№32 (816) от 7 августа 2013 года

Главная
№32 (816) от 7 августа 2013 года

Плач по земле

Чего много в России? Обратите внимание: чего, а не кого. Правильно: денег и земли. Так много, что диву даешься: воруют, воруют, а разворовать не могут...
Судя по всему, в свете махинаций с землями Минобороны в стране начались тотальные проверки. В конце прошлого года спецслужбы проверяли информацию о причастности чиновников Министерства культуры РФ к незаконному выводу земли заповедника «Радонеж» под застройку.
Практически в это же время вскрылась серия махинаций с землей, которую совершили чиновники Татарстана. За этим делом последовало дело хабаровского чиновника, который за бесценок продал 108 земельных участков. Потом была проверка деятельности администрации Солнечногорского района, что в Подмосковье. И вот теперь этот список пополнила Пензенская область.
Два месяца дома
Все минувшие выходные пензенцы обсуждали арест главного коммунальщика города Алексея Агафилова. Нужно сказать, что этому событию мало кто удивился: очень уж горожане недовольны тем, что происходит в коммунальной сфере. Впрочем, так же, как и большинство россиян. Но... вскоре стало известно, что начальнику Управления ЖКХ г. Пензы вменяется совсем не коммунальное деяние. В пятницу, 2 августа, на собранной в Ленинском суде пресс-конференции было объявлено о том, что Алексей Агафилов обвиняется в совершении мошенничества в особо крупном размере (ч. 4 ст. 159 УК РФ). Преступление относится к категории тяжких, наказание за него предусматривает до десяти лет лишения свободы. Расследованием занимается региональное управление ФСБ.
По версии следствия, чиновник совершил мошеннические действия с земельным участком, находящимся в муниципальной собственности. Что за земельный участок, пока не озвучивается.
1 августа старший следователь следственного отдела регионального УФСБ обратился в суд с ходатайством об изменении меры пресечения, избранной в отношении Алексея Агафилова. Ранее это была подписка о невыезде. «По мнению следствия, находясь на свободе, Агафилов может воспрепятствовать выяснению истины, оказав давление на свидетелей. Следствие полагает, что он может скрыться от уголовного преследования», - сообщили в Ленинском райсуде. Приняв во внимание эти обстоятельства, а также тот факт, что Агафилов не имеет судимостей и у него на иждивении находится трое несовершеннолетних детей, суд вынес решение избрать в отношении чиновника такую меру пресечения, как домашний арест сроком на два месяца. Чиновнику запрещено пользоваться телефонами и Интернетом. Исключение может быть сделано для вызова скорой помощи. Общаться он может только с близкими родственниками и с теми, кто зарегистрирован с ним на одной жилплощади.
Сплошные вопросы
В ответ на информацию Ленинского райсуда администрация г. Пензы отправила на электронные адреса местных СМИ сообщение, в котором содержались следующие строки: «Инкриминируемое Алексею Агафилову деяние не относится к его деятельности в должности начальника Управления ЖКХ. В соответствии с ч. 1 ст. 49 Конституции РФ каждый обвиняемый считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в законном порядке и установлена вступившим в силу приговором суда».
Вопросы к деятельности Агафилова у правоохранителей возникли давно. В прошлом году было установлено, что он является учредителем ООО «Производственно-механизированная компания № 1». А это противоречит законодательству о госслужбе.
Тогда же СМИ обсуждали и доход, который главный коммунальщик указал в своей декларации. Там значилось 8 миллионов 636 тысяч 79 рублей. Для госслужащего это, мягко говоря, многовато. Но, повторимся, предметом уголовного разбирательства стал земельный участок, а не доход или деятельность в качестве начальника управления ЖКХ.

