Кладезем футбольных талантов  были дворы советской Пензы

Дом на улице Рабочей, где прошло его детство, был в первую очередь знаменит криминальными авторитетами. Тюремными коридорами прошла еще треть взрослых, но никто из них не озлобился. По мнению моего собеседника Владимира Подобедова, причина тому — футбол, в который здесь играли все от мала до велика.

Родная улица моя

“Наш двор находился в кольце дорог: автомобильной и железной, — достает старые фото Владимир Николаевич. — Но все равно для футбольного, метров сорок поля места хватало. Ворота делали сами. Сетки к ним плели из алюминиевой проволоки. А чтобы расти в своем мастерстве, устраивали турниры с приглашением других дворовых команд из Кузнечного переулка, с улицы Каракозова, с Шуиста. Даже медали и кубки для награждения победителей покупали в спортмагазине “Старт”.

Футболки у нас были голубые с белым воротничком. Номера наносили по трафарету. На ногах кеды. А посмотреть наши матчи собирались многие, тем более что импровизированной трибуной служил земляной вал железной дороги. Не быть спортсменами мы просто не могли. Рядышком на улице Сурской жили знаменитые в ту пору хоккеисты — братья Борис и Евгений Субботины. И зимой в нашем дворе заливался настоящий каток с деревянными бортами и освещением. Все свободное время проводили, играя в хоккей. А когда по радио объявляли, что из‑за морозов отменяются школьные занятия, тотчас надевали коньки, хватали в руки клюшки — и на лед. Играли, забывая про еду и кино.

Когда я вечером приходил домой, одежда на мне стояла заледеневшим колом. Садился ближе к печке, чтобы отогреть с трудом разгибающиеся пальцы рук и ног, а думал только об одном — быстрее бы завтра, чтобы снова пойти на каток.

Рядышком на улице Сурской был еще один примечательный двор с баскетбольной и волейбольными площадками плюс теннисный стол. Все это богатство создало старшее поколение. Здесь жили признанные короли шахмат братья Искрицкие, футболист, обладатель пушечного удара Александр Гараевский, хоккеист Александр Яворский.

А в нашем дворе жили голубятники Сухановы: Борис, Александр и Юрий. Их “мурые”, “плекие” и другие постоянно кружили в небе. А по воскресным дням пензенские голубеводы собирались на птичьем рынке в районе улиц Ленина и Пролетарской, где менялись, продавали и покупали себе голубей. Но особым шиком считалось умение “осадить” чужих голубей на собственную голубятню.

Поскольку от нашего дома до Суры рукой подать, купаться мы ходили к деревянному Шуистинскому мосту, построенному пленными немцами. Мост был очень высокий, с красивой резьбой и являлся несомненной достопримечательностью города. Прыгнуть ласточкой с его перил рисковал далеко не каждый. А вот Слава Ивлиев показывал высокий класс: оторвавшись от опоры с высоты примерно в 20 метров, он с таким изяществом пролетал это расстояние, соблюдая все линии и пропорции прыжка, и так четко входил в воду, что у нас дух захватывало от восторга.

Во дворе на Рабочей жили известный в 1960‑е хоккеист Лев Ванявкин, футболисты Николай Акимов и Александр Безроднов. И именно с них, а не с криминальных авторитетов мы брали пример. Старший из братьев Сухановых Борис привел меня в 1968 году в команду завода ДХО, которая выступала на первенстве города. И мне, одиннадцатилетнему мальчишке, выдали настоящую футболку! Старую, растянутую до невероятных размеров, неопределенного красно­бурого цвета, с номером на спине.

А первая игра у меня была с командой “Динамо” на стадионе дизельного завода (сейчас это стадион “Первомайский”). На нашем фоне динамовцы выглядели королями: синие футболки с небольшой буквой Д на груди, такого же цвета трусы с белой горизонтальной полосой и белые гетры. Мы уступили со счетом 0:1. Но чувство большого праздника у меня все равно осталось. После окончания игры нам всем выдали по два талона в кафе “Арфа” и впервые я не только сам оплатил обед стоимостью в два рубля, но еще и принес домой пару заварных пирожных.

