№ 12 (7892) от 20 марта 2018 года

Главная
№ 12 (7892) от 20 марта 2018 года

Кому доплатят за супружескую жизнь

Пензенские пенсионеры обсуждают очередную «сенсацию», которая касается пособия по старости. На этот раз речь идет о прибавке за долгую супружескую жизнь. Подобное известие стало поводом для звонков на прямую линию, организованную на прошлой неделе отделением Пенсионного фонда России по Пензенской области.
Кому из пожилых супругов и какая выплата действительно положена, «МЛ» помогли выяснить специалисты ЗАГС и ПФР.

5 тысяч — золотым юбилярам
Каждый регион имеет право устанавливать денежные поощрения супругам, которые прожили в браке 50 и более лет. Размер таких вкладов в семейный бюджет «золотых» юбиляров, разумеется, зависит от возможностей местного бюджета.
Так, например, Социальный кодекс Санкт­Петербурга предполагает три вида выплат за супружеский стаж. За 50 совместных лет жизни — 50 тысяч на семью, за 60 — 60 тысяч, за 70, соответственно, 70 тысяч рублей.
В Москве за 50 лет супружества выплачивают 10 тысяч рублей, за 55 лет — 11 тысяч; за 60 лет — 12, за 65 лет — 13, за 70 лет — 15. В Самаре золотым юбилярам полагается 10 тысяч. А в Пензенской области — 5 тысяч рублей.
В нашем регионе закон о единовременных мерах социальной поддержки супругам, прожившим в зарегистрированном браке 50 и более лет, действует с середины 2007 года. Как рассказали «МЛ» в управлении ЗАГС по Пензенской области, в 2017 году эту выплату получили 1614 пожилых семей.
Пять тысяч рублей выплачивают в связи с 50-летним юбилеем непрерывной совместной жизни со дня государственной регистрации заключения брака, а также семьям, имеющим непрерывный семейный стаж более 50 лет.
Чтобы получить данную выплату, супруги должны обратиться в территориальные отделы ЗАГС и представить следующие документы:
1) совместное заявление с указанием получателя и реквизитов лицевого счета в учреждении банка;
2) оригиналы и копии документов, удостоверяющих личности;
3) свидетельство о государственной регистрации заключения брака.
В назначении выплаты может быть отказано, если супруги представят неполный пакет документов или если не будут соответствовать требованиям закона.

Треть выплаты — на иждивенца
В составе страховой пенсии каждого пенсионера есть фиксированная выплата. Это гарантированная сумма, которую государство устанавливает к страховой пенсии. С 1 января 2018 года основной размер фиксированной выплаты составляет 4 982,9 рубля в месяц. Кроме основного, предусмотрен еще и повышенный размер. Он зависит в том числе от наличия иждивенцев у пенсионера. Так, на каждого нетрудоспособного члена семьи, находящегося на иждивении, пенсионер может получить прибавку в размере одной трети фиксированной выплаты. Это 1660 рублей.
Один из супругов, если он является пенсионером, может быть признан иждивенцем. Но для этого потребуется немало доказательств. «Если, например, гражданин хочет установить факт нахождения на иждивении своей супруги, — рассказали «МЛ» в отделении ПФР по Пензенской области, — для начала он должен обратиться в клиентскую службу управления ПФР по месту жительства и представить пакет документов.
Такие вопросы рассматривает специальная комиссия. Следует отметить, что законодательство не дает четкого определения, кто такой иждивенец, и одной только разницы в размере получаемой пенсии недостаточно, чтобы признать одного из супругов таковым.
Иждивенцами в установленном государством порядке могут быть признаны члены семьи, близкие родственники, имеющие инвалидность, и нетрудоспособные граждане. Также к категории иждивенцев могут быть отнесены несовершеннолетние дети, сестры, братья, внуки, люди в возрасте старше 80 лет, люди, достигшие пенсионного возраста.
Комиссия при управлении ПФР оценивает все доходы и выплаты семьи, наличие заболеваний или инвалидности у супругов, жилищные условия и другие факторы. Только после этого выносится решение — установить или нет надбавку за иждивенца».
Таким образом, никаких других прибавок пенсионерам за супругов или супружескую жизнь социальным и пенсионным законодательством не предусмотрено. Информация о надбавках к пенсии за долгую супружескую жизнь, которая активно распространяется в Интернете, не соответствует действительности.
Если у вас возникают вопросы, касающиеся пенсионного обеспечения, вы можете задать их по телефону редакции «МЛ» 20-07-27 в пятницу, 23 марта, с 11.30 до 12.30.

