№ 8 (7836) от 21 февраля 2017 года

Главная
№ 8 (7836) от 21 февраля 2017 года

Федеральным и региональным льготникам пересчитают компенсации за ЖКУ

Федеральным и региональным льготникам в Пензенской области пересчитают ежемесячные денежные компенсации (ЕДК) за жилищно­коммунальные услуги. Тарифы на коммунальные услуги выросли еще в июле 2016 года, а с января увеличились размеры взносов на капремонт, но размеры ЕДК при этом весь 2016 год оставались неизменными.
«Проведение массового перерасчета связано с изменением региональных стандартов стоимости жилищно­коммунальных услуг», — сообщила «МЛ» начальник управления организации социальной поддержки населения Министерства труда, социальной защиты и демографии Пензенской области Марина Кирилова.
Новые размеры региональных стандартов стоимости жилищно­коммунальных услуг, от которых зависит размер компенсации федеральным и региональным льготникам за ЖКУ, утверждены постановлением правительства Пензенской области № 667-пП от 30 декабря 2016 года.
Они были загружены в автоматизированную информационную систему «Электронный социальный регистр населения Пензенской области» (ЭСРН ПО) Минтрудом Пензенской области, что позволило автоматически начислить ЕДК в новом размере.
С начала года органы социальной защиты населения произвели два массовых перерасчета льгот по ЖКУ федеральным и региональным льготникам. Первый — начиная с июля 2016 года — в связи с увеличением тарифов на жилищно­коммунальные услуги. Второй — с января 2017 года — в связи с увеличением минимального размера взноса на капитальный ремонт общего имущества многоквартирных домов с 6 рублей 90 копеек до 7 рублей 20 копеек за квадратный метр общей площади жилого помещения. Федеральные и региональные льготники получат ЕДК в новом размере, а также доплату за предыдущие месяцы, в которых повышали тарифы и размеры взносов за ЖКУ.
По данным Минтруда Пензенской области, в сурском крае проживает 133 тысячи федеральных и 122 тысячи региональных льготников.
В таблице № 1 представлены размеры региональных стандартов (РС) стоимости ЖКУ и ежемесячных денежных компенсаций в размере 50 процентов от региональных стандартов (РС) федеральным и региональным льготникам. Они касаются собственников жилых помещений, которые проживают в Пензе.
В таблице № 2 представлены новые размеры компенсаций взносов на капитальный ремонт. Они предусмотрены следующим категориям граждан:
одиноко проживающим неработающим собственникам жилых помещений, достигшим возраста 70 лет, компенсируют 50 процентов;
одиноко проживающим неработающим собственникам жилых помещений, достигшим возраста 80 лет, — 100 процентов;
проживающим в составе семьи, состоящей только из совместно проживающих неработающих граждан пенсионного возраста, собственникам жилых помещений, достигшим возраста 70 лет, — 50 процентов;
проживающим в составе семьи, состоящей только из совместно проживающих неработающих граждан пенсионного возраста, собственникам жилых помещений, достигшим возраста 80 лет, — в размере 100 процентов;
инвалидам первой и второй группы, а также семьям, имеющим детей­инвалидов, компенсируют 50 процентов.

