность села — 92‑летняя Анна Андреевна Тарасова, или баба Нюра, как ее называют односельчане.

Свою известность дожившая до столь преклонного возраста женщина получила почти семьдесят лет назад, когда в ней открылся дар целительницы. “Все получилось случайно, — говорит баба Нюра. — Была у меня болячка по женской части и никак не проходила. Добрые люди посоветовали съездить к одной бабушке в соседнее Долгоруково. Та лечила молитвами, приняла меня и сразу заявила: “Миленькая, да у тебя дар! Ты сама можешь людей лечить”.

Что‑то она такое во мне увидела, но как — не рассказала. Бабушка меня исцелила, потом молитвам научила, которые на болезни действуют. Но главное: “Отче наш” — это самая сильная молитва, она во всех случаях помогает”.

Впрочем, не только молитвами лечит баба Нюра. Она еще и совершает некоторые манипуляции: водит по больному месту указательным пальцем против часовой стрелки, как когда‑то научила ее знахарка из Долгорукова. Не сразу ее дар приняли сельчане, особенно в советское время, когда знахарство считалось проявлением мракобесия.

Однако, когда удостоверились, что Анна Андреевна и впрямь лечит, не проходило и дня, чтобы в ее доме не появился очередной болящий. А уж после развала Союза, когда экстрасенсы денно и нощно вещали с экранов ТВ, слава о пензенской знахарке разлетелась по всей стране.

Ехали даже из Москвы и Санкт­Петербурга, обочина прилегающей к селу дороги была постоянно заставлена авто. Муж ворчал, мол, к дому не пройти, все машинами заставлено, и жену видит только ночью, когда та спровадит последнего гостя. Впрочем, и сейчас, когда бабе Нюре в ее более чем преклонном возрасте нелегко заниматься лечением, она все равно никому не отказывает.

А однажды к ней пришел местный батюшка. Но не лечиться, а пожурить — хватит заниматься бесовщиной, прихожан отваживать. Если человек болеет, должен идти в храм, просить у Бога помощи, а не к какой‑то знахарке. А баба Нюра в ответ, дескать, лечение‑то приходит с Божьей помощью, корысти в нем присутствовать не должно и с больных денег она не берет. Если человек очень уж сильно желает отблагодарить за выздоровление, то взять в подарок можно разве что продукты питания.

“Много было интересных и трудных случаев, да только по старости уже почти все позабылось, — улыбается Анна Андреевна. — Однажды женщина из Пензы приехала. У нее первая беременность, сначала все было хорошо, потом началась угроза прерывания, дикие боли в животе, врачи говорили, что ребенок не выживет, уговаривали сделать чистку. Муж на лавочке на улице остался ждать, а она сидит напротив меня, слезы из глаз от боли и обиды текут — так дитя терять не хочется. А я вижу — кто‑то на нее порчу навел, перед глазами черноволосая женщина с большими серыми глазами. Спрашиваю, знает ли такую, оказалось, одна из ее знакомых. Говорю, держись от нее подальше, но уточнять ничего не стала, просто предупредила.

Прочитала молитву, сделала все необходимое, а потом она через три месяца приезжает уже с дочкой на руках. Счастливая, благодарит, что жизнь спасла дочери. А подруга ее после того, как я сняла порчу, тяжело заболела, еле выкарабкалась.

Видно, Бог всю негативную энергию, что она направила на беременную, перевел на нее саму. Недаром говорится: не делай другим того, что себе не желаешь.

Испуг и заикание у детей, зубная боль, грыжа у младенцев и взрослых, чирьи, фурункулы, сглаз и порча — баба Нюра берется почти за все. Разве что к онкологии относится настороженно, хотя были случаи, что, даже приговоренные врачами к худшему, ее клиенты обретали буквально второе рождение.

“Однажды у меня разболелась голова и долго не проходила, таблетки не помогали, — рассказывает председатель совета ветеранов Мещерского сельсовета Валентина Моисеева. — Пришла к бабе Нюре, она меня на сундук усадила и стала читать молитву, а сама по моей маковке пальчиком водит. Чувствую, как по голове мурашки побежали, потом по шее, спине… И как‑то мне плохо стало.

Да и баба Нюра чуть ли не падает на меня. Спрашиваю, что с ней такое. Она мне: “Милая, что ж тебе так плохо‑то. Не иначе порча на тебе сильная. Ну ничего, сейчас на себя ее возьму, и тебе легче станет”. — “А ты как же, баба Нюра? — “А я ничего, отчитаюсь”. И действительно, боль как рукой сняло. Иду от бабы Нюры счастливая и песни пою — настолько мне было хорошо, ничего не болело”.

А еще врача из местной больницы выходила. Тот рожей страдал, никак зараза не проходила. Дочка бабы Нюры и посоветовала доктору к маме обратиться. Тот долго сомневался, узнают коллеги — на смех поднимут. Но все же решился, и, как оказалось, не зря — от рожи не осталось и следа. Спустя какое‑то время снова приехал уже с просьбой научить болезни заговаривать. Баба Нюра не пожадничала, поделилась знаниями. Но не получилось у врача лечить людей молитвами, видно, тут нужен определенный дар.

“Много детей приводят и привозят, — говорит дочь целительницы. — Кто с заиканием или вообще долго говорить не начинает, у кого бессонница, кто‑то животом мается… Мама плошку с водой над головой ребенка держит и капает в нее расплавленным нутряным жиром.

У одного мальчика было заикание, чего‑то он испугался. Жир принял форму собачки — значит, собаки испугался. Как‑то и внучку свою лечила, там овечка появилась. Знание того, что стало причиной, помогает маме вылечить ребенка”.

Не отказалась на прощание баба Нюра полечить и ноющий зуб корреспондента “МЛ”. Удивительно, но боль стихла еще до того, как целительница в седьмой и последний раз прочитала “Отче наш”. Как тут не поверить в чудеса?!

Яков БЕЛКИН

SinvolPamyati