№ 22 (7798) от 31 мая 2016 года

Главная
№ 22 (7798) от 31 мая 2016 года

Управляйки ждет новая волна банкротств

Общественники Пензы, занимающиеся вопросами жилищно­коммунального хозяйства, не исключают, что осенью нас ждет новая волна банкротств ряда управляющих компаний.

Два компонента расходов
Одной из причин финансовой несостоятельности организаций, обслуживающих многоквартирные дома, могут в том числе стать их накапливающиеся долги перед муниципальным казенным предприятием «Теплоснабжение». Связаны эти долги с введением двухкомпонентного тарифа на горячую воду.
Дело в том, что в соответствии с Правилами предоставления коммунальных услуг, которые утверждены постановлением Правительства РФ № 354 от 6 мая 2011 года, управляйки не имеют права выставлять жильцам МКД плату по компоненту «Тепловая энергия» в составе платы за горячую воду более нормативной величины. Она устанавливается Управлением по регулированию тарифов и энергосбережению Пензенской области для каждого муниципального образования.
А вот с ресурсоснабжающей организацией управляющая компания должна рассчитываться не по этому нормативу, а в соответствии с показаниями общедомового прибора учета тепловой энергии. Данная сумма в ряде домов намного превышает нормативную! За счет возникающей разницы и накапливаются долги управляек перед ресурсниками.

И снова суд!
В апреле этого года управляющая компания ООО «МУП Ленинского района» (МУП расшифровывается как многопрофильное управляющее предприятие, а не муниципальное унитарное предприятие и является частной структурой) подала исковое заявление в Арбитражный суд Пензенской области на муниципальное казенное предприятие (МКП) «Теплоснабжение» о взыскании с него 412 тысяч 85 рублей 4 копеек. Сумма эта, по мнению истца, является «неосновательным обогащением за счет излишне уплаченных денежных средств за потребленную в декабре 2015 года тепловую энергию в составе горячей воды».
Проще говоря, ООО «МУП Ленинского района» подало в суд, чтобы доказать: их расчеты с ресурсником за тепловую энергию в составе платы за горячую воду должны были производиться по той же схеме, что и с простыми гражданами — потребителями горячей воды. Очередное заседание суда назначено на июнь. В качестве третьих лиц привлекаются Управление по регулированию тарифов и Госжилстройтехинспекция Пензенской области.
Дело, которое должно будет расставить все точки над «i» в отношениях между ресурсоснабжающими и управляющими организациями, разрешится нескоро. Но от его исхода в дальнейшем будет зависеть, обанкротятся ли в Пензе еще несколько управляек или нет, минуют жителей города очередные неприятности, связанные со сменой обслуживающих организаций, или нет.
Кстати, на подъездах некоторых многоэтажек Пензы уже стали появляться объявления с предупреждениями о том, что управляющая организация, обслуживающая дом, имеет большие долги перед ресурсниками…

Проверьте свои платежки
Напомним, что весной прошлого года стало известно о банкротстве более 20 управляющих компаний. Тогда тысячи горожан столкнулись с проблемой двойных квитанций и незаконным захватом домов новыми управляйками. Потом появились квитанции за пробный пуск тепла в 2012 году...
«Эти банкротства еще не раз аукнутся жителям Пензы, — считает эксперт ЖКХ, член общественного совета при управлении Госжилстройтехинспекции по Пензенской области Юрий Ушаков. — Кстати, на прошлой неделе конкурсный управляющий опубликовал в одном из печатных изданий Пензы сообщение о реализации имущества должников — обанкротившихся управляющих компаний. Проще говоря, было заявлено о продаже долгов. Если, например, у управляющей организации «Запрудный­1» размер задолженности составляет 16 миллионов 961 тысячу 531 рубль, то продаются эти долги за 11 миллионов 873 тысячи 72 рубля. Тот, кто приобретет эти долги по более низкой цене, вправе будет как кредитор требовать их в том числе с простых потребителей — нас с вами!
Советую, если кто-то в дальнейшем столкнется с подобными ситуациями, вооружиться своими квитанциями об оплате услуг ЖКХ. Это единственное доказательство того, что вы не должны за потребленные свет, газ, воду, тепло».

