Добро не наука, оно действие

«Добро не наука, оно действие», — говорил знаменитый французский писатель и общественный деятель Ромен Роллан. Жительница села Скрипицино Колышлейского района Светлана Ивлева много лет воспитывает приемных детей. Благодаря этому уже семь ребятишек, оставшихся без родительской опеки, миновали детский дом, а старая деревня на три двора продолжает жить.

Село Скрипицино — это редкий ряд домов вдоль одной­единственной улицы. Ивлевы живут на самой окраине. Но их дом заметно выделяется среди давно опустевших ветхих избушек. Здесь бурлит жизнь: во дворе с громким хохотом играют в снежки ребятишки, за сетчатой загородкой бегают куры, слышно мычание коров, гараж нараспашку, от столба к столбу протянута веревка с только что постиранным детским бельем.

Домик в деревне

«В Пензенскую область мы переехали с Камчатки в начале 1990‑х к родителям, — рассказывает Светлана Геннадьевна. — Там развал начался раньше, чем в Поволжье. Мужа сократили с лесозаготовительной базы сразу, как только ее приватизировали».

Семья с дочками — 5‑летней Олей и двухгодовалой Ксенией — поначалу поселилась в Потловке Колышлейского района, а потом переехала в Скрипицино, где дали дом от совхоза. «В нем не было только внутренней отделки, и мы своими руками начали делать ремонт, — вспоминает Светлана Геннадьевна. — Трудностей не боялись! Из городской жительницы я быстро превратилась в сельскую — научилась доить корову, ухаживать за домашними животными, работала на току».

В начале 2000‑х годов в Пензенской области стартовал масштабный проект по ликвидации детских домов. Ребятишек, оставшихся без попечения родителей, распределяли по приемным семьям. Дом с приемными мамой и папой и, возможно, братьями и сестрами должен был заменить сиротам стены казенного учреждения.

«Подруга принесла мне статью про эту программу, — рассказывает женщина. — И я сразу решила ехать в детский дом. Мои девочки уже подросли, а двух мальчишек в нашем доме явно не хватало!»

Три сына

День, когда братья Миша и Андрей (имена братьев изменены) приехали из детского дома, Светлана помнит до сих пор. Женщина обустроила им комнату, шкаф наполнила игрушками, книгами, карандашами, красками и всякой всячиной, которая могла бы заинтересовать детей. Мише тогда исполнилось 8 лет, а Андрюше 6.

«Осваивайтесь, говорю им, — вспоминает приемная мама. — Закрывайте дверь и делайте что хотите! Сама слышу через стенку — зашуршали… Что они делали без меня, я даже не спросила. А стала укладывать их спать, поправляю подушку Мише, а под ней — и игрушки, и фломастеры. Андрей тоже набил себе в наволочку запасы… Мне пришлось объяснить мальчикам, что им уже ничего не нужно прятать и что все это купили для них».

О том, какое сложное у братьев было детство, заботливая приемная мама узнала уже потом, листая их документы из детского дома. Вместе с родителями и старшим братом они ютились в комнате на общей кухне в Пензе. Отец и мать пили, из‑за чего были лишены родительских прав, а потом умерли.

«Мне их всегда хотелось накормить, — рассказывает Светлана Геннадьевна. — Котлеты, пельмени, все свое, натуральное. Они же мальчишки, должны расти сильными и крепкими! Но ребятишки наотрез отказывались есть мясо…»

Только потом Миша и Андрей рассказали своей приемной бабушке — маме Светланы, как в комнате на общей кухне их родители… убивали собак и готовили похлебку. Немало усилий пришлось приложить Светлане и ее супругу, чтобы научить мальчиков не бояться и доверять своей новой семье.

«Меня предупреждали, что у детей нестабильная психика, — говорит Светлана, — но я была уверена, что наша забота поможет им найти себя в этой жизни и вместе мы преодолеем все трудности…»

А их в приемной семье было немало. Когда одному из братьев сделали пробу Манту, оказалось, что он болен туберкулезом. Три месяца ребенок должен был находиться на лечении в больнице.

