Пензячка воспитывает будущих звезд театра и кино

В Пензе есть настоящая кузница кадров для столичных театров и кинематографа. Талантливый педагог Светлана Орешкина по праву гордится яркими достижениями своих воспитанников. Об этом “МЛ” и расскажет сегодня.

Судьбоносная встреча

“Театр для меня начался с малых лет, — говорит Светлана Валерьевна. — Я хорошо читала стихи, была ведущей концертов в детском саду. А в старших классах оказалась в народном театре­студии “Диалог” при ДК им. 40 лет Октября у Алексея Петровича Свиридова. Мне тут же стало неинтересно с одноклассниками, после школы я сразу бежала в “Диалог”.

В 1999­м я окончила Самарскую академию культуры и искусств (режиссерское отделение), и Свиридов оставил мне в наследство свой народный театр, в то время он уже перекочевал в Дом учителя. Актеры там уже по 20 лет играли! Кто я для них, какая­то пигалица… Страху с ними натерпелась – не передать. Но понемногу все утряслось, набрала молодежь, и тут… Дом учителя продали какой­то организации. Мы оказались на улице.

Пока безрезультатно обивала пороги чиновников, судьба свела меня с пензенским композитором и музыкантом Виктором Чехом. С Виктором Павловичем у нас сложился творческий тандем, мы с ним в 1998 году поставили совместный спектакль “Страсти по Пушкину”. Затем были созданы “Малютка Эдит” о жизни и творчестве  Эдит Пиаф, “Маленький кокни” о Чарли Чаплине, “Моя дорогая Марина” о Марине Цветаевой, “Подвал бродячей собаки” о поэтах Серебряного века… Вокруг меня начали собираться маленькие воспитанники музыкальной школы, и я постепенно вводила их в наши спектакли.

Дети подрастали, и мы с Чехом замахнулись на мюзикл “Прости, овраг!” о бездомных собаках. Кстати, когда Виктор Павлович прочитал мое либретто, он сказал: “Света, это же про нас, про нашу жизнь!” Наш мюзикл выиграл грант 30 тысяч рублей – по тем временам приличные деньги.

Педагогический рекорд

А потом было принято решение открыть в музыкальной школе театральное отделение. Это было время, которое Светлана Валерьевна называет золотым. За эти годы она воспитала целую плеяду талантливых актеров. Среди них, например, актриса пензенского драмтеатра Яна Дубровина (Кузина), Владислав Копенкин — ведущий актер пензенского ТЮЗа, Евгений Миронкин — студент ВТУ им. М. С. Щепкина, Айгуль Абашева – актриса Татарского государственного академического театра,  Ксения Мишуткина – студентка Московского института современного искусства, Мария Раевская – студентка РАТИ, Эдуард Володин — студент театральной школы Олега Табакова…

Сын Светланы Валерьевны также стал актером. Лев Орешкин 5 лет играл на сцене пермского театра “У Моста”, а потом вместе с женой перебрался в Псковский академический театр. Полина Галкина окончила ГИТИС, курс Леонида Хейфеца, и поступила к Сергею Безрукову в Губернский театр. Он сразу ввел пензячку на главную женскую роль в спектакле “Сирано де Бержерак”. А в этом году она снялась у Валерия Тодоровского в фильме “Гипноз”.

Татьяна Волкова играет в театре­мастерской заслуженного артиста России Николая Скорика, а также успевает сниматься в кино. Еще один воспитанник, Максим Логинов, является актером “Театра на Покровке” и активно снимается в кино, продюсирует сериал “След”, участвует в проекте “Доктор клоун”.

“Илларион Маров, — рассказывает педагог, — пришел к нам первоклассником и был около меня все 11 лет. Еще подростком он сыграл у Андрея  Соколова в его фильме “Память осени”, который тот снимал в Пензе. Это был не просто эпизод, а роль со словами. Юному артисту на всю жизнь запомнилось, как он завтракал рисовой кашей на молоке вместе с Андреем Соколовым, Инной Чуриковой, Александром Лазаревым­младшим, Евгенией Симоновой… А потом была премьера в ККЗ “Пенза”, мы туда пришли всем коллективом, и, когда на экране появился наш Маров, в зале тут же раздались возгласы: “Смотрите, это наш Ларик!”