Газета: 
МОЛОДОЙ ЛЕНИНЕЦ
Автор: 
Юлия Измайлова

Круговорот добра в шкафу

Уникальный социальный проект вот­вот стартует в Пензе. В «Добром шкафу» любой желающий сможет оставить ненужную детскую одежду и игрушки, а взамен совершенно бесплатно взять то, что необходимо его собственному ребенку.
«Мы придумали этот проект для поддержки обычных семей, где родители просто любят своих детей, работают, экономят, проводят вместе выходные и делают все возможное для нормального развития малышей. Если в таких семьях появятся свободные деньги, то их, скорее всего, потратят на детей, сводят их в кино, в зоопарк, в театр, купят фрукты. И уж точно не потратят эти средства на бутылку спиртного», — рассказывает инициатор идеи, председатель регионального «Российского детского фонда» Мария Гаврюшина.
Сама Мария опекает несколько десятков семей из Пензенской области — собирает для них помощь. Увы, некоторые родители избирают позицию трутней. «Приезжаешь к ним и видишь, что детская одежда, которую мы им передали, валяется грязная и рваная — никакой бережливости, чисто потребительское отношение, они уверены, что им в другом фонде новую выдадут! — возмущается Мария Гаврюшина. — При этом есть масса честных семей, которые не просят подачки у государства, потому что родили не для него, а для себя. Они стараются выживать. Вот для них-то в первую очередь и создан «Добрый шкаф».
Сейчас в теплом помещении на ул. Герцена, 28, копится первый багаж — сюда уже приносят пусть и бывшую в употреблении, но чистую и опрятную детскую одежду. Порванное и с пятнами не примут — дарить нужно то, что не стыдно надеть и на своего ребенка.
«Каждую вещь мы оцениваем в условных единицах, — продолжает Мария. — Например, куртка стоит двадцать, а майка — пять. Значит, если ты принес хорошую куртку, то можешь выбрать из содержимого «Шкафа» либо другую куртку, либо четыре майки или двое брюк по 10 условных единиц. Мы за честность: не хочется, чтобы в итоге осталось только никому не нужное тряпье. Из­за этого, между прочим, подобные «шкафы» в других областях и позакрывались — там про это не подумали».
Здесь будут рады мамам­волонтерам, которые поработают на приеме или выдаче вещей. Каждый час тоже оценивается в условных единицах, которые можно потратить на вещи для своего ребенка, ничего не даря взамен.
Со временем «Добрый шкаф» перерастет в клуб общения для мам. Здесь можно будет попить чаю, сделать маникюр, поделиться рецептами или, если нужно, просто пожаловаться на жизнь да посплетничать. И после таких простых женских радостей вернуться домой отдохнувшей и обновленной. Не исключено, что в будущем отделения «Доброго шкафа» появятся в других районах города и Пензенской области.
P. S. Пока «Добрый шкаф» на ул. Герцена, 28, распахивает свои двери по субботам с 10 до 15 часов. Официального открытия еще не было, но вещи приносить уже можно и нужно. Телефон организаторов 39­-38­-97.