«Мальчики только начали осваиваться, а тут такое, — вспоминает Ивлева. — У меня сердце разрывалось на части, когда мы его навещали. Помню, обнимаю его, уезжать пора, а отпустить не могу. А он первый раз назвал меня мамой. Мама, говорит, иди, не переживай!»

Через пару лет Ивлевы взяли еще одного мальчика. Он не успел попасть в детский дом. Жил с мамой в соседнем селе. А когда женщину лишили родительских прав, сразу же попал в приемную семью.

Сейчас все трое завершили образование и стали самостоятельными людьми. Михаил и Андрей как дети­сироты получили в Пензе жилье. Но свою приемную семью не забывают, обязательно приезжают на семейные праздники!

Дюймовочка Маринка

В 2013 году Ивлевым позвонили из органов опеки. В одном из районов области женщине вынесли приговор, и она отправилась отбывать наказание. Осталось двое детей. Родственники отказались брать их на воспитание. Девочке было всего 7 месяцев, мальчику — 10 лет.

«Помню, приехала в больницу, куда их положили, — рассказывает Светлана Геннадьевна. — Попросила показать мне семимесячную Маринку (имя девочки изменено). А медсестра только вздохнула: «Идите, посмотрите! Но за ней уход да уход нужен!»

Дюймовочка весила всего 4 килограмма. Крепкие дети обычно рождаются с таким весом. Она не умела ни сидеть, ни ползать. Знакомые Ивлевых даже сомневались, выживет ли малышка. Но Светлана Геннадьевна сказала точно, что поможет этой девочке.

«Я уволилась с работы и день и ночь была рядом с Мариной, — делится приемная мама. — Она ела всего по 30 граммов. Чуть больше маленький желудочек уже не воспринимал. Мы лежали с ней в больнице, проходили обследования, делали оздоровительный массаж. И уже через несколько месяцев дочка стала нас радовать. С каким желанием она ползала, нужно было видеть. А в год и два месяца сделала свои первые шаги!»

…Сейчас Марине уже 7 лет. Ее мама отбыла наказание, вышла замуж, устроилась на работу и забрала детей к себе. Но девочку иногда привозит к Светлане Геннадьевне погостить. «У меня две мамы, — улыбается Марина. — И два папы!»

«А я готова помогать, чтобы дети никогда не узнали, что такое детский дом», — говорит Ивлева.

Нина и Даня

В 2019 году Светлана Геннадьевна взяла на воспитание брата и сестру. Нине сейчас 7 лет, Дане — 13. Маму хоть и лишили родительских прав, но она приезжает навестить детей, платит на них алименты. Женщина живет в соседнем селе, а подрабатывает в столице.

Светлану Геннадьевну Нина и Даня называют тетей Светой. Они очень стараются отблагодарить ее за заботу хорошим поведением и прилежной учебой. Нину даже стали хвалить на родительских собраниях в школе. Она главная помощница по дому, подметает, ухаживает за кроликами, моет посуду. Даня увлекается хоккеем — уже есть достижения на областных соревнованиях, а еще помогает по хозяйству. На нем два теленка — Фрося и Крепыш, а также коза Машка.

«Я встаю в 6.40, — рассказывает Даня. — Наливаю телятам теплой воды, чищу, даю сена. А потом собираюсь в школу! Вечером делаю уроки, а в 17.00 снова к телятам. Им опять нужно дать воды и сена».

Многодетная приемная мама старается принимать своих ребятишек такими, какие они есть. Светлана Геннадьевна убеждена, что они с самого раннего детства должны знать, что у них есть и права, и обязанности. Без понимания этого во взрослой жизни никак! А научить таким премудростям может только семья!

Юлия Измайлова

SinvolPamyati