Пенсия — от кормильца
Пенсионным законодательством предусмотрен и такой вид страховой пенсии, как по потере кормильца. Она назначается нетрудоспособным членам семьи умершего кормильца, состоявшим на его иждивении.
Как сообщается на официальном сайте Пенсионного фонда России, право на страховую пенсию по потере кормильца имеют нетрудоспособные члены семьи умершего кормильца, которые состояли на его иждивении, независимо от продолжительности страхового стажа кормильца, а также от причины и времени наступления его смерти.
Члены семьи умершего кормильца признаются состоявшими на его иждивении, если они находились на его полном содержании или получали от него помощь, которая была для них постоянным и основным источником средств к существованию. При этом не требует доказательств лишь иждивение детей умерших родителей, не достигших возраста 18 лет.
Для назначения страховой пенсии по случаю потери кормильца должны быть соблюдены следующие условия:
наличие страхового стажа у умершего кормильца (хотя бы одного дня);
наступление смерти кормильца либо признание его безвестно отсутствующим в судебном порядке;
нахождение на иждивении умершего кормильца.

Газета: 
МОЛОДОЙ ЛЕНИНЕЦ
Автор: 
Юлия Измайлова

Каторга в цветах

«Если что-то делаешь, делай это из-за любви либо не делай вовсе», — когда-нибудь Виталина Минаева повесит этот девиз на входе в свою школу балета и фламенко. Пока же еще руки не дошли: первому заведению такого рода в Пензе всего три года. Но за это время сделано так много, что даже не верится.
Например, уже второй год маленькие пензенские звездочки танцуют на лучшей сцене города вместе с профессиональными артистами из театра «Корона русского балета» под управлением Анатолия Емельянова. Недавно вот давали «Спящую красавицу».

Искра Божья
Сама Виталина — пример для юных граций. Высокая, с идеальной осанкой и талией 60 см, она завораживает уже «на берегу». А когда делает первое па, все вокруг замирают от восхищения… Непонятно только одно: откуда все это в обычной поволжской барышне?
«В детстве я не ходила пешком — все время бегала, — улыбается Виталина. — Ноги сами несли куда-то, хотелось танцевать. У учителей вечно была «гонцом». Потом меня отдали в школу искусств, но преподаватель попался непрофессиональный: мы старательно разворачивали носки врозь, сильно прогибались в спине (ведь так делают настоящие балерины?), а нас не поправляли. В результате мы завалили себе стопы — непоправимо деформировали…»
Виту спасла Светлана Купная, балерина Киевского театра, преподававшая в нашем «Каблучке» — она разглядела в девочке искру Божью. А та была на седьмом небе от счастья — через весь город после школы ездила в Терновку в промерзшем троллейбусе с крохотной шоколадкой в кармане — едой на весь день. Преподаватель невзначай подкармливала свою лучшую «феечку» — чтобы ветром не сдуло.
«Я очень хотела получить высшее образование, связанное с танцем, — продолжает Виталина Минаева. — Но тогда, в начале нулевых, считалось, что хореограф обречен на нищенское существование. Конечно, напрямую мне такого не говорили, но я чувствовала. Поэтому, когда папа предложил поехать в Москву, я нисколько не удивилась, что это будет что-то чуждое для меня. Так и вышло — он отвел меня на факультет, где готовили менеджеров по туризму».