Газета: 
АРГУМЕНТЫ И ФАКТЫ Пенза
Автор: 
Иван КОТЕЛЬНЫЙ

Обкуренное поколение

Мы часто возвращаемся к одной и той же теме - к курительным смесям. И будем возвращаться до тех пор, пока эта гадость не исчезнет из города.
Если помните, в мае мы рассказывали о том, что учащиеся одной из пензенских школ попались на курении спайсов, и в качестве иллюстраций демонстрировали фотографии остановочных павильонов и магазинов, на стенах которых красовались телефоны продавцов легала (так в народе называют курительные смеси). Эти остановки находятся аккурат напротив местных школ.
С тех пор мало что изменилось. Наркополицейские и их коллеги - инспекторы по делам несовершеннолетних - продолжают бить во все колокола: пензенскую молодежь подсаживают на наркотики!
Брешь в законе
За полгода только в Ленинском районе г. Пензы трое курильщиков угодили в больницу с тяжелейшими отравлениями. Это ребята 16 - 17 лет, один попал в реанимацию, у второго развился сахарный диабет. Еще 7 любителей спайсов были доставлены в полицию - они курили миксы на улицах. Главные потребители спайсов - учащиеся колледжей и школ.
Руководитель Управления ФСКН по Пензенской области Юрий Денисов подтверждает, что это явление приобретает массовый характер. Причем если раньше курительными смесями баловалась исключительно городская молодежь, то теперь смертельное курево является признаком крутизны и продвинутости сельских тинейджеров.
Под названием «курительные смеси» реализуются синтетические наркотики, которые во многих странах заменили марихуану. Бороться с этой заразой сложно. Проблема в том, что какой-то период времени эти вещества распространяются вполне легально: требуется время, чтобы доказать, что конкретная смесь - не что иное, как наркотик. Пока пройдут экспертизы, пока ее включат в список запрещенных веществ, десятки парней и девушек подсядут на химию.
Продавцы спайсов пользуются брешью в законодательстве и заявляют, что раз спайсы официально не запрещены, значит, продавая их, они закон не нарушают.
«Вот и бьемся мы в закрытую дверь! - разводит руками инспектор по делам несовершеннолетних отдела полиции № 1 УМВД России по г. Пензе Ирина Скиданова. - Пока тесты на выявление в крови последствий употребления спайсов есть только в Москве. В Пензу они дойдут не раньше чем через полгода. Вообще, 2014-й мы ждем с надеждой: будет расширен список препаратов, считающихся наркотическими».
В общем доступе
Справедливости ради стоит сказать, что силовики не сидят сложа руки. Два года назад курительные смеси продавались в самом центре города - на ул. Московской. Многие помнят, как наркополицейские устраивали облавы, а молодежные организации пикетировали работу зоомагазина, в котором легко можно было купить легал. Противостояние силовиков и торговцев закончилось тем, что последние вынуждены были свернуть свою деятельность, хотя доход от продажи курительных смесей достигал 500 тыс. руб. в месяц.
Сейчас продавцы спайсов ушли в Интернет. В этом свете российским законодателям нужно было бы бороться не с матом, присутствующим во Всемирной паутине, а с торговлей наркотиками, которая процветает там махровым цветом.
«Продам курительные миксы во все регионы РФ! Готовые закладки в Пензе!» - такими объявлениями кишит Сеть. Требуется менее минуты, чтобы найти с десяток продавцов, готовых сбыть партию спайсов.
Желающий купить смесь перечисляет деньги на указанный счет, и ему sms сообщают место, где спрятана закладка - пакетик с одурманивающим порошком. Он может быть приклеен к скамейке в сквере, воткнут в щиток в подъезде, зарыт под деревом. Стоимость 1 г смеси - 500 - 1000 рублей. При этом продавцы убеждают, что вещества безвредны.
«Их действие сродни действию наркотиков, - констатирует Ирина Анатольевна. - Возникают галлюцинации, может развиться амнезия. Иногда человек начинает ходить кругами, может падать, метаться, как при эпилептическом припадке, не ощущать боль, терять сознание. Развивается слабоумие».
Директор ФСКН России обратился в Правительство РФ с просьбой наделить его полномочиями временно ограничить распространение спайсов на территории России. Ответа нет...
Следите за детьми!
Недавно в Пензе появилась еще одна напасть - газ для зажигалок, который подростки брызгают себе в рот. Получается охлаждающий эффект, приводящий в состояние эйфории. «Недавно группа 12-летних(!) детей отметила так день рождения, - вздыхает Ирина Скиданова. - А еще одного подростка нашли в туалете одного из торговых центров. Он бился в конвульсиях, а рядом валялся баллончик. Естественно, газ тоже не входит ни в какой запрещающий перечень».
Самое удручающее, что в большинстве случаев за употреблением всей этой гадости (клей «Момент» юные пензяки тоже самозабвенно нюхают) застукивают ребят из благополучных и полных семей. И очень больно видеть, как убиваются родители: чего ж мы недодали ребенку, раз он покатился по наклонной?..