Откуда взялись долги за свет в 2013 году?
Весной десятки тысяч граждан получили платежки с долгами за электроэнергию за 2013 год.
На прошлой неделе представители филиала ОАО «МРСК Волги» — «Пензаэнерго» дали свои разъяснения, откуда взялась эта задолженность. Данная компания была гарантирующим поставщиком электроэнергии в регионе до 31 декабря 2013 года. С 1 января 2014 года в Пензенской области появился новый гарантирующий поставщик — ООО «ТНС энерго Пенза», который действует и сейчас. Но перед старым поставщиком у некоторых потребителей осталась задолженность. Большинство граждан погасили ее в добровольном порядке.
Если вам приходила квитанция с долгом за электроэнергию за 2013 год и у вас при этом сохранились квитанции с чеками об оплате за тот период, вам необходимо по имеющимся чекам удостовериться, что средства были перечислены в ОАО «МРСК Волги», а не в иную организацию (например, в энергосбытовую компанию).
В случае, если платежи указаны правильно — на ОАО «МРСК Волги», потребителю следует обратиться по телефонам, указанным в претензионном письме, для выяснения обстоятельств непоступления средств на нужный расчетный счет.
Если квитанции по оплате электроэнергии за 2013 год не сохранились, вы можете обратиться с запросом в расчетно-кассовые учреждения, где была произведена оплата. Согласно статьям 8 и 10 Закона «О защите прав потребителей» и статье 26 Закона РФ «О банках и банковской деятельности» плательщик имеет право на получение информации о своих операциях и счетах в расчетно-кассовом учреждении в письменном виде и без взимания платы.
После получения информации от расчетно-кассового учреждения плательщик будет обладать всеми необходимыми сведениями для доказательства факта оплаты.

Газета: 
МОЛОДОЙ ЛЕНИНЕЦ
Автор: 
Юлия Измайлова

Капитализм съел шахматный клуб

В истории пензенских шахмат немало славных страниц. Например, Дмитрий Кокарев выиграл чемпионат мира среди юношей, стал международным гроссмейстером. Несколько пензяков носят титул мастеров ФИДЕ. Многие из ребят являются воспитанниками городского шахматного клуба, расположенного на ул. Бакунина, 60. Здесь всегда с удовольствием занимались как взрослые, так и дети. Но особым почетом клуб пользовался у пенсионеров, которые, собственно говоря, и составляли основную часть посетителей.
К великому сожалению, сейчас в клубе любителей шахмат редко можно встретить пожилого человека. Причина банальна — слишком дорого стал стоить абонемент, чтобы пенсионеры могли позволить себе регулярно сюда приходить.
«Ну а что вы хотели? Раньше месячный абонемент на 8 занятий стоил 50 рублей, а сейчас он вырос в цене до 315 рублей! — негодует бывший тренер по шахматам, 82-летний Владимир Демченко. — Чиновники, которые устанавливают цены, почему-то не учитывают возраст большинства посетителей клуба и их финансовые возможности. Думают, что заработают на нас, а на самом деле люди вообще перестали ходить в шахматный клуб!
Ладно еще я живу рядом, а многим людям преклонного возраста приходится также тратиться на проезд, чтобы добраться до клуба. А если решишь просто прийти поиграть, без абонемента, то за вход нужно выложить 75 рублей. И это с нашей нищенской пенсией! Клуб для нас всегда был не только возможностью поиграть в шахматы: это было место общения, отдушина для стариков. И такими ценами нам просто­напросто намекают: сидите дома, тихо доживайте свой век».
«Молодой ленинец» решил разобраться в ситуации. И для начала выяснил, что городской шахматный клуб находится в хозяйственном ведении МУП ДС «Рубин». Предметом его деятельности является оказание спортивно­оздоровительных услуг населению на платной основе. А тарифы для данной деятельности устанавливает администрация города.
«Размеры тарифов на оказание услуг, в том числе стоимость месячного абонемента для занятий в шахматном клубе без тренера, утверждены постановлением администрации Пензы, — сообщает председатель городского спорткомитета Наталья Озерова. — Дело в том, что муниципальное предприятие должно зарабатывать денежные средства, из которых оплачиваются расходы, которые шахматный клуб несет. Это и электричество, и отопление, и уборка помещений.
Но тарифы разные. Здесь есть и разовое посещение стоимостью 75 рублей в час, и абонемент на восемь занятий без тренера стоимостью 315 рублей. Если вы разделите эту сумму на восемь, то получится всего 39 рублей в час, так что абонемент приобретать выгоднее.
И это не настолько большая сумма, чтобы ее раз в месяц не могли заплатить пожилые люди. За пользование услугами кто-то все равно должен платить: если мы освободим от оплаты пенсионеров, то кто за них заплатит?»
Вот вам и звериный оскал капитализма — за все нужно платить! Интересно, есть в Пензе состоятельные люди, предприниматели­меценаты, способные подарить старикам — собственно тем, кто десятилетие за десятилетием строил фундамент вашего нынешнего богатства, — несколько часов радости в неделю? Поделитесь! И зачтется вам…

