Странная история в Мокшанском доме-интернате

“Можно я позвоню директору и попрошу прощения?!” — Сергей уткнулся в угол и расплакался, словно маленький ребенок. Ему 39 лет. В Мокшанский дом­интернат для умственно отсталых детей он попал в три года. В 18 лет парня должны были перевести во взрослый психоневрологический интернат, но… ему, можно сказать, повезло. При детском учреждении открыли отделение реабилитации для молодых инвалидов. Здесь он и живет до сих пор.

Сергей оказался среди тех воспитанников, кто пожаловался на директора учреждения и записал видеообращение. Оно дошло до уполномоченного по правам ребенка России Анны Кузнецовой и обернулось многочисленными проверками. На прошлой неделе губернатор Иван Белозерцев сообщил, что руководитель интерната уволен.

За несколько месяцев, которые директор провел в своей должности, в доме­интернате начали ремонт, стали устанавливать пластиковые окна. У воспитанников появились мобильные телефоны. На них они и сняли судьбоносное видео.

Первые в России

В двухэтажном кирпичном здании, на котором висит табличка “Отделение реабилитации”, живут 25 человек в возрасте от 19 до 39 лет. Здесь все организовано по типу общежития: у каждого — своя комната, но общие прачечная, душевые, кухня и молельная.

В начале ХХ века это строение находилось в ведении Казанского монастыря. Со временем монастырь передали учебному заведению, а в двухэтажке расположился интернат для умственно отсталых детей.

В начале 2000‑х годов на территории построили более современное здание и перевели туда ребятишек. В дореволюционной же постройке сначала планировали обустроить мастерские, а потом сделали отделение реабилитации для молодых инвалидов.

Подобный опыт был первым в России. Обычно совершеннолетних воспитанников сразу после детского интерната отправляли во взрослый, психоневрологический. Практика Пензенской области стала распространяться по всей стране. Молодые инвалиды и после 18 лет оставались в ставшем для них родным интернате. Они осваивали ремесла, помогали по хозяйству, убирали территорию, присматривали за младшими.

Боря, Лена и Сережа

Сейчас в отделении реабилитации живут 25 человек с различными психическими и неврологическими отклонениями. У каждого — своя история. Борис, например, до 14 лет жил с папой и мамой. А когда родители умерли, родная тетка отправила его в интернат для умственно отсталых детей.

Елене 38 лет. Ее перевели в Мокшанский дом­интернат в четыре года из дома ребенка в Кузнецке. У женщины две просторные комнаты. В одной — кухонный уголок, стол и кровать, в другой — диван и телевизор. На новых окнах светлые занавески, на подоконнике — породистый кот. “Нас тут кормят, одевают, — перечисляет хозяйка комнаты. — Директор купил простыни, пододеяльники!”

Лена показывает новые пластиковые окна, свежие комплекты постельного белья. К весне ей обещали поклеить обои. “Меня все устраивает, — говорит она. — И мне тут нравится!”

Елена шьет маски из марли, которые особенно нужны в интернате в период пандемии. А еще она помогает воспитателям: часто занимается с малышами в игровой комнате, выходит с ними на прогулку. “Люблю детей, — говорит она. — Им ласка нужна, а я добрая и ласковая, я им как мама!”

Сергею 39 лет. Он работает в мастерской. В свое время в интернате его научили чинить обувь. И теперь каждый день он возвращает к жизни по две­три пары сандалий, кроссовок или ботинок. Одни подшивает, на другие кладет заплатку, на третьих подбивает каблуки. Ему — занятие, остальным — польза.

Сережа бережно относится к вещам. Говорит, зачем выбрасывать башмаки и покупать новые, если их можно починить. Он ловко берет кусок кожи, вырезает из него заплатку и толстой иглой вшивает в ботинок.