Газета: 
МОЛОДОЙ ЛЕНИНЕЦ
Автор: 
Ксения Вдовикина. Фото М. Гаврюшиной

Настоящий пензяк индийского происхождения

Переступив порог этой квартиры в обычной хрущевке, мы словно оказались в восточной сказке. Узорчатые ковры, посуда с характерным индийским орнаментом, фигурка Шивы, запах благовоний… Впрочем, что же здесь удивительного: глава семьи Дилип Сингх и есть самый настоящий индус. Вот только сам он считает себя уже стопроцентно русским, даже в разговоре акцент почти незаметен.
«Ну а что вы хотели, я в России уже почти четверть века живу, — улыбается Дилип. — А родом я из города Патна на севере Индии, который расположен на берегу священной реки Ганг. Прежде я представлял Россию огромной северной страной, круглый год покрытой снегом. О том, что это не совсем так, я узнал от приятеля, который учился в Пензе. Его рассказы о том, как в России здорово, произвели на меня сильное впечатление. Я как раз окончил колледж, думал, где получить высшее образование. Ну и рискнул, отправился из города на Ганге в город на Суре».
Дилип поступил в ПГУ на факультет машиностроения. К учебе приступил в ноябре, и нулевая температура показалась ему... жутким холодом. С непривычки он даже хотел все бросить и вернуться на родину. Но правильно говорят: человек ко всему привыкает! Сейчас даже 30-градусный мороз для Сингха небольшая проблема, он давно стал заядлым лыжником.
А когда учеба подходила к концу, Дилип встретил свою любовь. Первую и единственную. 17-летняя Маша увлекалась учением кришнаитов и индийскими танцами. Чувства оказались взаимными, однако родители Дилипа к выбору сына отнеслись критически. Мол, неужто в Индии мало невест? Однако мужчина был непреклонен: в 1999-м после двух лет свиданий пара сыграла свадьбу, а вскоре в семье родился сын. Родителям главы семейства ничего не оставалось, как начать радоваться столь счастливому браку.
Сегодня Игорю­Дипаку Сингху уже 17 лет, он учится в музыкальном училище на дирижера. В семье подрастает и дочка Прия (в переводе с хинди — Привлекающая внимание). В этом году она пойдет в
1 класс и уже выбрала себе профессию — мечтает стать… массажистом.
Получив на руки диплом инженера, Дилип занялся вместе с друзьями… поставками в Пензу индийских медикаментов. Однако спустя несколько лет в бизнесе разочаровался и десять лет назад устроился на дизельный завод оператором станков с ЧПУ. Ну а Мария выбрала профессию швеи, и сейчас у нее свое небольшое ателье по ремонту одежды.
«На родину меня, конечно же, тянет, — признается Дилип. — Навещать родных — маму и отца, брата и сестру — стараюсь как можно чаще. Дважды и Мария в Индию ездила. Кстати, моей родне она сразу приглянулась. А в прошлом году мой отец гостил в Пензе, повидал внука и внучку».
Кстати, он привез целую сумку специй, без которых кухню в семье Сингх невозможно представить.
«За двадцать лет я так полюбила специи, что ни одно блюдо без них не готовлю, — улыбается Мария. — Многие можно найти и в Пензе, но некоторые настолько редки, например калинджи или аджаван, что супруг привозит их из Индии. Он у меня, между прочим, всеядный, любит и свои национальные блюда, которые я с удовольствием готовлю, и борщи с пельменями уплетает — только держись».
Одно из любимых занятий в семье Сингх — стряпня индийского овощного рагу сабджи. В Индии так принято — домашнюю работу выполняют все члены семьи. Такое яство вполне по силам приготовить и нашим читателям. Специально для вас Мария делится рецептом: «Вам понадобится: морковь (1 шт.), брюссельская капуста (200 г), брокколи (200 г), 3 средних картофелины, свежий имбирь, адыгейский сыр (он успешно заменит индийский сыр панир) — 200 г, томатный сок (200 мл), сливочное масло (100 г) и специи — карри (0,25 ч. л.), кориандр (0,5 ч. л.), куркума (0,5 ч. л.), красный (0,25 ч. л.) и черный перец (0,25 ч. л.).
Картофель и морковь очистить и нарезать кубиками. Брюссельскую капусту разрезать пополам, а соцветия брокколи разобрать на небольшие бутоны. Имбирь очистить и натереть на мелкой терке, чтобы мякоти было приблизительно 1 чайная ложка. Сыр нарезать небольшими кубиками.
Разогрейте в глубокой сковороде с толстым дном сливочное масло. Положите специи в следующем порядке: имбирь и красный перец, через несколько секунд черный перец, затем карри, кориандр и в конце куркуму — хорошо все перемешайте. Добавьте в сковороду сыр и обжарьте его до золотистой корочки на сильном огне. Затем выложите овощи: сначала морковь и картофель, обжарьте их 2—3 минуты, потом брокколи и брюссельскую капусту. Обжарьте все овощи на сильном огне 3—4 минуты, аккуратно помешивая.
Огонь убавьте до минимума, влейте томатный сок, горячую воду (0,5 ст.) и добавьте соль — опять аккуратно все перемешайте. Накройте крышкой, тушите овощи на медленном огне 20—25 минут до готовности. Сабджи подают с рисом и тонким лавашом».
Яркую женскую натуру выдают в Марии не только кулинарные таланты, но и ее гардероб. Есть в нем несколько необычайно красивых сари. На улице в них, конечно, не погуляешь, а вот дома вполне можно почувствовать себя звездой Болливуда. Несложно догадаться, что классика индийского кино в семейной фильмотеке занимает самое почетное место.
Раньше, по словам Марии, в Пензе было еще несколько индийских семей, но они в итоге распались, и все мужья­иностранцы вернулись на родину. Получается, семья Сингх в столице сурского края является единственной и неповторимой.
«Я не хочу покидать Пензу! — говорит Дилип. — Бывает, приедешь к родне, неделю пробудешь дома и уже начинаешь скучать по городу, где остались моя жена и дети. Я, кстати, уже давно думаю на русском языке, а это значит, что в душе я стал настоящим пензяком!»

Газета: 
МОЛОДОЙ ЛЕНИНЕЦ
Автор: 
Яков БЕЛКИН
фото В. Павловского

В Пензе открылся уникальный пансион для детей

Раньше родители боялись, что детей плохому научит улица. А теперь страшно их дома оставлять: мало ли чего по телевизору и Интернету насмотрятся. Да и вообще, не стоит забывать про важный духовный закон: безделье — причина греха! Эта мысль и подтолкнула иерея Сергия Иванова создать в Пензе уникальный пансион «Серафим» — для детей, попавших в неблагоприятную жизненную ситуацию.