Изнанка кулис
Заполняя анкету абитуриента, на вопрос «Почему вы хотите поступать к нам?» девушка честно написала: «Надеюсь, это как-то поможет мне в плане хореографии».
Этот абсурд среди массы безликих отписок привлек внимание кого-то из членов приемной комиссии. И Виталине посоветовали подать заявление в академию танца. Оказалось, его возглавлял председатель Союза хореографических училищ России, историю танца читала учредитель журнала «Балет», а преподаватели были коллегами Юрия Григоровича, художественного руководителя Большого театра!
«Экс­солист театра балета Бориса Эйфмана Александр Абриталин выделил меня среди остальных и почувствовал, что мне на роду написано работать с детьми, — улыбается наша землячка. — Он показывал, как правильно обучать деток. Тогда я впервые попробовала поработать с трехлетками и поняла: это мое!»
Попутно Вита получила направления в столичные балеты. И… очень сильно разочаровалась. «Все мои возвышенные представления рухнули в одночасье! — вздыхает она. — За кулисами стоял мат. Имели место и зависть, и «выживание» новичков.
Но тут нашей землячке опять повезло: ее познакомили с организаторами труппы Русского имперского балета. Вита легко влилась в коллектив, упорно работала и уже готовилась к гастролям… И вдруг неожиданная новость: беременность!

Из Москвы — в телогрейку
«Мне пришлось самостоятельно обеспечивать себя и дочку Лизу, — продолжает балерина. — Я была и менеджером во французской косметической компании (научилась продавать кремы по 20 тысяч рублей), и социальным педагогом. А попутно танцевала фламенко: Божьим провидением попала к великой Виолетте Гонсалес, 80-летней испанке, которая ездила в Москву ставить танцы».
Седовласая старушка в серебристых туфлях и черном трико (а вовсе не в красной юбке и с розой за ухом!) так влюбила Виту во фламенко, что теперь ее школа танца в Пензе носит имя Виолетты Гонсалес.
…Устав от мегаполиса, в поисках себя и работы Вита уехала в Каргополь — старинный русский город под Архангельском, утопающий в слепящем снегу и колокольном звоне.
«Там дровами пахнет и звезды видно… — вспоминает Виталина. — Я поселилась в домишке с маленьким огородиком, облачилась в телогрейку и платок, наконец-то дорвалась до валенок (так и визжала от радости: «Дайте их мне скорее, я из Москвы приехала!»)».
И хотя наша землячка дала сольный концерт и глава города лично с ней здоровался, уверенности в завтрашнем дне не появилось. Тогда молодая мама уже почти в отчаянии помолилась святой Матроне…

Вот так Лиза!
«Вернулась — и сразу морковку полоть: подножный корм — наше все, — рассказывает Вита. — И вдруг в дыру в моем покосившемся заборе заглядывает женщина: «Хореограф тут живет?» Оказывается, сарафанное радио успешно включилось: мама захотела подготовить дочку к танцевальному конкурсу, что и было блестяще сделано всего за неделю. А уже скоро Виталина Минаева учила прекрасному искусству и всех остальных желающих, включая воспитанников всех местных детсадов.
Маленькая Лиза проводила по шесть дней в неделю с мамой на ее уроках. Та была поглощена ученицами, а дочка осваивала все элементы сама. Даже на мостик встала без посторонней помощи. А заодно впитала и любовь к малышам. Сегодня у 12-летней Елизаветы она выражается в очень необычном увлечении.
«Дочка знает почти всех инстамам (пользовательниц соцсети. — Прим. ред.) Пензы и России, помнит имена и дни рождения их детей, — улыбается Виталина. — У нее в руках все время какой-нибудь медицинский журнал: стоим в очереди, а Лиза рассказывает мне про предлежание плаценты или особенности вынашивания двойни! И хотя они еще даже анатомию не проходят, я не препятствую тяге к знаниям: главное, чтобы запал познавать новое не улетучился к окончанию школы.
С малышами Лиза тоже уже успешно занимается, помогая мне: крохотные балериночки ждут именно ее».

