Вячеслав Копенкин: “Я трагик, который старается быть комиком”

Внешность этого артиста настолько колоритна, что самой судьбой ему было предначертано перевоплощаться в людей­легенд. Еще в 11 классе Вячеслав Копенкин вышел на сцену в образе Сергея Есенина. Одноклассник привел его в театральную студию своей мамы — талантливого педагога Светланы Орешкиной, — и спектакль “Пятый номер”, рассказывающий о последней ночи русского поэта, стал дебютным в биографии актера.

И сам Есенин открыл пензяку путь в театральный институт СГК им. Л.В. Собинова — вступительным испытанием стало стихотворение “Мне осталась одна забава”. Когда прозвучали последние строки, преподаватель Александр Галко неожиданно спросил: “А петь ты можешь?” И вновь на помощь пришел Сергей Александрович — молодой артист взял в руки гитару, которой увлекался с детства, и блистательно исполнил “Отговорила роща золотая”. Галко кивнул и сказал: “С тобой все ясно. Принят!”

“Жизнь  и учеба в Саратове запомнились многими историями — серьезными и не очень, — вспоминает Вячеслав Копенкин. —  Учились мы с 9 утра и до 11 ночи. Однажды я и мой однокурсник Максим (он тоже пензяк) вернулись в общагу уже за полночь и, сильно уставшие, сразу пошли в душ. Когда постирали свою одежду, выяснилось, что оба забыли взять полотенца.

Что делать? Так как время было уже позднее, мы рискнули быстро пробежать голышом по коридору до своей комнаты — все же спят уже. А через пару дней нас вызвал ректор вуза. Оказывается, в тот момент, когда мы бегали по коридору голыми, нас  увидела одна студентка, приоткрывшая дверь. И у девочки случился… нервный срыв. Нас тогда чуть не выгнали из общежития!”

Из Саратова пензяк укатил в Пермь — в “Театр у моста”. Но обрести счастье на чужбине не получилось — не нравилось буквально все! Копенкин вернулся в родную Пензу и пришел в ТЮЗ. В этом коллективе он работает уже седьмой год.

“Особенность театра юного зрителя в том, что артисту нужно больше выкладываться на сцене! — утверждает Вячеслав. — Если спектакль во взрослом театре зрителю не пришелся по душе, люди просто промолчат. А зритель ТЮЗа тут же шумно бунтует — свое отношение к происходящему на сцене он скрывать не умеет. Поэтому актерам надо сразу же захватить внимание детей.

Но и обмен энергетикой со зрителями в ТЮЗе особый. Вот, к примеру, спектакль “Стойкий оловянный солдатик”. На репетициях я жутко уставал физически. Но на премьере зрители были в таком восторге, что их энергетика подарила нам, артистам, словно крылья — можно было сразу, без передышки, второй спектакль играть!

А еще у ТЮЗа особая миссия — знакомить подрастающее поколение с русской классикой. Поэтому сегодня на нашей сцене — “Гроза”, написанная Александром Островским еще в 1859 году.

С удивлением не раз слышал — например, от публициста Невзорова, — что русская классика безнадежно устарела. С таким же успехом можно утверждать, что наш алфавит чрезмерно устарел. И люди, и их отношения. И любовь устарела? Молодежь, которая не читает классику, видна сразу — речь неразвита, засорена словами­паразитами. Вместо переживаний — неконтролируемые эмоции и… пустота”.

“Насколько оправдано обывательское представление об артистах как людях с неуравновешенной психикой?” — поинтересовался у актера корреспондент “МЛ”.

“Мастер мне говорил: на 40 процентов играй роль, на 60 процентов оставайся человеком, — ответил Вячеслав Копенкин. — Если на сцене тебе нужно душить Дездемону и ты начинаешь делать это по­настоящему, значит, у тебя проблемы с головой, которые исключают работу в театре.

Да, актеры — это люди, которые научены по щелчку смеяться, по щелчку плакать. Но это не пошатнувшаяся психика. А хорошо натренированная”.

— Как ты относишься к перевоплощению в реально существовавших людей?

— Мне с этим везет! И Есенина я играл, и сразу нескольких исторических личностей, связанных с сурским краем. Например, героя Великой Отечественной Мещерякова в спектакле “Баллада о герое”, Лаврентия Загоскина в “Юконском вороне”. А недавно и в кино снялся — сыграл одного из родоначальников русского авангарда Аристарха Лентулова в короткометражке Ларисы Трушиной “Под флагом “Бубнового валета”. В нашей картинной галерее прекрасная коллекция работ и самого художника, и его соратников. И наш фильм теперь используется для введения в эту тему.

Я никогда не играю памятники, а показываю героев из прошлого обычными людьми. Но с неповторимым характером.

— В жизни ты трагик или комик?

— Трагик, который старается быть комиком. Я уверен, что, как бы жизнь ни складывалась, унывать никогда не следует: смех и радость победят все!

Владимир Тетерин

SinvolPamyati