Ближние ангелы
«Обычно благотворительные проекты помогают сиротам или детям­инвалидам, что, бесспорно, замечательно, — рассуждает отец Сергий, духовник центра­пансиона. — Но остается огромный и никому не нужный социальный пласт — здоровые дети обычных родителей, которых просто не на кого порой оставить».
Например, мама воспитывает малыша одна, бабушки­дедушки в другом регионе. Или есть оба родителя, но они работают двое суток через трое, и смены совпадают. Куда бежать?
Для этого и появился православный центр­пансион «Серафим», который на время берет под свое крыло таких ребят. Название неслучайно: серафимы — ангелы, которые ближе всего к Богу.
Пансион — настоящее спасение и для мам, у которых малыши появились за тюремной решеткой. По закону в детском саду при исправительной колонии их держат только до трех лет. Затем — лишение родительских прав, детдом или другая семья... Теперь женщина, которой предстоит провести за решеткой еще год­два, сможет доверить свою кровиночку этому центру и не потерять свой материнский статус до освобождения.

Мамы плачут, а дети нет
«Эту идею мне подсказала сама жизнь, — признается священник. — Я являюсь настоятелем в двух храмах — в Загоскине и Константиновке. И прихожане нередко обращались с похожими проблемами: государство их решить не могло, мы справлялись своими силами.
Например, однажды ко мне подошла заплаканная молодая мама: сказала, что ей предстоит серьезная операция по пересадке почки. Реабилитация займет три месяца, их нужно будет провести в больнице. А шестилетнего ребенка оставить не с кем...»
Мамы и папы могут оставить ребенка в пансионе хоть на час, хоть на несколько месяцев. И прийти за ним в любое время — навестить или забрать домой до следующего раза, когда опять случится трудная жизненная ситуация. Как правило, дети при разлуке не плачут — им интересно в среде ровесников. А вот мамы заливаются горючими слезами и с трепетом ждут следующей встречи.
Сейчас в «Серафиме» пятеро малышей. Четверо из Пензы, пятый — из Луганской области. Сюда его привезла бабушка, родители живы, но воспитанием сына не занимаются.
«Трудных детей мы принципиально не берем — для них есть специальные учреждения, где в первую очередь искореняют проблемы, — поясняет отец Сергий. — Да, возможно, и в «Серафиме» смогли бы кого-то перевоспитать, но, во-первых, для этого нужны специальные психологи, а во-вторых, за это время, возможно, за дурным примером потянулись бы и другие дети.
Мы же хотим, чтобы ребенок, даже если он пробыл у нас всего несколько дней, стал добрее, отзывчивее, праведнее — лучше, чем его сверстники, и лучше, чем был до этого сам. В этом плане наш центр­пансион уникален, по крайней мере, в Поволжье».

Через тернии к звездам
Еще одна важная миссия «Серафима» — социальная адаптация. В приюте живут одной семьей, не только взрослые помогают детям, но и наоборот. «К нам в храм нередко приходят помощники — молодые люди, выпускники детского дома, — приводит пример отец Сергий. — Так они вообще ничего не умеют — ни инструменты держать, ни яичницу себе поджарить. Потому что 18 лет жили на полном иждивении и никто их не подталкивал к саморазвитию. Мы, разумеется, никому не отказываем, но приходится обучать взрослого человека с нуля. Надеюсь, что «Серафим» адаптирует ребят к жизни и они начнут помогать своим родителям».
Пример детям подают сами воспитатели, директор и духовник. Вся обстановка в доме — уютная, домашняя — полностью их заслуга. Хотя терний на пути к цели было немало.
Мытарства начались уже на этапе поиска помещения. «Нам нужен был отдельный дом, приглянулось несколько вариантов, но каждый раз хозяева, лишь заслышав о том, что здесь будут жить дети, отказывались вести дальнейшие переговоры, — разводит руками директор приюта Ольга Пронькина. — Кстати, некоторые из тех домов так до сих пор никому не сданы... Только почти через полгода поисков мы обнаружили этот дом на улице Горького. Собственники согласились сдать его нам и зачесть ремонт в счет части арендной платы».
Делали все своими руками — и тонны мусора вывозили, и батареи на место монтировали, и потолки чинили, и обои клеили.
Ольга Александровна привлекла к ремонтным работам мужа, отец Сергий позвал работящих прихожан. Теперь дом не узнать! Конечно, еще не закончен второй этаж, но маленькие постояльцы с комфортом разместились в новых спаленках и игровых.
В таком необычном «детсаду» малышей кормят четыре раза в день и на ночь дают еще стакан молока и что-нибудь вкусненькое, чтобы сны были крепкими и самыми сладкими.