Труд, пот и боль
Балет — это классическая иллюстрация к теме диссертации по психологии «Несостоявшиеся амбиции взрослых, обращенные на детей»: уж слишком часто ребенка выпихивают на сцену, не разобравшись, что нравится лично ему. «Да, такие родители встречаются, — говорит Виталина. — И, когда начинают жаловаться, что дочка не хочет танцевать, я предлагаю маме самой встать к станку. Очень помогает: как правило, и женщина умеряет напор, и малышка с удовольствием бежит на занятия.
Но труднее приходится с родителями, которые воспринимают школу и меня как обслугу. Это чисто потребительское отношение, и оно в корне неверное, как неверно и заблуждение, что балет — это исключительно софиты, воздушные пачки и блестки на висках. Прежде всего это труд, пот и боль: недаром этот вид искусства называют «каторга в цветах».
Виталина Минаева знает, о чем говорит: много лет она танцевала в самых обычных пробковых пуантах, натирая пальцы в кровь. Не дай Бог перед премьерой появилась мозоль — после выступления ноги будут сбиты в мясо!.. Лишь в академии танца в Москве Вита увидела у сокурсницы­англичанки диво дивное — гелевые вкладыши. Попросила привезти и ей такие. Прошло больше десяти лет, а подушечки как новенькие — пальцам в них комфортно, и никаких ссадин. А в России таких удобных штуковин не продают…

Про юбки и благодать
«Балет взрослому освоить проще — он понимает, зачем работать над собой, — размышляет преподаватель танца. — А ребенка приходится заставлять. Фламенко же — танец без возраста, ко мне ходят самые разные ученицы, даже уже бабушки. Но и они преображаются настолько, что их мужья теряют дар речи!»
Сама Виталина тоже однажды сильно преобразилась — в день, когда купила красный сарафан и навсегда забыла про джинсы! Тогдашний кавалер округлил глаза: «Мы на костюмированный бал собираемся?» — «Нет, — улыбнулась девушка. — Просто я нашла свое!»
С тех пор Вита носит только юбки. «Здорово, что после прихода Николая Цискаридзе в Академию русского балета пачки а­ля тарелки уступают законное место юбкам по колено (как это и было в царской России). А вообще, балет нужно смотреть не глазами, а сердцем — тогда будешь видеть не трико танцоров, а душу танца!» — уверена Виталина.
Иногда, в перерывах между уроками и премьерами, она отправляется в паломнические поездки: «Главное — не заходить после церкви в торговый центр! Иначе растеряешь всю намоленную благодать. А еще я все время себе напоминаю: куда мы смотрим, теми и становимся. Неслучайно в монашеской келье висят только изображения святых…
Да и деньги — это не мерило счастья. Как только появляется наличность — начинаешь от нее зависеть…
Даст Бог, однажды я смогу восстановить какой-то храм или кормить бездомных. А пока забочусь о семье: она у меня огромная — все мои воспитанницы! И за каждую малышку в пачке, ступающую на большую сцену, я радуюсь больше, чем за себя!»

Газета: 
МОЛОДОЙ ЛЕНИНЕЦ
Автор: 
Ксения ВДОВИКИНА

Птицам Пензы нужна ваша помощь!

Бывало, выйдешь во двор, кинешь щедрой рукой горсть семечек, и тут же с шумом слетятся разноперые едоки. А теперь, заметили? На угощение собираются только вездесущие голуби. Воробьев нет!

Не только в Пензе
Стало их меньше не только во дворах, но и у помоек, в скверах, в парках, в целом городе. Неужели в Пензе возникла аномальная зона, неподходящая для жизни воробушков?.. Всезнающий Интернет, признаться, удивил и расстроил: проблема эта актуальна и для других городов. Вот несколько цитат с форумов.
«В Троицк из Москвы переехал четыре года назад. Очень внимателен к природе, но за это время не видел и не слышал ни одного воробья. Голубей — огромные стаи. В последние два года перед переездом в Москве тоже перестал видеть воробьев…»
«Анапа. Пригород. Год назад воробьев было много, жили под крышами, прятались в утеплителе стен зимой, весной­летом шумели в кустах и деревьях, сейчас нет вообще. Хочется, чтобы вернулись, пусть наглеют, как обезьяны, но без них как-то катастрофично и апокалиптично!»
Из Курска, Новосибирска, Хабаровска тоже доносятся такие крики души. Неужели мы на краю экологической катастрофы?..

