Павел Тачков: «Для меня театр – это прежде всего режиссер»

Недавно актер пензенского драматического театра Павел Тачков отметил 20-летие в профессии, а 24 октября празднует свой 45-й день рождения. На его счету десятки сыгранных ролей, в том числе и главных. Кроме того, Павел является своего рода летописцем театра, снимая на камеру актерские будни и бережно сохраняя видеоматериалы.

– Павел, как ты пришел в актерскую профессию?

– Профессия актера всегда казалась мне профессией для избранных и практически недоступной. Я был уверен до 20 лет, что этому учат только в Москве и немного в Петербурге, даже не догадывался про учебные заведения в Саратове, в Нижнем Новгороде, Самаре… В 21 год, будучи уже третьекурсником факультета русского языка и литературы, поступал в Щепкинское и прошел 3 тура, но на конкурсе Виктор Коршунов (педагог курса) посоветовал мне не рисковать и доучиться все же в ПГПУ. Больше я попыток не предпринимал, хотя в 2001 году меня сразу на 3-й курс приглашала учиться Римма Ивановна Белякова в саратовскую консерваторию на актерский, но я не решился. К тому времени я уже год являлся актером пензенского драматического, играл в массовке и мне доверили роль в спектакле «Вадим».

– Получается, в театр ты пришел в 25 лет…

– Да, это уже достаточно зрелый возраст, но и до этого везде находил сцену. И в школе, играя Городничего в «Ревизоре», и в механическом техникуме, читая на уроке литературы Есенина и Маяковского, и, конечно, в университете на его многочисленных мероприятиях. Двумя курсами старше учился Дмитрий Альшин, на 2 курса младше – Павел Воля. То есть было на кого поглядеть. Да и педагоги поддерживали студентов-артистов. Николай Инюшкин, Иван Щеблыкин, Василий Бондалетов часто были зрителями на «Студенческих веснах». Так что учиться было легко. Через год после окончания вуза я пробовал себя в разных профессиях, а оказался в театре, просто узнав о недостатке молодежи в храме Мельпомены. Меня прослушал Анатолий Сергеевич Гуляев и, пообещав, что я не умру с голода, взял меня в труппу. Все сказки стали моими, но постепенно стали появляться и серьезные роли. Конечно, надо сказать спасибо Гуляеву, который доверял неопытному, мало что знающему о театре молодому человеку…

– Помнишь свой первый день в театре?

– 19 сентября 2000 года, получив в отделе кадров удостоверение актера, я ждал свой первый спектакль «Сон в летнюю ночь», где играла практически вся труппа. За три дня до премьеры на репетиции я получаю гвоздь в пятку, и только лишь в день спектакля утром я иду в больницу, потому что что-то мешает ходить. Мне удаляют гвоздь, а на следующий день, 31 октября, я долго шел по Московской и думал: «Неужели не узнают?! Ведь я вчера играл на сцене пензенского драматического самого Шекспира!» Ах, какой же это был счастливый день!

А это был всего лишь ввод, роль Фавна, массовка. Но режиссером-то был Белякович! Кстати, Валерий Романович много дал мне как актеру в работе над своими спектаклями на пензенской сцене. А роль в его «Куклах» считаю одной из своих любимых. Вообще для меня театр – это прежде всего режиссер! Иванов, Стеблюк, Шляпин… Это те люди, встречу с которыми ждут не только актеры, но и зрители. «Поминальная молитва», «Иванов», «Чайка» – спектакли, уже ставшие легендой… Сейчас у меня немного спектаклей, но мне хватает, и каждая роль в той или иной степени любима. Недавно впервые играл спектакль «Золото. Любовь. Революция» в присутствии автора этой пьесы Юрия Полякова –  это большая ответственность.

– Много на твоем счету ролей?

– Около 60, но точнее об этом скажет наш архивариус Виталий Соколов. Он же бережно собирает и хранит мои видео о театре для театра. Все самое интересное, проходящее в театре – бенефисы, премьеры, гастроли, – я снимаю и монтирую. На каждый спектакль на сайте театра имеется ролик, и в фойе театра зрители могут посмотреть эти театральные трейлеры. А еще благодаря бывшему актеру нашего театра Владимиру Кускову и его видеозаписям у театра есть архивные записи. Отдельное спасибо за то, что сохранил бесценное, его сыну Дмитрию Кускову.

– Как ты стал режиссером и актером музыкально-поэтического театра «Слово»?

– С 2016 года я начал понемногу сочинять свои спектакли в свободное от театра время. Так появились спектакли по Самойлову, Давыдову, Маяковскому, Бродскому, Шпаликову… А 5 июня 2018 года после одного из спектаклей в музее Мейерхольда решено было объявить о создании музыкально-поэтического театра «Слово». В моих спектаклях участвуют как профи, так и любители. Но в любом случае это те люди, которые мне и в жизни приятны, которых хочется обнять и которые, конечно, становятся друзьями. Спектакли наши камерные, потому и сцены стараемся выбирать небольшие, максимум на сто человек, чтобы глаза в глаза, а когда очень нужно, то и на ушко. А еще мы легки на подъем (в спектакле участвуют не больше трех человек) и выезжали уже и в Сызрань, и в Кузнецк на фестиваль, в Саранске играли в музее Эрьзи… А недавно по приглашению Николая Пиксина выступали в Даньшине.

– Поделись творческими планами…

– Планов громадье и у меня, и на меня, надеюсь, у худрука драмтеатра Сергея Владимировича Казакова. Лишь бы жизнь не вносила нежданные коррективы. А спектаклей одинаковых не бывает… Вот, например, недавно в одном из спектаклей я должен был удержать героиню, схватив, в своих объятиях. Но, поскользнувшись, мы вместе падаем. Следом за этим выходит актриса и произносит монолог. Естественно, мы лежим все это время, изображая, что так и было задумано, а сами еле сдерживаемся от смеха. А вообще практически в каждом спектакле происходит что-то забавное. И многие истории уже стали легендами. Так что театр – дело живое и для живых!

Яков Белкин. Фото Б. Тишулина.

SinvolPamyati