Рассказы бывалого Туриста-экстремала

Запись в Оксфордском словаре 1800 года гласит: «Турист — это человек, который путешествует из удовольствия или чтобы убить время». Целый век таких «бродяг» считали бездельниками! И лишь в 1901 году русскоязычный «Словарь иностранных слов» ввел новое толкование понятия: «Туристы — лица, путешествующие для развлечения или для ученой цели». К последним себя причисляет и наш земляк Михаил Колокольцев: за 25 лет ему удалось столько интересного увидеть!

«Мне 31 год, а в первый поход я пошел в шесть лет, — улыбается Михаил. — Сегодня руковожу самыми сложными, комбинированными экспедициями, стартующими из Пензы. Свои походы специально не подсчитываю — фиксирую лишь самые сложные, в которых был получен опыт или достигнуты важные цели».

Мы задали экстремалу семь наивных, но многих интересующих вопросов. И вот что выяснилось…

— Правда ли, что при посвящении в туристы новичку кладут в рюкзак камни, а он не знает и мучается?

— Да, такая традиция есть, особенно когда группа собирается в обратный путь. Новичку подкладывается булыжник, и если по пути домой рюкзак не перепаковывается, то этот увесистый предмет обнаруживается уже дома!

— Бывало ли вам по‑настоящему страшно?

— Да, это случилось в 2015 году во время восхождения на Эльбрус. Май — время не самое благоприятное для подъемов, погода непредсказуемая.

Акклиматизировавшись (совершив несколько пробных подъемов­-спусков), мы планировали разбить базовый лагерь на отметке 4600 м (общая высота горы — 5642 м). Нашли хорошую площадку под скалами Ленца. Но вдруг небо начала затягивать пелена, поднялся сильный ветер. Наш руководитель решил ставить палатку на льду. Мы попытались вырыть пещеру в снежном склоне, но не получилось, так что поставили тент, хорошенько растянув его на ледорубах.

Однако ночью поднялась метель, температура упала до –15. Никто не спал. Мы подпирали изнутри спинами дуги палатки, пытаясь противостоять разыгравшейся стихии. Ткань входного тамбура уже была разорвана и хлопала на ветру. Кое­-как просидели до рассвета, но легче не стало. Нулевая видимость, метель, мороз! Мы были заперты циклоном на огромной высоте, и любое движение могло стоить жизни! Даже в туалет ходили на страховке…

Весь день мы сопротивлялись непогоде, палатку наполовину замело. Еду наши организмы не принимали из‑за высоты — от колбасы тошнило, мы топили снег на специальной газовой горелке и заваривали чай, жевали финики и орешки.

К концу первых суток заточения даже наш бывалый руководитель напрягся… Но я дал себе слово, что должен выжить — ради моих близких, которые ждут дома! Ночью небо расчистилось, мороз крепчал (это хороший знак — значит, утром будет видимость). На рассвете начали сборы. И тут я заметил, что на скале над нашей палаткой прикреплены две доски в память о погибших здесь альпинистах…

Вниз мы не пошли — все‑таки направились штурмовать гору. С большим трудом и риском достигли вершины. Я был просто в шоке от скрытых ресурсов человеческого организма, которые проявляются в экстремальных ситуациях!

— Что делать, если в лесу на тебя вышел медведь?

— Нормальный зверь в тайге специально не выйдет на человека, а наоборот, почуяв чужака, удалится. Но если уж вдруг такое случилось, ни в коем случае нельзя демонстрировать страх. Нужно показать, что вы больше, сильнее и с вами лучше не связываться. Если вас несколько, необходимо сбиться в группу, кому‑то сесть на плечи другого, чтобы стать выше зверя. Также он не выдерживает скрежета металла и резких криков.

Опаснее всего медведица с медвежатами (они из любопытства подходят к человеку, а мать расценивает людей как угрозу) и медведи­шатуны, не ушедшие в спячку (они всегда голодные и злые). Это будет битва не на жизнь, а на смерть, и без ружья у человека очень мало шансов…

В тайге следы косолапого встречаются постоянно — например, отметины­задиры на деревьях, с помощью которых он показывает, как высоко дотягивается когтями. Однажды, сплавляясь по таежной реке на Кольском полуострове, мы остановились на привал. Я зашел за прибрежные кусты и увидел свежепримятую лежанку хозяина тайги, а неподалеку большую кучу свежего помета. Стало ясно: зверь, почуяв наше приближение, поспешил удалиться.