Газета: 
МОЛОДОЙ ЛЕНИНЕЦ
Автор: 
Яков БЕЛКИН

Как общественники помогли многодетной семье беду пережить

У жителя села Черкасского Пачелмского района Андрея Саунина и его гражданской жены Елены разница в возрасте 10 лет. Главе семьи — 24, а его любимой женщине — 34. При этом у пары… шестеро детей! Три сына и три дочери.
Впрочем, сыновей — Гене сейчас 17 лет, Валере 16, а Мише 9 — Елена родила в предыдущем браке. А вот дочки все от Андрея. Насте 5 лет, Марине 3 года, а Лиле всего 6 месяцев.
«Сначала-то 17-летний Андрюшка ухаживал за моей племянницей, — улыбается многодетная мама. — Но потом переключил свое внимание на меня. Я к тому времени уже ушла от мужа, жила у мамы. От прежнего сожителя я и букета полевых цветов в жизни не видела, а Андрей мне сразу начал дарить розы. Помню, принес еще как-то раз губную помаду — ну мальчишка мальчишкой…
Но сердцу не прикажешь, и мне он приглянулся. Два года мы встречались, а потом стали жить вместе. Тут как раз и Настюха на свет появилась, а после еще две дочки. Наверное, на этом и остановимся, хотя Андрей все мечтал о своем сыне. А то ведь так можно долго экспериментировать, но дом-то не резиновый, нам ввосьмером в нем уже тесновато».
Несмотря на молодость, Андрей оказался человеком хозяйственным. Вскоре в сарае появились коровы, свиньи, куры, гуси, утки, лошади… Для сельчанина — рай земной! Да только перед Новым годом в дом Сауниных постучалась беда — постройка, в которой зажиточные хозяева держали домашнюю живность, сгорела. Андрей в ту ночь был на работе. Первым зарево увидел сын Валера, он и разбудил всех. Лошадь удалось спасти, а две коровы, шесть годовалых бычков, два поросенка и полсотни кур, гусей и уток погибли в огне.
Этот пожар стал для Андрея, Елены и их детей серьезным ударом. По счастью, мир не без добрых людей — семье погорельцев помогли. Кроме родственников не осталась в стороне и зампред пензенской общественной организации «Комитет по защите прав человека» Елена Черлянцева.
Елена Александровна сама выросла в этом селе и беду односельчан приняла как свою собственную. Через Комитет купила Сауниным поросенка, помогла приобрести корову и десяток цыплят. А фонд «Святое дело» выделил многодетной семье 10 тысяч рублей, и столько же спонсировал глава «Комитета по защите прав человека» Владимир Попов. Да и сельская администрация по запросу выделила 7 тысяч рублей.
Корреспонденты «МЛ» решили составить компанию Елене Черлянцевой и отправились в гости к Сауниным — посмотреть, как налаживается их жизнь. Елена Александровна привезла в подарок целую сумку фруктов и овощей. После пожара в семье не до разносолов, так что те же апельсины вызвали у детишек восторг. Андрей, работая скотником, за последний месяц получил 7 тысяч, выручают детские…
«Понемногу приходим в себя, — говорит Елена. — Дети у нас во всем помощники. Генка с Валеркой, если надо, могут и корову подоить, а уж лошадь — только на старшем, он у нас просто помешан на лошадях.
Девчонки еще маленькие, но тоже к порядку приучаются. Спасибо, что и мои родители, и родители мужа всегда готовы помочь и словом, и делом. А дед Андрея каждый день к нам приходит — души во внуках не чает.
Так вот и живем, в тесноте, да не в обиде. Любовь нас согревает и сплачивает, любую беду пережить помогает!»