Такие разные версии
Ученые находят происходящему разные объяснения. Например, координатор программы «Птицы Москвы и Подмосковья» Зоомузея МГУ Ольга Волцит считает, что во всем виноваты московские власти, которые устлали город искусственно выращенными рулонными газонами. А на них насекомые практически не живут, потому что трава растет лишь одного вида — без семян и цветов, однообразная, невкусная. В конечном счете в Москве стало намного меньше муравьев, бабочек, жуков, кузнечиков. Если же для будущих поколений птиц нет потенциальной кормовой базы, они просто не будут размножаться.
Еще одна из причин уменьшения числа городских пернатых, по мнению ученых, — модернизация пространства. Мегаполисы стали загазованными, шумными. Экологическая обстановка ухудшилась, птички вынужденно перебираются в пригороды, где тихо, зелено и много упитанных аппетитных насекомых.
Капитальные ремонты и стройки, по словам некоторых экспертов, тоже мешают процветанию птичьего народца: современные здания сплошь состоят из стекла и бетона, в них сложно найти щелочки для гнездования. Даже многие старые домишки «обросли» сайдингом и современными кровельными материалами — вместо насиженных бревен и уютных полостей в шифере.
Среди версий озвучивается даже излучение антенн сотовой связи и телекоммуникационных вышек. Но эта гипотеза пока не находит себе подтверждения.

Не хватает оазисов
«Причин для паники нет! — уверен пензенский орнитолог, доктор биологических наук, профессор кафедры «Зоология и экология» ПГУ Игорь Муравьев. — Если вы не видите домовых и полевых воробьев, это не значит, что они исчезли. Скорее всего, просто покинули отдельно взятые дворы и их пространство, потому что условия изменились конкретно там. Или появились лучшие возможности для поиска потенциальной кормовой базы (пищи) где-то еще — свалка, помойка. Там, где нет встроенных мусоропроводов, надежды на корм больше.
Исчезновение насекомых для двух видов воробьев в Пензе критично для птенцов — это их потенциальный рацион питания в несколько первых дней жизни. После их переводят на более твердые корма — семена. Так что газоны винить не вижу смысла».
Меж тем в европейских городах предусмотрительно оставляют участки травы со всеми ее одуванчиками и ромашками. А в России для этого нужно изменить правила содержания зеленых насаждений. Это сделано для охраняемых природных территорий, а парковые зоны находятся в зоне ответственности мэрии.
«Гораздо более серьезная городская проблема — отсутствие в Пензе зеленых оазисов! — считает Игорь Владимирович. — Один парк Белинского с этой задачей не справляется.
Скверы на Пушкина, Дзержинского, у Фонтана, на Театральном проезде являются проходными, там даже людям неуютно — суета, беготня. Зеленым уголком можно назвать сквер Лермонтова — он хотя бы большой по площади.
Жаль, что рекомендации биологов, экологов, орнитологов пока не учитываются при ведении городского хозяйства и реконструкции общественных пространств. Было бы здорово создавать в Пензе небольшие скверы, где отдельные виды птиц могут размножаться и пребывать, не боясь человека. Внутри должны быть гнездопригодные участки, а периметр снаружи можно обсадить красивыми кустарниками».