Перед Богом все равны
Сейчас в «Серафиме» есть необходимый для комфортной детской жизни минимум: кроватки, теплая ванная со стиральной машиной, мешок игрушек, цветные карандаши... Но многого не хватает: холодильник­старичок на ладан дышит, духовку надо бы помощнее, чтобы пироги вкуснее получались, кухонная утварь и постельное белье тоже будут кстати. Никогда не помешают памперсы, книжки, сменная одежда.
«У нас нет крупных спонсоров в лице фабрик и заводов, но так трогательно, что простые люди помогают нам совершенно бескорыстно, — признается отец Сергий. — И не всегда требуется помощь материальная. Три раза в неделю, например, девушки­волонтеры из студии раннего развития проводят для наших малышей интересные занятия, лепят, клеят, рисуют. Будем рады мы и «вольнонаемным» массажистам, логопедам, учителям».
Еще одна большая головная боль «серафимовцев» — поездки. Ребят никуда не вывезешь. Для того, чтобы свозить их за город или на экскурсию, скажем, в «Тарханы», нужно арендовать целый автобус и получать кучу разрешений на перевозку детских групп. Да и по городу особо не покатаешься: таксисты отказываются связываться с такой оравой, а у добровольных водителей нет такого количества автокресел. «Если бы нам хотя бы на время их дали, я бы вывез малышей в кукольный театр!» — мечтает настоятель...
Тот факт, что приют православный, не выпячивается. Время от времени сюда приходит священник, утром, вечером и перед едой взрослые читают молитву, а дети внимают. «Мы никого насильно не крестим и псалтырь часами не читаем, — улыбается отец Сергий. — Более того, к нам даже приводили мальчика из мусульманской семьи. Конечно, никому не откажем: все равны перед Богом, особенно чистые детские души».
P. S. Православный центр­пансион находится на ул. Горького, 12. Если вы хотите помочь ему деньгами, вещами или своими талантами, позвоните по телефону +7­-927­-374­-47­-00.

Газета: 
МОЛОДОЙ ЛЕНИНЕЦ
Автор: 
Ксения ВДОВИКИНА
фото автора

Наталья Старовойт: «На сцене нужен достойный соперник!»