Через год меня пригласил к себе в команду “Восток” Лев Ванявкин. Коллектив собрался интересный. Мы ежегодно выходили в финал областных соревнований. Вместе со мной играли мощный крайний нападающий Александр Ежов, прекрасный дриблер Виктор Белолуцкий, неповторимый талант Алексей Блинов, надежный защитник Владимир Самойлов. Все они вышли из дворов микрорайонов Маяк и Маньчжурия, где сотни пацанов учились играть в футбол, и именно из этих дворов тренеры вытаскивали на свет божий талантливых самоучек. Команда “Восток” наполовину состояла из 14—15 летних ребят. Но старшие всегда нас опекали и в обиду не давали”.

О друзьях­товарищах

В 1976‑м молодого футболиста пригласил в свою команду Николай Акимов. Болельщики со стажем наверняка помнят этого защитника “Велозаводца”. Будучи ростом всего‑то 171 сантиметр, Николай Александрович почти всегда выигрывал на “втором этаже” у куда более рослых, нежели он сам, нападающих.

Но в ту пору пензенский футбол переживал не лучшие времена. Абсолютно волевым решением команда мастеров “Сура” была распущена. Говорили, будто первый секретарь Пензенского обкома КПСС Лев Ермин обронил следующую фразу: “На те деньги, что мы ежегодно тратим на футболистов, я лучше два коровника построю!” А 2‑й секретарь обкома Георг Мясников, страстный болельщик хоккея, к футболу был равнодушен.

“Закончив играть, Акимов возглавил коллектив велозавода, — вспоминает Владимир Николаевич. — И доверил мне место в основном составе — три сезона кряду я провел бок о бок со своими именитыми товарищами. Чего стоит один Александр Безроднов! Скрытой передачей Александр Иванович мог отрезать всю оборону соперника и вывести партнера один на один с вратарем. Мог забить сам в касание после подачи углового, заметив, что голкипер неосмотрительно покинул ворота.

Он научил меня мыслить творчески, понимать внутренние, скрытые от глаз нюансы сложнейшего футбольного механизма. Оставался после тренировки, чтобы объяснить, как нужно открыться или сделать точную, нацеленную передачу.

Наш вратарь Владимир Селищан — человек с потрясающей пластикой. Великолепно играл как в “раме”, так и на выходах. Его фантастические броски до сих пор помнят ветераны­болельщики. Защитник Владимир Жолудь действовал неброско, но всегда надежно. Жесткий и расчетливый Вячеслав Зиновьев запросто мог пустить нападающему соперников “щуку” и даже не посмотреть в его сторону. Глыба команды в обороне — Валерий Седачев. Солидная комплекция не позволяла ему много бегать, но он обладал потрясающей способностью выбирать позицию: мяч всегда летел именно к нему. Владел мощным прицельным ударом.

Бессменный капитан Александр Комиссаров никогда не боялся брать ответственность на себя и пенальти при ничейном счете всегда бил сам, на что в футболе способен не каждый.

Своим авторитетом в пензенском футболе велозаводская школа и команда “Гранит” обязаны Николаю Александровичу Акимову — он собрал как игроков бывшей команды мастеров, так и молодых, способных усилить игру. Потому болельщики команду любили. Мы ощущали это на всех матчах. Узнавали нас и вне футбольного поля.

Акимов был непревзойденным мастером физподготовки. Однажды в Ахунах, где мы тренировались летом, он привел нас к почти отвесному обрыву: метров на 30 вниз. И мы спускались и поднимались по нему, совершали рывки в полную силу. А потом повторяли эти рывки с партнером на плечах!