Человеческий фактор
В целом в Пензенской области насчитывается 183 вида птиц, и это благоприятный показатель: с экологией все не так уж плохо! Видимое снижение численности кого-то из пернатых объясняется просто: не все ведут оседлое городское бытие.
«Чижи, чечетки, снегири, клесты (сосновик и еловик), свиристели только зимуют у нас, — добавляет орнитолог. — Некоторые виды птиц появляются на время пролета или миграций.
Грачи — и те не перелетные, как все думают, вспоминая картину Саврасова. Они относятся к кочующим — постепенно перемещаются все южнее в зависимости от погоды и кормовой базы. Серые вороны тоже не живут на одном месте постоянно — прибывают в Пензу к зимнему периоду из более северных регионов (Нижний Новгород, Пермь, Татарстан)».
При этом тесное соседство с человеком возможно не для всех. В городах вы никогда не увидите, к примеру, рябчика или глухаря. А черный стриж, городская и деревенская ласточки, домовый и полевой воробьи всегда живут по соседству с человеком.
Так, у городской ласточки еще недавно было несколько мест гнездовья в черте областного центра, в частности на улице Володарского, в районе аэропорта. А теперь в поисках гнездопригодных участков, где была бы глина, они перебрались в район клинической больницы №6 им. Г. А. Захарьина. Остались ласточки и в Заречном. Их гнезда можно увидеть в наружных углах оконных проемов.
С другой стороны, те, кто чувствует себя отлично, и гнездиться начинают раньше, чем совсем дикие собратья. Сроки гнездования у пензенских серых ворон сместились на 3,5 недели.

Важно знать!
Увы, пополняется и Красная книга Пензенской области: в нее придется внести серую неясыть — этот вид сов почти пропал из парков. Условия «выжили» и черного дятла, выкармливавшего птенцов муравьиными яйцами — муравейников в городе почти не осталось. Практически не увидишь теперь в сурском крае дрофу, крапивника, желтоголового королька, дрозда­белобровика, дерябу, белую лазоревку.
«Сказывается на присутствии видов в черте города и соперничество с другими видами птиц, — подчеркивает Игорь Владимирович. — Например, для варакушки и белой трясогузки, гнездящихся наземно, серые вороны, голуби и сороки стали уже хуже кошек — разоряют кладки. По этой же причине на всю Пензу осталось полтора десятка кольчатых горлиц, а раньше их фиксировали гораздо чаще. Сизый голубь — единственный вид из птиц, который способен убить собрата…»
Птицы могут быть опасны и для человека — большинство из них способны разносить вирусы гриппа и другие инфекции. В принципе, птицы могут и нападать на людей, но только по очень вескому поводу — если они потенциально угрожают их птенцам. Ударит клювом серая ворона или чайка — мало не покажется!..
«Берегите тех птиц, которые остались в городе, — призывает Игорь Муравьев. — Птицы нуждаются в вашей заботе — за это людям гарантирован как минимум хороший урожай на дачах, сельхозугодьях, в лесах… Стройте скворечники, делайте кормушки. И не забирайте найденных на земле птенцов­слетков домой — это приведет к их неминуемой гибели.
Если варакушка, соловей или другой безобидный пернатый завелся у вас на даче — сочтите это за благо и честь».

Газета: 
МОЛОДОЙ ЛЕНИНЕЦ
Автор: 
Агата Богданова

Прощай, Олег Санталов!..