Газета: 
АРГУМЕНТЫ И ФАКТЫ Пенза
Автор: 
Иван КОТЕЛЬНЫЙ. Кадры оперативной съемки

С сеном по миру

Сено-солома...Что-то родное слышится русскому человеку в этих словах. Но, как ни странно, не только ему! Этот год уже стал урожайным на фестивали сена. Пензенский архитектор Дарья Лисицына и ее команда «Бюро АрхНах» побывали на необычных симпозиумах в городе Искандерум в Турции и деревеньке Валуа во Французских Альпах.
«Чтобы участвовать в таких ландшафтных проектах, требуется немалый опыт и хороший портфолио. Но наша команда ежегодно проводит арт-фестивали в России, поэтому руку мы набили. Участвовали в первом сенофесте в 2011 году в Карелии и в прошлом году - во Владимирской области, - рассказывает Дарья. - Зимой тоже не скучаем: в тех же Альпах министерство по туризму ежегодно проводит фестивали по снежной и ледяной скульптуре, туда мы тоже ездим».
Оказывается, даже снопы в разных странах вяжут по-разному. Во Франции, например, это делают при помощи металлической сетки. Под каждую скульптуру в Альпах городским художественным советом было отведено место. А все эскизы тщательно отбирались еще за полгода до фестиваля. Дарья и ее команда выстроили из сена огромный «Цветочный лес» - эдакую грядку из тюльпанов.
«Было приятно видеть, как участники из разных стран - Эстонии, Мексики, Польши - лихо управляются с сеном, - отмечает Дарья. - Видно, что это мировой тренд: он появился вместе с модой на экопродукцию».
А вот в Турции сенофест проходил... в крупном торговом центре. Здесь наши архитекторы соорудили гигантские соломенные качели, в которых прослеживались элементы турецкого флага - полумесяц и звезды. Как правило, на одну такую конструкцию уходит валок сена (около трех тонн).
Закончился фестиваль сожжением соломенного феникса - на площадке перед торговым центром. Костер был коллективным, и каждый мог бросить в него пучок сена. «Принято считать, что феникс, сгорая, рождается снова с улучшенными качествами и, так сказать, очищенной кармой, - поясняет Дарья Лисицына. - Вот и у нас этот проект был призван переродиться в нечто похожее, но уже в России. В этом году мы проведем сенофестиваль в сентябре в родной Пензе».
Организаторы обещают пригласить на него самых креативных авторов, в том числе иностранцев. Например, Таня Премингер из Израиля является одним из крупнейших ландшафтных художников в мире, а Николя Фоллер занимается проектами из сена уже 15 лет.
Арт-объекты будут создавать 5 - 7 команд. Попутно пройдут лекции и мастер-классы для всех желающих. И все это под песни фольклорных ансамблей. Финал SENOFEST состоится 15 сентября во время Международного фестиваля этнической музыки и культуры «Крепость Русь» на базе отдыха «Русская охота». Проект Дарьи Лисицыной уже поддержали администрация и Управление культуры г. Пензы.