Газета: 
МОЛОДОЙ ЛЕНИНЕЦ
Автор: 
Яков БЕЛКИН. Фото В. Павловского

Раритетные костюмы семьи Стаильских

Главное богатство семьи Стаильских — уникальная коллекция старинных костюмов. Татьяна Стаильская солирует в ансамбле STARGOROD, а в свободное время собирает народные костюмы. Этому хобби уже не один год, и сейчас в домашнем музее порядка 200 костюмов. Причем это не какие-нибудь новоделы в стиле ретро, а самые настоящие артефакты эпохи, некоторые экземпляры уже отметили вековой юбилей.
«Как я нахожу костюмы? Езжу по деревням, стучусь в дома к старикам, спрашиваю, не хотят ли они продать старые вещи, — рассказывает Татьяна. — Обычно мы сходимся на доступной цене в пределах тысячи рублей. Это сейчас москвичи предлагают за подобные вещи просто бешеные деньги, но нам с ними не конкурировать.
Кстати, большинство костюмов из моего родного Земетчинского района. У таких нарядов есть характерная особенность — юбки в черную клетку с белой окантовкой. Они символизируют плодородие, то есть распаханную землю.
Есть в моей коллекции и так называемые кручинные костюмы, которые носили 40 дней после смерти близкого родственника. От такой одежды идет не очень-то хорошая энергетика, ее очень тяжело надевать. Этой осенью я планирую устроить выставку, и все желающие смогут увидеть костюмы и предметы старинного гардероба из моего собрания».
Семья Стаильских примечательна не только своим уникальным хобби. Вся жизнь Татьяны и ее мужа Сергея связана с музыкой. Оба когда-то начинали свой путь в искусство с ансамбля «Реченька», к музыке они привили любовь и своим детям — 19-летней Ане и 6-летнему Ване. Сейчас у них образовался самый настоящий семейный ансамбль (на фото).
Стаильские даже выпустили альбом, ездят с концертами по санаториям, где у них уже появился свой преданный слушатель. И выступают они, конечно же, в русских народных костюмах, нередко надевая и те, которым по сто и больше лет.

Газета: 
МОЛОДОЙ ЛЕНИНЕЦ
Автор: 
Яков БЕЛКИН. Фото В. Павловского

Друзья парков, где вы?

Все пензяки негодуют, когда вырубают очередной сквер. Но протестовать, как в случае с Химкинским лесом, считают бесполезным: мол, вся земля давно в частной собственности. А ведь это не так! «Скверы и парки можно и нужно защищать еще ДО начала вырубки и застройки, — уверена Галина Турчак, специалист по проектированию городского пространства. — И мы покажем городу, как это делать!»
«Из роддома меня привезли в квартиру на ул. Ленина — 315 метров до Олимпийского парка, — вспоминает дизайнер среды. — Моя бабушка сажала эти деревья. В парке я провела детство: в коляске, на велосипеде, на первом в своей жизни колесе обозрения. Поэтому судьба этого парка и других скверов города меня очень волнует!»
По словам Галины, главная проблема зеленых зон Пензы в том, что большинство из них не отмечены в кадастровой карте, не размежеваны, то есть не имеют юридической силы. По идее, бери и строй что хочешь. В другом важном документе — «Правилах землепользования и застройки» — скверы отмечены как «зона жилой застройки», «обслуживания и деловой активности», а должны быть обозначены как «зона рекреации».
«Есть еще перечень скверов и парков Пензы от 2007 года, — добавляет Галина Турчак. — В нем 140 зонам дали статус «особо охраняемых территорий». Казалось бы, это здорово, вычеркнуть скверы из этого списка сложно. Но вот беда — в перечне не обозначены границы и площадь скверов...»
Любое благоустройство зеленых насаждений бессмысленно, если завтра их могут снести — это все равно, что ежегодно делать дорогой ремонт в съемной квартире. А такая судьба грозит даже паркам Белинского, Ульяновых, Победы — их формально можно застроить хоть завтра, так как они тоже не значатся в кадастре. Такая же участь может постичь 60 других скверов города.
Спасти зеленые легкие Пензы от вырубки и застройки можно, если свести воедино данные трех важных документов: чтобы в перечне скверов и парков появились их границы, их бы отметили в «Правилах землепользования и застройки» и размежевали, наконец.
Галина и ее соратники уже провели инвентаризацию скверов — фотографировали их состояние. К делу можете подключиться и вы, неравнодушные горожане.
«Из 139 особо охраняемых зеленых территорий и четырех парков лишь один (!) оформлен правильно в кадастровой карте — Олимпийский парк. Он вообще пример идеальности, — считает Галина Турчак. — Там понимающая администрация, и парк живет активной жизнью. Мы хотим поддержать это и организовать городское движение «Друзья парков», которое будет защищать зеленые насаждения. Жители будут помогать выявлять ценности парка, а мы — писать и реализовывать проект.
Один проект «Беседка для лекций на открытом воздухе» уже выиграл грант, а площадку для выгула собак можно сделать своими силами, если объединиться. Словом, все наши идеи — это не проект реконструкции (вроде ремонта дорожек и установки аттракционов), а полноценный социальный проект в поддержку местного сообщества».
Опыт у молодых дизайнеров среды есть: в Пензе в прошлом году они проектировали квартал Ключевского — подключив разных экспертов, проводя опросы жителей, вовлекая архитектурные мастерские.
«В нашей стране архитектура всегда авторитарно насаждалась сверху, — считает Галина Турчак. — В России не принято вовлекать пользователей в проектирование городского пространства. Меж тем в некоторых регионах уже появились противники такого режима. Так, в Вологде сильно «соучаствующее проектирование» — оно подразумевает участие не только горожан, но и экспертов по дизайну, маркетингу, урбанистике, а также диалог с городской властью и бизнес­сообществом (ну, не должны за проекты благоустройства города отвечать Горзеленхоз и МУПы!).
Только в таком случае еще в начале проекта становится ясно, для чего и для кого он создается. В итоге городская среда формируется не по инициативе инвестора, а служит отражением чаяний всего города».
P. S. Следить за деятельностью Галины Турчак и ее единомышленников можно на страничке vk.com / posad58. Там же происходит обсуждение всех проектов.