17 февраля заслуженная артистка России Наталья Старовойт принимала поздравления с 55-летним юбилеем. А в следующем году у нее еще один юбилей — 30 лет работы в пензенском драматическом театре. Хороший повод, чтобы встретиться и поговорить о жизни и любимой работе.
— Наталья, как получилось, что вы, уроженка Омска, оказались в Пензе?
— Родилась я в Омске, но все детство прошло в маленьком городке Ишим, что между Омском и Тюменью. Из детских воспоминаний — частные дома, собаки, кошки, коромысла, огород...
Мне было полтора года, когда родители разошлись, но папа каждый год ко мне приезжал. Он же сыграл огромную роль в выборе мною будущей профессии.
После школы я приехала к отцу в Омск, хотела устроиться в танцевальную группу при Театре музыкальной комедии. Меня посмотрели, но сказали, что нужно еще с годик позаниматься. Делать нечего, я продолжила занятия танцами в одном из омских коллективов. А когда через год пришло время снова поступать, папа сказал: «Слушай, а зачем тебе нужны именно танцы? Вон в театре и песни, и танцы, и все, что душе угодно». И он договорился с артистами омского театра, которые стали меня готовить к поступлению в свердловское театральное училище.
— А откуда у папы были такие знакомства?
— Его вторая жена в свое время окончила как раз свердловское театральное училище, правда, кукольное отделение. В итоге я получила образование и стала работать в театрах. Играла на сцене в Сызрани, Рязани, Пензе, на какое-то время уходила в Красноярский краевой драмтеатр, а затем вернулась в Пензу...
Я очень благодарна легендарной актрисе пензенского драмтеатра Тамаре Евдокимовне Марсовой, которая сразу взяла меня под свою опеку. Я многим ей обязана и по возможности стараюсь навещать ее в Доме ветеранов. В этом году Тамара Евдокимовна отметит 90-летний юбилей! И, несмотря на возраст, каждый раз поражает меня трезвостью ума, до сих пор так читает стихи, что, слушая ее, я не могу сдержать слезы.
— Свою первую роль на пензенской сцене помните?
— Я была Аленушкой в какой-то сказке. Запомнилась смешная история, связанная с этим спектаклем. Мы играли с Женей Бакаловым, и я иногда не очень четко выговаривала текст. А мне по ходу действа давали понюхать якобы ядовитый цветок, после чего следовала реплика: «Запах странный!» В итоге получалось, что букву «т» я проглатывала, и Женя каждый раз надо мной смеялся до колик.
— Какие еще казусы на театральной сцене хранит ваша память?
— Как-то поехали мы на выезд со спектаклем «Черная невеста». Там по сюжету Александр Наумов должен был в темноте натянуть на себя сюртук. И вот свет выключили, и костюмерша его шепотом подзывает: «Саша, иди сюда». Он к ней подползает, а она вместо сюртука надела на него под покровом мрака пальто заведующей костюмерным цехом Нины Токаревой. Выходит Наумов на сцену, свет загорается, и все видят, как его длинные руки торчат из коротких рукавов женского пальто. Зал, конечно, покатился со смеху.
Или вот еще историю вспомнила. Еще на заре своей театральной карьеры я в Сызрани играла в спектакле «Коварство и любовь». Моя роль — бедная девушка, жених которой — сын богатого отца. И этот отец всячески противится неравному браку, уговаривает мою героиню отступиться, предлагает написать письмо, в котором я якобы сознаюсь, что изменяла жениху.
Заканчивается все трагически. Жених травит невесту, а та, умирая, рассказывает ему правду. В порыве отчаяния отравитель хватает шпагу, чтобы убить отца, а умирающая ему говорит: «Спаситель прощал, умирая, благословение тебе и ему...» После чего я умирала у него на руках, а потом еще и он себя убивал.
Но в тот раз у меня получилось: «Спаситель прощал, умирая, благословение тебу...» Поняла, что выговорила что-то не то, и не нашла ничего лучше, чем закончить: «... и меню». В общем, трагедия превратилась в комедию.
— А мистические истории, связанные с театром, приключались?
— Мистика нас всех окружала в старом пензенском театре. Обычно я дольше всех задерживалась вечерами и уходила последней. Когда шла по сумрачным коридорам, всегда ощущала энергетику театра, накопленную за 200 лет.
Иногда не могла совладать с желанием выйти на сцену в пустом темном театре. В такие минуты меня почему-то всегда манило заглянуть в черную оркестровую яму. Она притягивала к себе, словно космическая черная дыра...
В новом театре такого нет. Должны пройти десятилетия, прежде чем это место обзаведется столь же мощной аурой, уничтоженной пожаром 2008 года.
— У вас сын и дочь. Дети не пошли по вашим стопам?
— Я-то была не против, но они оба оказались категорически против театра. Саша окончил музыкальное училище, после работал на заводе в Заречном, сейчас в Пензе. А Варя учится в Москве на дизайнера.
— Многие мужчины­артисты мечтают о роли Гамлета. А о какой роли мечтаете вы?
— Я не мечтаю о конкретной роли. Я хочу найти хорошего режиссера. По счастью, у меня их было немало: Стеблюк, Белякович, Шляпин, Берман, Агеев, из последних — Александр Баркар, у которого я сыграла в спектакле «Путь левой руки».
Верю, что еще и другие в моей жизни будут!
— Приходилось ли вам сталкиваться с завистью или ревностью коллег?
— Зависть и ревность в моей жизни, наверное, встречаются, но я сразу ухожу в сторону — ничего не вижу и ничего не слышу. Я, скорее, сама могу белой завистью кому-то позавидовать.
Уверена, что на сцене всегда нужен достойный соперник. Когда рядом много ярких индивидуальностей, это отличный стимул повышать свое мастерство, творчески расти.
— Кто кого сегодня должен завоевывать: мужчина женщину или женщина мужчину?
— Я всегда была достаточно самостоятельна, но никогда сама первой шаг навстречу не делала. Всегда получалось так, что мужчины выбирали меня. И когда они от меня уходили, я не делала никаких попыток их остановить.
Хотя ведь многие мужчины были бы не против, попытайся мы их в той или иной ситуации удержать...