Сорок дней душа Олега Санталова жила среди нас, а вчера покинула грешную землю. Хочется верить, что в лучшем из миров ей отведено достойное место, ведь человеком Олег Павлович был очень позитивным, никогда не позволявшим себе грубого слова в отношении других. Его приветствие — это улыбка и распахнутые для объятия руки, его фотографии — вселенная красоты, где вполне комфортно чувствовала себя и историческая летопись Пензы. «Никакой я не фотохудожник! — с улыбкой объявил Олег Санталов корреспонденту «МЛ» в феврале 2014-го. — Я фотограф! Как подарила мне, восьмилетнему, крестная фотоаппарат «Смена», так я по сей день и рисую светом. Это так слово фотография с греческого переводится.
А учился я этому делу на телевидении. Начинал с ассистента кинооператора. Помню, с Евгением Финогеевым снимали сюжет для Интервидения (эти программы показывали в соцстранах) — проводы русской зимы в Мокшанском районе. Снег пушистый, тройки лошадей. И захотел Женя снять красиво летящий из-под копыт снег. Подошел к местным рабочим, попросил помочь. В мастерской к порогу УАЗа приварили планку металлическую, сделали крепеж для кинокамеры СП­16, подогнали резьбу.
Тройка понеслась, копыта мелькают, снег летит… Потом в эфире эти кадры заняли всего четыре секунды. Но и они стоили усилий, которые были на них затрачены. Вот каким было отношение людей к своей профессии!
Помню, снимали сюжет в Кузнецком районе: один мужик показывал, какие он грибочки белые в бочке солит. Тот же Финогеев и так снимал, и с другого ракурса. Потом мужик спросил: «Сняли?» и закрыл, жадина, бочку, так и не угостив ни одним грибком!
А в Каменском районе снимали убогий телятник с одной лампочкой. Телятница в драном халате, в галошах. После съемки говорит: «Приглашаю вас в гости». В избе начищенные полы, ковровые дорожки. Телятница, как Царевна­лягушка, переоделась, вышла к нам — натуральная Брижит Бардо! Из печи тушеного кролика достала. Вот такие жизненные ситуации и остаются в памяти…»
После службы в армии Олег Санталов оформлял заводские помещения ТЭМа, доски почета, вел фотолетопись предприятия. Потом последовало приглашение в областную газету. «Запомнилось первое задание — снять бригаду работяг дизельного завода, — рассказывал Олег Павлович. — Решил сделать этот снимок не по-пензенски, а в духе центральной прессы. Пришел в обеденный перерыв, попросил рабочих посидеть, поговорить о зарплатах, о даче, о женах. И все это время их снимал. Фото попали на Красную доску и были отмечены материально.
Фотопленка в отличие от современной «цифры» — это магия. Красный свет в лаборатории, реактивы всякие, появление контуров на белом листе. Когда в жизнь вошли цифровые аппараты, волшебство улетучилось. Я очень сильно переживал по этому поводу. Даже здоровье подорвал. Уже несколько лет не выхожу из дома. В окно снимаю, натюрморты строю, друзьям­приятелям старые пленки цифровать помогаю.
В свое время Юрий Рост сказал: «Ничего не выбрасывайте. Есть закон соседнего кадра. По прошествии времени именно соседний кадр может быть удачнее того, что вы хотите оставить сейчас». Так с начала 1990-х стал формироваться мой архив, теперь в нем уже десятки тысяч снимков. На них виды Пензы, события и люди.
Я много что снимал. К примеру, первый митинг демократов 10 марта 1991 года в сквере у памятника Белинскому, где впервые был поднят триколор. Меня задержали, хотя работал я по заданию редакции. Получаю удар по спине, а на мне две дорогие фотокамеры висят. Пока я их своим телом закрывал, семь человек это тело в автобус тащили. Тогда люди искренне верили в перемены к лучшему. А сейчас во многих вселился вирус жадности…
Вынужденное затворничество мне помогает переносить молитва, которую создал Антуан де Сент­Экзюпери — тот самый, что «Маленького принца» написал. Я ее частенько повторяю: «Господи, я прошу не о чудесах и не о миражах, а о силе каждого дня. Научи меня правильно распоряжаться временем моей жизни. Подари мне тонкое чутье, чтобы отличать первостепенное от второстепенного. Убереги меня от наивной веры, что в жизни все должно быть гладко. Пошли мне в нужный момент кого-то, у кого хватит мужества сказать мне правду, но сказать ее любя!»
Прощай, Олег Санталов! Фотограф­философ, художник­гуманист. Какое счастье было жить в твою эпоху!