Парня называют добрым и отзывчивым. Однажды он был дежурным по этажу. Но чистящее средство закончилось, и Сережа вымыл полы своим шампунем. 39‑летний мастер по ремонту обуви один из немногих в отделении, кто смог разыскать своих родственников. Воспитательница помогла найти в Каменке его сестру. “Сестра Таня, я младше ее, — рассказывает Сережа. — Ей 60. У меня племянники теперь. Они ко мне приезжали. Плакали вместе”.

До карантина и он побывал у сестры в гостях. “Я был на могиле мамы, ухаживал, — вздыхает Сережа. — Я на нее не обижаюсь! Нужно все прощать…”

Отец и отчим

С 2001 по 2020 год директором дома­интерната был Виктор Петрович Дружинин. Добрый, отзывчивый, у него был особый подход к особенным воспитанникам интерната. Ребятишки чувствовали это и даже называли ласково Петровичем и отцом. Он многое сделал для богоугодного заведения. Это под его руководством строился новый корпус, открылось отделение реабилитации, где воспитанники получили свои комнаты и начали заниматься в различных кружках и секциях.

Виктору Петровичу исполнилось уже 69 лет, когда встал вопрос о новом директоре. Корпусу требовался ремонт, а интернату — руководитель помоложе, который займется решением многочисленных вопросов. Так в марте 2020 года на должность был назначен 52‑летний Заур Иванов. Бывший военный, хозяйственник, привыкший все делать по уставу. В корпусах сразу стали заменять полы, вместо старых окон установили новые.

Дружинин стал заместителем, но буквально через месяц у него возникли серьезные проблемы со здоровьем. В сентябре этого года Виктора Петровича не стало. Воспитанники потеряли своего отца. К новому директору они так и не смогли привыкнуть из‑за его прямолинейности, строгости и требовательности.

В отделении реабилитации ремонтировали душевую комнату. Один из воспитанников, Ваня, помогал строителям. Однажды вечером, когда они ушли, он сам начал затирать швы. Говорят, директор заметил это и отругал Ваню. А тот вспылил и выбежал на улицу. С этого все и началось!

Уже через пару дней видеоролик, в котором воспитанники жаловались на директора, появился в Интернете. Говорят, без помощи других взрослых здесь не обошлось. Ведь кто‑то “помог” воспитанникам, которые не умеют читать и писать, записать видео, смонтировать его и отправить в Москву…

Комментарий в тему

Помощник прокурора Пензенской области по связям с общественностью Светлана Артамонова:

“В связи с появившейся в сети Интернет публикацией о злоупотреблении полномочиями директором ГБСУ СО ПО “Мокшанский детский дом­интернат для умственно отсталых детей” прокуратура Пензенской области совместно с региональным СУ СК России с привлечением психолога организует выезд в учреждение с целью проверки изложенных в видеообращении воспитанников детского дома обстоятельств.

В ходе выезда будет организована встреча с воспитанниками и коллективом дома­интерната, проверены условия проживания и воспитания учащихся, своевременности оказания им медицинской помощи, дана оценка эффективности реализации органами опеки и попечительства полномочий по защите их прав.

При наличии основании будет решен вопрос о необходимости принятия мер прокурорского реагирования, а также уголовно­правовой оценки действий должностных лиц учреждения”.

Старший помощник Следственного управления следственного комитета России по Пензенской области Евгения Воеводина:

“Для проверки фактов унижения и применения насилия в отношении воспитанников Мокшанского детского дома­интерната для умственно отсталых детей региональное следственное управление возбудило уголовное дело по пункту “а” части 3 статьи 286 Уголовного кодекса РФ. Это совершение должностным лицом действий, явно выходящих за пределы его полномочий и повлекших существенное нарушение прав и законных интересов граждан, с применением насилия или с угрозой его применения.

Уголовное дело для дальнейшего расследования передано в первый отдел по расследованию особо важных дел следственного управления. В настоящее время выполняется комплекс следственных действий, чтобы установить все обстоятельства дела”.

Юлия Измайлова, фото автора

SinvolPamyati