Газета: 
АРГУМЕНТЫ И ФАКТЫ Пенза
Автор: 
Ксения ВДОВИКИНА. Фото из личного архива Дарьи Лисицыной

Судьба десантника

«Лежу и думаю, что меня ждет дальше. Впереди еще три операции». Такие строки ветеран боевых действий в Афганистане Владимир Лашко написал на оборотной стороне своей фотографии, сделанной в военном госпитале Кабула в 1983 году.
Сейчас Владимиру 66 лет, позади множество операций, связанных и с ранением, и с пошатнувшимся через несколько лет на гражданке здоровьем. А впереди, как и прежде, неизвестность.
Но бывший десантник не падает духом: не гоже ему, прошедшему Афган и не раз смотревшему в глаза смерти, впадать в уныние и опускать руки. Нужно бороться и побеждать, даже если на этот раз враг невидимый - тяжелое онкологическое заболевание. «Вся жизнь - борьба», - улыбается Владимир и рассказывает, как он борется с капризами маленькой «Оки», когда-то подаренной ему государством. Потом берет альбом с пожелтевшими от времени фотографиями, медленно перелистывает страницу за страницей. И вот я уже вместе с ним в Москве, потом в Кабуле, затем снова в Москве...
Голос моего собеседника дрожит, а я всматриваюсь в лица незнакомых десантников, многих из которых уже нет в живых.
Затянувшаяся служба
- Владимир Власович, как начался ваш роман с армией?
- Банально. Отучившись восемь классов в школе, я поступил в речное училище. После четвертого курса, когда до выпуска оставалось всего полгода, меня призвали в армию. Попал в мотострелковую дивизию. Куда меня только ни забрасывало: и на Север, и на Дальний Восток, и на Урал. Год прослужил в Москве, а затем перевели в Пермь. В июне 1968-го отправили в командировку под Свердловск. Оттуда нас, зеленых пацанят, перебросили в Чехословакию на подавление мятежа. Там-то я и получил свое первое серьезное ранение. А через месяц меня наградили орденом Красной Звезды.
- Вернулись домой героем!
- Честно говоря, тогда думалось о другом. Служили в то время три года, а мне пришлось оттрубить три с половиной: командиры говорили, что никак не могут найти подходящую замену, поэтому домой я вернулся в июне, хотя приказ о демобилизации пришел еще в ноябре.
Вскоре я переехал в Саранск, поступил в университет и обзавелся семьей. А в 1973 году меня снова призвали в армию и отправили служить в Оренбургскую область. Пришлось прервать учебу, а потом и вовсе перевестись с дневного отделения на заочное.
- Сколько оттрубили на этот раз?
- В Оренбургской области я прослужил прапорщиком 8 лет, командовал взводом. В 1979 году началась война в Афганистане, а в 1981-м меня отправили туда командиром взвода разведки в зенитно-ракетный полк. Перед этой, как тогда говорили, командировкой всех военных обеспечили квартирами, а детей устроили в детсады и школы. В общем, сделали все, чтобы мы не переживали за оставшиеся в Союзе семьи.
Верблюды-спасители
- Вы знали, что отправляетесь на войну?
- Нет, напрямую никто об этом не говорил. Официальная версия звучала так: «Нужно оказать помощь мирному населению». Правда, мы очень быстро поняли, что наша помощь в Афганистане не нужна. Местные жители считали нас завоевателями. Днем они вкалывали с мотыгами на огородах, а когда наступала темнота, брались за оружие. Мы из своих жилищ ночью даже не высовывались.
- Что входило в ваши обязанности?
- Я обеспечивал охрану перевозки продуктов питания и боеприпасов. Другими словами - охранял колонны. За два года провел 10 таких колонн от Кабула до Термента.
- Сколько это в километрах?
- Протяженность одного маршрута - 450 км по горной дороге через перевалы, высота которых достигала 4,5 км. Вот и считайте...