Другим его коньком были кроссы. Бесчисленное количество раз мы пробегали 10, 15, 20 км. И не по асфальту. Самым эффектным восстановительным средством Акимов считал баню, а потому привозил нас в лучшую — Ивановскую. До сих пор помню первое посещение. Как ребята шутили: уши в трубочку сворачивались, до того жарко было. Зато эффект поразительный — через день все свежие как огурчики”.

Незабываемые матчи

“Настоящим потрясением стала для меня игра команды мастеров “Сура” с “Локомотивом” из Оренбурга в рамках первенства страны летом 1972 года, — продолжает Владимир Подобедов. — Стадион “Труд”, забитый под завязку, гудел, как пчелиный рой. Мы с соседом Володей сидели в 8 ряду западной трибуны плечом к плечу, подвинуться не было никакой возможности, настолько плотно располагались болельщики!

Многие стояли внизу в проходе, но на эти неудобства никто не обращал внимания. Все взоры были устремлены на поле. В воздухе уже витали разговоры о скором роспуске команды, и футболисты из кожи вон лезли, чтобы доказать свою состоятельность болельщикам и руководству области.

На протяжении всего матча стадион то взрывался от аплодисментов, то затихал на мгновение, чтобы в следующий момент снова взлететь на самый верх эмоций.

Проигрываем 0:1. Но постепенно выравниваем игру, и счет уже ничейный. В конце первого тайма Александр Володин, заметивший, что вратарь гостей неосмотрительно покинул “раму”, изящно забрасывает мяч ему “за шиворот”. 2:1.

Второй тайм начинаем неудачно, пропускаем. Стадион неистово поддерживает свою команду. Несколько раз опасно подключается к атаке Олег Штюрмер. Высокого роста, мощный, хорошо играющий головой, он раз за разом заставляет защитников и вратаря “Локомотива” трудиться в поте лица.

Одно из таких подключений заканчивается нарушением правил в штрафной Оренбурга. Пенальти пробил Александр Безроднов, угодивший в крестовину ворот. С досады нам кто‑то даже вылил на головы остатки пива. Но вот он — последний штурм! Владимир Шадрин откликнулся на передачу с правого фланга и с линии штрафной изящно переправил мяч в дальний угол ворот оренбуржцев. На нас с соседом сверху полилось и полетело уже все, что было в руках у болельщиков. Рев стоял такой, что своего голоса слышно не было! Уши заложило, как от перегрузки в самолете. Народ ликовал так, будто пензяки выиграли Кубок СССР, ни больше ни меньше!

Запомнилась еще и битва “Гранита” в Муроме с местной “Энергией”. Дело было в 1979‑м в полуфинале Кубка РСФСР. Арбитры из Москвы сразу дали понять, что выиграть нам не дадут. Боковые судьи не выпускали наших нападающих за середину поля. Рука с флажком просто не опускалась: дошло до того, что вне игры фиксировалось даже на нашей половине. Но время шло, а на табло горели нули.

В дополнительное хозяева также атаковали, но мы, разыграв нехитрую комбинацию, вывели на удар Владимира Коновалова, хлестко пробившего низом с линии штрафной площади. Вне игры зафиксировать невозможно, так как в момент удара перед полузащитником находились три игрока из Мурома.

Последние 10 минут футболисты “Энергии”, не стесняясь, били нас по ногам, подыгрывали себе рукой. Но судейский свисток молчал. Секундная стрелка побежала последний круг, когда нападающий хозяев уже готов был послать мяч в наши ворота. Однако вратарь “Гранита” Валерий Фролов ударом кулака прервал полет мяча и форварда соперников. Пенальти. Свисток судьи. Короткий разбег, удар в правый от вратаря угол ворот. Фролов в броске парирует пенальти, отправляя в нокаут весь муромский стадион! Вот это был футбол!”

Владимир Вержбовский. По материалам книги “О футболе и не только”.

SinvolPamyati