— Пойдете ли вы в поход в дикие места в одиночку?

— Это крайне опасно, но есть люди, которые постоянно ходят «соло». Например, есть такая туристка Марина Галкина — она знаменита своими одиночными походами… по Чукотке! Я тоже смог бы, но сейчас заинтересован привлекать людей в туризм и водить большие группы. Хочется иметь хорошую, надежную, сильную команду, с которой не страшно отправиться в самые отдаленные места нашей родины!

— Каждый актер мечтает сыграть Гамлета, а о чем мечтает бывалый турист­экстремал?

— Побывать там, где никто еще не был, хотя в моем случае это уже практически нереально. Только за неоднозначный 2020 год я посетил более десяти стран — работал несколько месяцев на круизном лайнере, который бороздил бассейн Карибского моря. Добрался до Латинской Америки, побывал в Колумбии и даже в еще более экзотических уголках мира — Коста­Рике, Панаме, островных государствах Барбадос, Санта­Лючия, Сент­Киттс и Невис, на Багамах! Также мы высаживались в Лондоне, американском Новом Орлеане (там попали на ярчайший карнавал Марди Гра), совершили сафари на джипе в национальном парке на Арубе, наслаждались подводными красотами на Каймановых островах.

Все это время моим домом был гигантский исполин — круизный лайнер Celebrity Reflection (я работал там в местной телестудии)! Стоимость корабля 750 млн долларов, а длина соизмерима с высотой Эйфелевой башни (319 м). Семнадцатипалубный лайнер способен принять на борт до 3500 гостей и 1271 члена экипажа. Там даже есть свой театр на 800 мест, на сцене которого показывают бродвейские мюзиклы и шоу мировых звезд.

На корабле работает собственный центр переработки мусора — ни один фантик или окурок не может быть выброшен за борт. Пластик, металл, картон, стекло собираются, сортируются и сдаются в портах, а судно получает за это деньги. А сточные воды собираются в огромные емкости, в которые запускают бактерии. Они перерабатывают содержимое, в конечном итоге поедая друг друга, после чего уже вполне чистая вода фильтруется и сбрасывается в океан.

Найдите дело, которое вам по душе, и вам не придется работать ни одного дня. Я нашел! Мне очень нравится, когда в путешествии есть идея. Например, прошлым летом мы провели экспедицию «Байкал­2020», посвященную 175‑летию Русского географического общества. Добрались до Байкала, оттуда — в труднодоступный Окинский район Бурятии в Восточных Саянах. Там прошли пеший горный маршрут по долине вулканов Хи­Гол, побывали на вулкане.

А на третьем этапе экспедиции прошли на катамаранах связку горных рек, в том числе Жом­Болок — ее русло миллионы лет назад было залито лавой, и сегодня она прорезает лавовые отложения, образуя десятки порогов.

— Что самое странное приходилось есть во время путешествий?

— В Забайкалье мы вышли в глухую таежную деревню. Немногочисленные жители так нам обрадовались, вручили килограммов пять солонины — мяса оленя или лося, которое они заготавливают на зиму в погребах. Еще несколько дней мы без ограничений объедались этим деликатесом — ничего подобного с тех пор я не вкушал.

— Встречалось ли в походах что‑то необъяснимое?

— Я в мистику не верю и очень критично отношусь к раздутой теме «перевала Дятлова». Но однажды ходили мы в экспедицию по Кольскому полуострову, в рамках которой на таежном озере должны были установить памятный крест выдающемуся пензенскому туристу Геннадию Васильевичу Черняеву.

До этого озера мы полторы недели шли через тайгу, сплавлялись по рекам, совершали переходы. Нас было пять человека, но почему‑то всем (!) участникам казалось, что нас шесть. Постоянно оставалась шестая порция еды, на столе необъяснимым образом оказывалось шесть кружек… Однако, когда на безмолвной озерной глади был воздвигнут памятный крест с табличкой, чувство присутствия шестого разом всех покинуло…

Ксения ИВАНОВСКАЯ

SinvolPamyati