Газета: 
МОЛОДОЙ ЛЕНИНЕЦ
Автор: 
Яков БЕЛКИН. Фото В. Павловского

На Мальдивах пензяка облюбовали акулы

Кирилл Пюкс — телеоператор со стажем. И профессия подарила ему уникальную возможность путешествовать с камерой не только по всей России, но и по самым экзотическим странам мира.
«Телекомпания «Авалон ТВ», где я работаю, снимает передачи для федеральных и спутниковых каналов о рыбалке, — рассказывает Кирилл. — В напарники мне дали любителя рыбалки из Волгограда Андрея Старкова, он в большинстве случаев и выступал ведущим. Хотя частенько мне приходилось путешествовать и в одиночку. Удалось побывать в Марокко, на Мальдивском архипелаге, Кипре, в ОАЭ, Кабо­Верде (Острова Зеленого Мыса), Мексике...»
Кстати, в Мексике пензяк оказался по воле случая. Оператора отправили в одиночку снимать рыбалку в Коста­Рике. Однако по прибытии выяснилось, что в оформлении визы допущена ошибка. Экстрадировать россиянина на родину было накладно, и ему предложили на выбор... Гондурас или Мексику. Подумав, Кирилл решил, что Мексика поинтереснее будет. Не прогадал: в Канкуне пензяку повезло встретить русского — хозяина турфирмы. Он-то и организовал Кириллу вояж на экскурсионную рыбалку, так что вернулся оператор с шикарным видеоматериалом.
«На Кабо­Верде, что в центре Атлантики, я побывал дважды, — улыбается наш герой. — Снимал рыбалку на голубого марлина — это такая громадная хищная рыбина с носом­копьем, которым она оглушает жертву. 4 июля, в День независимости США, проводится чемпионат по ловле голубого марлина, причем по всему миру — результаты выкладываются на один сайт, и обладатель наибольшего улова объявляется победителем.
Мировой рекорд, зафиксированный Международной ассоциацией рыболовов, равняется 636 кг на особь. Ловля этого хищника — серьезный труд, недаром у Хэмингуэя старик вываживал марлина трое суток. Но рыбалка спортивная — рыбу отпускают обратно в море.
Да и мясо у марлина, скажем так, на любителя. Как и акула, он не имеет мочевого пузыря, и как следствие — мочевина выходит наружу через поры кожи. Так что мясо имеет характерный запах аммиака, и его нужно долго вываривать».
Конечно же, пензяк не упускал случая отведать блюда морской кухни. Больше всего Пюксу понравилось нежнейшее мясо красного групера, который обитает на глубине около 300 метров. У групера вырезают околожаберную часть, из которой готовится нежнейший деликатес, хотя и остальное мясо на вкус очень даже приятно.
Впрочем, бывали случаи, когда и сам оператор мог стать деликатесом для хищных рыб. Например, во время съемок на Мальдивах. В тот раз он снимал на рифах под водой, но без акваланга, с задержкой дыхания. И сам не заметил, как поранил о коралл ногу. Запах крови тут же привлек рифовых акул, которые начали кружить вокруг пензяка. Сами по себе они не очень большие, в среднем около метра, и поодиночке нападать на человека не рискуют. Но если их соберется стая, то тут точно не отобьешься. К счастью, до берега было не так далеко, так что до схватки с морскими хищниками дело не дошло.
«А больше всего мне понравилось в Марокко. Страна на севере Африки сочетает в себе старый уклад и стремление к светской жизни. Опять же цены вполне доступные. Заходил на местный рынок, там в большинстве своем товары ручной работы, произведенные берберами. Арабы когда-то вытеснили их в пустыню и горы, но берберы сумели и там выжить, а среди них всегда было немало хороших ремесленников. Ткут ковры, шьют одежду, кожаные изделия, мастерят сувениры...
Марокко называют «мятной страной». Это у нас привыкли листики мяты в чай по праздникам добавлять, а там их кладут во все блюда. Кстати, Марокко славится своими цитрусовыми, но вот уже тридцать лет по приказу местного короля они выращивают и бананы. Теперь этот фрукт продается во всех магазинах и на базаре, стоит он буквально копейки. Не удивлюсь, если марокканские бананы вскоре появятся и на наших прилавках. Все-таки из Марокко груз везти проще, чем из Эквадора».
Пока у Кирилла своего рода отпуск, который он проводит на зимней рыбалке. Было предложение из Москвы снять передачу про женскую охоту, но уговорить Пюкса не удалось. Он решил сделать передышку, пока руководители телекомпании подыскивают ему новые экзотические маршруты.

Газета: 
МОЛОДОЙ ЛЕНИНЕЦ
Автор: 
Яков БЕЛКИН