Кто же, если не я?!

Проект “Волонтеры­медики” появился в России семь лет назад. Тогда несколько студентов стали помогать медсестрам в НИИ имени Склифосовского. Они безвозмездно ухаживали за тяжелыми больными. А сейчас это целое движение по всей стране. В Пензенской области оно насчитывает около тысячи человек. И это не только студенты медицинских колледжей и вузов, но также и школьники, которые решили связать свою жизнь со здравоохранением.

Еще весной, когда объявили всеобщую самоизоляцию, волонтеры­-медики присоединились к акции “Мы вместе” и стали помогать пожилым пензякам с доставкой продуктов, лекарств и товаров первой необходимости. Сейчас, когда в регионе в день выявляют по 160—170 пациентов с коронавирусной инфекцией, они на боевом посту в больницах. Их главная задача — помощь медсестрам и врачам.

“Волонтеры работают в зеленых и желтых зонах медицинских учреждений — помогают в поликлиниках, с обходами домов, на приеме пациентов, отвечают на звонки в кол­центрах, — рассказывает региональный координатор движения “Волонтеры­медики” Марина Чарыкова (на фото). — Многие студенты уже трудоустроены в красных зонах”.

Артем

Артем Нефедов — волонтер­-медик. Он координатор направления “Обучение населения оказанию первой помощи”. “Порой элементарные знания и действия помогают человеку дожить до приезда скорой помощи, — со знанием дела говорит Артем, — либо вообще миновать помощь медиков”.

Однажды молодому человеку самому пришлось оказывать первую помощь женщине в автобусе. У нее начался эпилептический приступ. “Люди как будто не замечали бьющуюся в судорогах женщину, — вспоминает Артем. — Я помог ей лечь на спину, повернул голову набок и зафиксировал. Мой товарищ в это время придерживал ей ноги. Вместе мы справились с приступом и стали ждать приезда скорой помощи.

Кстати, сейчас уже не рекомендуют разжимать больному челюсти и фиксировать язык с помощью булавок или ключей. Есть более простые и действенные способы помочь человеку с эпилепсией. И их нужно знать каждому!”

Дарья

Дарья Хаярова — студентка второго курса медицинского института ПГУ. Свой первый день работы волонтером в поликлинике она запомнит надолго. Ей выдали список пациентов, которым нужно было позвонить и выяснить, приезжал врач или нет. “Признаюсь, мне было тяжело морально, — рассказала Даша. — Представьте состояние людей, чей номер телефона я набирала. Помимо болезни это еще и паника от того, что не приходит врач. Начинаю объяснять, что люди в белых халатах тоже болеют, что оставшиеся в строю не успевают выехать на все вызовы. И, самое главное, успокаиваю, что помощь обязательно придет!

Кто‑то, конечно, выражает свое недовольство, кто‑то относится с пониманием. А пожилые обычно… просто плачут в трубку…”

Данила

Данила Беспалов — ученик 11 класса. Он волонтер штаба “Мы вместе”, доставляет продукты питания и лекарства пожилым, которые находятся на самоизоляции. “Основная проблема в такой работе — это отсутствие медикаментов или товара, который просит приобрести человек, обратившийся в штаб, — рассказывает молодой человек. — Но мы делаем все, чтобы найти необходимые лекарства, продукты и вещи. И, конечно, благодарность не заставляет себя ждать.

Помню, как мы приехали к пожилой женщине. Она живет одна, плохо передвигается по квартире. Выйти на улицу в близлежащий магазин за хлебом для нее настоящая проблема. А что говорить, если потребуется проехать несколько аптек в поисках нужного лекарства? Женщина благодарила нас со слезами на глазах. И не верила, что рядом есть те, кто может помочь”.

Анастасия

Волонтеры говорят, что раньше они и не догадывались, как много рядом одиноких людей. Некоторые из таких граждан теперь регулярно обращаются за помощью. Запомнилась будущим медикам пожилая женщина, которой они искали лекарство со скидкой — не за 3500 рублей, а за 2900. 600 рублей с маленькой пенсии — это огромные деньги. Недавно пенсионерке покупали новые очки, а скоро волонтеры повезут ее на прием к врачу.

Анастасия Ненашева тоже одиннадцатиклассница. Она мечтает пойти по стопам родителей. Они медики и поддержали дочь, которая влилась в ряды волонтеров. Настя помогала принимать заявки, оформлять в штаб новых волонтеров, выезжала за продуктами и лекарствами для одиноких пенсионеров и сама шила маски. Первые сто штук она отдала врачам в областную больницу имени Н. Н. Бурденко.

“Родители очень переживали за меня, — говорит Настя. — А сейчас с гордостью говорят, что их дочь помогает людям”.

Дмитрий

Дмитрий Рахманин окончил медколледж и сейчас учится на 2 курсе медицинского института ПГУ. Он уже работает в красной зоне Пензенской областной клинической больницы имени Н. Н. Бурденко и представлен к награде Президента России как один из первых добровольцев, который согласился работать в красной зоне.

“Когда только началась пандемия, — рассказывает Дмитрий, — нас собрал заведующий отделением и спросил, кто готов работать с коронавирусной инфекцией. Я сразу согласился! Пошел в красную зону в первой пятерке. Это мой профессиональный долг! Я для этого учился, и сейчас мои знания нужны как никогда”.

В красной зоне у Рахманина начался и официальный медицинский стаж, с 14 апреля. Но уже через две недели студента ждало серьезное испытание. “Резко заболело горло, было тяжело дышать, — вспоминает он. — Слабость была такая сильная, что я не мог стоять без поддержки. Температура — 38—40 — не спадала почти 5 суток. Компьютерная томография показала двухстороннюю пневмонию, типичную для COVID­19. В итоге я и сам оказался среди пациентов красной зоны”.

Через 10 дней, когда болезнь отступила и третий тест на коронавирус оказался отрицательным, Дмитрий снова приступил к работе. Его день расписан по минутам. Утром — учеба, во второй половине дня — больница. “Мы приходим в 16.00 и принимаем дежурство у дневной смены, — говорит молодой человек. — У нас есть специальный шлюз, куда я захожу и переодеваюсь в противочумный костюм. Только после этой процедуры можно попасть в красную зону”.

Чтобы заступить на смену, нужно получить всю информацию о пациентах. “У нас есть медицинская документация, которую я внимательно изучаю, — продолжает молодой человек. — Я должен быть в курсе того, что произошло с больным в течение дня. А затем приступаю к назначениям врача — ставлю уколы, капельницы… Моя смена длится с 16.00 до 8.00 утра”.

Отдых — понятие условное для медиков из красной зоны. Отпустить на перерыв могут максимум на час, но и то при условии, что тебя кто‑то подменит. Все рабочее время нельзя снимать очки, респиратор, перчатки. “Работать в противочумном костюме, особенно ставить уколы, поначалу было очень непривычно, — откровенничает Рахманин. — Но сейчас на это уже не обращаешь внимания. Ко всему можно привыкнуть!”

По окончании дежурства нужно обязательно пройти через дезинфицирующий шлюз, отдать костюм на обработку, а затем самому продезинфицировать лицо, руки и глаза. “Такие тщательные процедуры нужны для того, чтобы не вынести инфекцию за пределы красной зоны”, — объясняет Рахманин. Какими последствиями коронавирус может обернуться не только для пожилых, но и для молодых пациентов, он каждый день видит своими глазами.

P. S. Телефон горячей линии штаба “Мы вместе” (где работают в том числе пензенские волонтеры­-медики) 8‑800‑200‑34‑11.

SinvolPamyati