Идти было сложно и опасно: из своего взвода я потерял несколько человек. Ребятам было лет по двадцать, каждому оставалось служить около года. Один груз-200 отправился в Уфу, а другой - в Лопатинский район Пензенской области...
- Кормили-то вас хоть нормально?
- Шутите? О еде во время боев мы и не думали. Больше беспокоились за почту, сигареты и боеприпасы. Но как-то зимой стояли на перевале у поселка Шаранга - была нелетная погода, и у нас закончилась провизия. Чтобы согреться, сожгли два деревянных кузова от «ГАЗ-66». Есть было нечего, и мы решили «конфисковать» один из афганских караванов, которые регулярно проходили мимо. Караван состоял из 12-ти верблюдов, которые перевозили огромные тюки. Мы думали, что в них боеприпасы, а там оказались деньги. Чтобы совсем не замерзнуть, пришлось отправить их в костер. В результате за две недели мы сожгли два миллиона афганских рублей. И съели всех верблюдов. Десантура потом долго подшучивала над нами: «Вот наши миллионеры приехали».
Почему появляется «пена»?
- Второе ранение вы получили в Афганистане?
- Да. В 1983 году при защите подступов к ГЭС в Суруби, которая снабжала электричеством весь Кабул. «Прикрытие будет потом», - сообщили нам по рации. И мы с ребятами, отбиваясь от душманов на двух БТРах, две с половиной недели ждали этого «потом».
18 марта, когда наши войска окружили противника, мы стали отходить, но наш БТР подорвался на мине. Водителю оторвало нижнюю часть тела, он погиб на месте. Меня от гибели спас шлемофон и аккумуляторы для радиостанции, которые лежали на поясе, но ноги разнесло в клочья.
Два месяца я провел в коме. Очнулся в военном госпитале. Пришлось пройти через восемь операций. На этом война для меня закончилась. 31 декабря 1983 года меня списали в запас.
Вскоре я перебрался в Пензу: бывшим военным предоставляли право выбора, где можно обосноваться. В феврале 1984-го я получил квартиру и устроился работать на завод «Электроприбор», а через год мне вручили второй орден Красной Звезды.
- Вы ветеран боевых действий. Государство как-то поддерживает?
- Сначала мне дали первую группу инвалидности, а потом перевели на вторую. За несколько лет государство подарило мне три «Запорожца» и одну «Оку». Инвалидам предоставляли льготы на оплату ЖКУ, железнодорожный проезд, лекарства. Даже компенсировали покупку бензина. Не думаю, что эти траты сильно били по карману государства - бензин тогда стоил всего 40 копеек за литр. Но когда в 2005 году льготы монетизировали, все изменилось.
Правда, мне живется намного лучше, чем другим пенсионерам. Моя пенсия составляет чуть больше 30 тысяч рублей. На праздники чиновники присылают открытки. Значит, помнят. Но самый главный подарок - встречи с товарищами. Последняя была второго августа. Мы сходили на митинг, на кладбище, вспомнили погибших ребят, пообщались друг с другом. Жаль, что наши ряды редеют...
- Кстати, о празднике. В последнее время горожане жалуются на слишком бурные возлияния десантников и на их, извините, безобразное поведение. Я, например, тоже не понимаю, зачем они с криком лезут в фонтан!
- Я называю таких людей «пеной». Многие надевают тельняшку и идут дебоширить. А ведь чаще всего такие герои и с парашютом не прыгали, и пороха не нюхали. Голубой берет нужно заслужить, нормативы все выполнить: совершить марш-бросок на 50 км, овладеть боевыми приемами, научиться метко стрелять. Жаль, что из-за горлопанов, купающихся 2 августа в фонтане, люди перестают с уважением относиться к десантникам.
- Чувствую, что война для вас продолжается...
- Я борюсь с онкологическим заболеванием. Врачи сделали все, что смогли. Сейчас раз в месяц мне проводят поддерживающие процедуры. Но я оптимист, а это значит, что все будет хорошо. ВДВ не сдается!

Газета: 
АРГУМЕНТЫ И ФАКТЫ Пенза
Автор: 
Алена Форелл