После школы Илларион подавал заявления сразу в три ведущих театральных вуза Москвы и… везде прошел! В итоге он выбрал школу­студию МХАТ. Попал на курс Виктора Рыжакова, которого в этом году после смерти Волчек назначили худруком “Современника”. Рыжаков забрал с собой нескольких воспитанников, в том числе и Иллариона. Параллельно Ларик уже снимается в кино, сейчас выходит молодежный сериал Need хелп, где он играет главную роль”.

Опасная игрушка

Одной из самых важных наград своего Образцового детского театра “Утро” ДМШ им. В. П. Чеха Светлана Орешкина считает Гран­при международного конкурса “Наследие талантов”, проходившего в 2013 году во французском Страсбурге.

“Мне позвонила француженка русского происхождения — некая Оксана Гуле, — вспоминает пензячка. — Сказала, что идет подготовка первого международного конкурса под названием “Наследие талантов” и нас там хотели бы видеть в числе участников.

Я посоветовалась с родителями моих детей, все были только “за”. Но, когда мы прибыли в Страсбург и я увидела, с кем нам придется конкурировать, настроение резко упало. Там такие цирковые коллективы были! Такие хореографические ансамбли! Сразу стало понятно, что их спонсоры скупиться не привыкли. А тут мы с куклами, одетыми в мешковину…

В общем, выступили, грустно сидим на подведении итогов, слушаем, как объявляют номинантов. Думаю, хоть бы диплом какой дали, чтобы можно было показать его родителям детей. И вдруг слышу: “Гран­при первого международного конкурса “Наследие талантов” получает коллектив из Пензы!”

Девчонки с визгом рванули на сцену, а я побежала к протекавшей рядом речушке, села на берегу и заплакала навзрыд.

Домой мы летели с пересадкой во Франкфурте­на­Майне, где отправились в европейский Диснейленд. Девчонки накупили сувениров, и мы поехали обратно в аэропорт. Проходим досмотр, осталась последняя девочка, и вдруг вижу – началась суета, собаки, полиция… Оказалось, рентген показал, что в ее чемодане лежит кинжал. Девочка бледная, я бегу назад с криком: “Что случилось?!” В итоге оказалось, что кинжал пластиковый, девочка купила его брату в подарок. И что в итоге? Нам пришлось заполнять кучу документов, а этот несчастный кинжал… изъяли. Вот так игрушка! Мы едва на посадку не опоздали”.

Эмоциональный интеллект

Своей удачей Орешкина считает приглашение в коллектив известного пензенского преподавателя пластики и пантомимы Виктора Христофорова. В свое время через его руки прошли практически все пензенские актеры. Результатом такого творческого союза стал спектакль “Клоун с осенью в сердце” о Леониде Енгибарове.

“Некоторые родители, которые приводят ко мне детей, хотят, чтобы их ребенок стал актером, — говорит Светлана Валерьевна. — Я в ответ на такие слова обычно улыбаюсь. Вы глубоко заблуждаетесь, если думаете, что это вы выбираете театр. Это театр выбирает или не выбирает вас!

И если уж он выбрал, то вы это почувствуете, от вас уже больше ничего не зависит. Конечно, ребенок может оказаться как талантливым, так и с весьма средними способностями. Но талант может оказаться лентяем, а другой, вроде бы ничем не выделяющийся, настоящим трудягой. И постепенно наш самородок скатывается вниз, а неприметный прежде ребенок, наоборот, вырывается в лидеры. Таких случаев у меня было немало.

В чем польза театра? Он пробуждает в человеке эмоциональный интеллект. У большинства детей и взрослых он сегодня на весьма низком уровне. Казалось бы, технический интеллект имеется, с IQ все в порядке, но люди ничего в жизни не добиваются. Так вот, ученые доказали, что у успешных людей доля эмоционального интеллекта  составляет 85% и выше. Он помогает управлять своими эмоциями, чувствовать свои и чужие переживания, адекватно воспринимать критику.

И театр является тем самым раздражителем, который развивает в человеке этот бесценный эмоциональный интеллект”.

Даниил ФРАНК. Фото из личного архива С. Орешкиной

SinvolPamyati