Газета: 
МОЛОДОЙ ЛЕНИНЕЦ
Автор: 
Ксения ВДОВИКИНА

«МЛ» в гостях у «Чудисов»

Много­много лет Александр и Любовь с экзотической для Пензы фамилией Маттис живут под псевдонимом — друзья и знакомые называют их Чудисами. И есть за что! В руках пары все спорится, дом — полная чаша, детей — пятеро. Словом, полная семь­я!
«Мы познакомились в конце 1980-х, я к Любе телевизор пришел ремонтировать — старый, ламповый, — с улыбкой вспоминает Александр. — Она старательно подавала инструменты. И, уходя, я подмигнул девушке: «Телевизор все равно вечно работать не будет — вы лучше личной жизнью занимайтесь!»
С тех пор Александр и Люба не расставались.

Три богатыря
…С первым сыном Димой молодые родители ютились в 12-метровке — коляску приткнуть было негде. Затем начали расширяться. И, словно почуяв это, случился второй сын Леша.
«С первым ребенком было непросто, с двумя — тяжело, когда забеременела в третий раз, то даже плакала от бессилья: помощи не было, не знала, справлюсь ли... — признается Любовь. — Но верила: если Бог дал ребенка, даст и на него».
И словно в подтверждение этих слов в 2002-м на свет неимоверно легко, быстро и безболезненно появился еще один мальчик. «Слава Богу!» — выдохнула Люба. И назвала сыночка Славой.
Как уверяют родители, и по жизни у него все получается играючи: никакая усталость не берет, никакое уныние. Когда старший брат капризничал, Слава тащил ему водички­конфетку­игрушку. В четыре года вставал на заре, чтобы сделать на всю семью бутерброды. И с младшими сестрами нянчился взахлеб.
На прогулки многодетная мама с мальчиками выбирались целой процессией: грудной ребенок лежал, средний там же сидел, старший шел рядышком. Если уставал — цеплялся за подножку. Попутно заходили в магазин, и в ту же коляску мать складывала покупки... Так и фланировали по Олимпийскому парку несколько раз в день — больше никуда не выбирались.

Без говорящих хомяков
В то время Любовь работала педагогом на станции юных техников. Коллеги заговорщицки подмигивали: «Есть три сыночка — нужна лапочка­дочка».
«Девочку всегда хотелось, — признается Любовь Евгеньевна. — Когда в садике работала, с удовольствием косички воспитанницам заплетала... И вот в 2004-м у нас появилась Лиза. Однако, окруженная тремя братьями, говорила «я пошел», «я сделал». А я в душе мечтала родить ей подружку...»
Подружку, Настю, дождались в 2006-м. Незадолго до этого семья перебралась в свой дом — вернее, пока от него было одно название. «Разгром, как после бомбежки, — вспоминают родители. — Голые стены, черновые полы, кучи песка... Еду варили на газовом баллоне и только к зиме провели электричество».
Но в большой семье трудности преодолеваются легче. А для детей лучшей игровой среды, чем настоящий домашний обиход, и не придумаешь, уверены Маттисы­старшие. В общей сложности ребята больше полугода проводили на улице, во дворе, босиком — познавали мир через игру, опыт, помощь взрослым. Заметьте, без всяких там интерактивных говорящих хомяков!

Немецкие корни
Фамилия Маттис происходит от имени Матфей. Немецкие корни у семьи прочные и древние. «Мои дед и отец — из немецкого села Александерталь (ныне Самарская область), — говорит Александр. — К концу XIX века таких земледельческих сел только на Волге было уже более ста. Современники признавали, что эти поселения достигли наивысшего материального благосостояния — даже Столыпин приезжал опыт перенимать.
В 1930-е большевики объявили сельчан кулаками и сослали в архангельские леса практически всех мужчин. После изнурительных работ и фронта дед вернулся совершенно беспомощным — с трофической язвой ноги. Из семерых детей выжили не все.
Мой отец Яков Маттис смог с отличием окончить вуз, хотя и получал двойки за «враждебную национальность». 27 лет преподавал в политехе. До последних дней читал Гете в оригинале. Перевел немецкую книгу о Ельцине.
Я сам, увы, немецкого не знаю: папа отдал меня на английский, а «фамильному» языку все обещал научить, да передумал. Но семейное прошлое мы бережем — дети часто задают вопросы. И к корням меня всегда тянуло».
Историческая родина не впечатлила
Однажды интерес одолел с такой силой, что Маттис­старший уехал на месяц к двоюродному брату в Германию: на людей посмотреть, себя показать. «Я был уверен, что останусь там, устроюсь на работу, — говорит многодетный отец. — Тогда многие наши соотечественники обосновались на чужбине: кто продавцом, кто ремонтником, кто уличным гармонистом. Ну а я чем хуже?»
Однако выяснилось, что не так все просто: в Германии официально работать может лишь гражданин страны, а за нелегального мигранта родственникам придется платить огромный штраф, сравнимый со стоимостью дома!
«Так что мой пыл поугас, и разведывательная поездка превратилась в экскурсионную, — разводит руками наш земляк. — Помню, как поразили деревенские сельпо — да они круче наших супермаркетов! Наливные абрикосы, отборные перцы, свежий сельдерей — как в раю... А еще до глубины души удивило полное отсутствие полицейских на улицах — в законопослушной стране и так порядок».
Вернувшись в Пензу, отец за три дня не произнес ни слова — настолько силен был культурный шок. А вот сын Леша махнул рукой: «Не, здесь лучше! Там ничего нельзя — ни купаться, ни шуметь, сразу нажалуются. И даже расшалившимся детям в песочнице взрослые объясняют, что они поступают противоправно. Это разве детство?»
«Перед отъездом домой брат сказал мне: «Оставайся, если чувствуешь себя немцем. Что-нибудь придумаем», — добавляет Александр. — А я вздохнул: да я не немец — одно название. И в Пензу тянет невозможно, куда бы ни уехал. Ведь там семья — мое все!»

Сапожник без сапог
Подрастающее поколение в этой семье никогда не воспитывали по книжкам. Все — только по подсказкам сердца. «Надо расти вместе с детьми! — уверен Александр Маттис. — И помнить, что заставлять что-то делать бесполезно — нужно всегда заражать примером. Поэтому у нас в доме первым делом появилась мастерская, дети делали ремонт наравне с нами, а Леша с удовольствием оседлал мой велосипед, на котором я изъездил Прибалтику, Тянь­Шань и Кавказ».
Но самый главный воспитательный постулат у Маттисов — это отсутствие телевизора. Да­да, несмотря на то, что папа — телемастер с многолетним стажем! «Это враг хорошей компании, — убежден он. — Дети всегда найдут себе занятия, особенно когда много братьев и сестер».
В семье любят читальные вечера — все усаживаются на диван и погружаются в мир литературы. Или в шахматы играют — отец уверен, что тогда сами собой исчезают дурные привычки. Иногда папа музицирует на пианино, а Слава устраивается поодаль и рисует портреты своих родных...
«Звучит пафосно, но любовь — главный двигатель семейного счастья, — подхватывает Любовь Евгеньевна. — Без нее многие вещи вызывают раздражение, порождают сомнения. А она помогает не судить сгоряча. Не нужно отчитывать детей — мол, хорошие мальчики так не поступают. А надо объяснить, как поступать нужно — так конструктивнее получается.
А еще мы не стесняемся попросить прощения у ребенка, если неправы. Так что, получается, действительно растем вместе с детьми. И процесс этот никогда не может быть завершен».

Газета: 
МОЛОДОЙ ЛЕНИНЕЦ
Автор: 
Ксения ВДОВИКИНА