Газета: 
МОЛОДОЙ ЛЕНИНЕЦ
Автор: 
Владимир Вержбовский
Владимир Тетерин

Пензенские писатели и поэты — о времени и о себе

Сурский край по праву гордится своими земляками, ставшими классиками отечественной литературы. Радищев, Лермонтов, Куприн, Загоскин, Бадигин, Лажечников, Малышкин, Николай Задорнов…
В этом году Пензенское региональное отделение Союза писателей России отмечает свое 60-летие. В преддверии славного юбилея «МЛ» решил предоставить слово литераторам.
Дважды лауреат Всероссийской литературной премии имени М. Ю. Лермонтова, поэтесса Лариса Яшина:
«Сейчас и в обществе, и в культурной среде очень мало настоящего патриотизма, все больше копоти. И это раздражает. Но еще больше раздражает, что так называемые писатели и поэты из пальца высасывают темы, как говорил Евтушенко, темочки­девочки. Вместо красивой простоты они ищут вычурность. И каждый заявляет, что хочет отличаться от других. В наших клубах при писательской организации очень много народу толпится, но тех, кто по-настоящему достоин публикации, очень мало.
Издадут свои 100 экземпляров и считают себя писателями. Сложить слова «розы­морозы» мы все можем, но это не значит, что ты стал поэтом. А где же мысль, ритм и рифма?! Бывает, возьмешь в руки очередной сборник такого «поэта» и с грустью вспомнишь советскую цензуру. Такого безобразия в печать точно не пропустили бы.
На этот счет есть у меня стихотворение:
Да, интересное выдалось время…
Нынче талант человеку как бремя.
Кто усомниться в этом посмеет?
Зерна для Вечности, видишь ли, сеет! —
Сытый голодного не разумеет!
Что там традиции, баре, бояре…
Нынче те баре, что на базаре,
А победнее те, кто умнее,
Но мы ж не лакеи и не пигмеи,
А сытый голодного не разумеет!
Есть от чего быть миру в тревоге:
Кормит не разум, а руки и ноги,
И горизонты стали темнее,
Значит, спасайся, кто как умеет:
Сытый голодного не разумеет!»
Поэт, автор­исполнитель, главный редактор литературного журнала «Сура» Борис Шигин:
«Как сказал поэт Александр Кушнер, времена не выбирают, в них живут и умирают. В этом времени я чувствую себя хорошо, но иногда мне хочется быть шестидесятником. Поэзия и поэтическая авторская песня — из тех времен!
Сегодня поэзия — почти элитарное дело. Хотя «Сура», наши поэтические клубы, праздники и фестивали делают все, чтобы поэзия жила! Эти инструменты позволяют доносить свои мысли и чувства до читателей.
К сожалению, сегодня есть писатели, для которых издание своих книг — это спорт, игра, соревнование: а у меня томов больше, а в моей больше страниц. Однако для настоящего литератора книга остается не только предметом гордости, но и степенью ответственности перед читателем.
Поэты на сегодняшний день значительно опережают в Пензе прозаиков. Здесь есть и объективные причины: ушли из жизни Виктор Сидоренко, Сергей Гуляевский, Николай Буянов. Перестал писать прозу Владимир Давыдов… А поэты у нас очень сильные, активные, плодовитые. Книги Ларисы Яшиной, Лидии Терехиной, Елены Чебалиной, Вячеслава Филонова, Марины Герасимовой, Нины Шеменковой, Николая Куленко и многих других — яркое тому подтверждение.
Пользуясь случаем, желаю нашей писательской организации интересной жизни и любви читателей. Потому что без читателя нет и писателя!»
Поэтесса, дипломант Всероссийского поэтического конкурса «С веком наравне», стипендиат Министерства культуры РФ, лауреат конкурса «Гранатовый браслет» в номинации «Литература» Елена Чебалина:
«Важно не то, в каком времени мы живем, а то, что мы делаем для того, чтобы изменить мир к лучшему. Сегодня я прекрасно себя ощущаю, работаю, занимаюсь творчеством, воспитываю ребенка, мне интересны люди, которые меня окружают, и я постоянно работаю над собой. Есть Интернет, где всегда можно найти своего читателя.
Когда боль души выражена образным языком — тогда это поэзия. А когда это придумано с целью соответствовать модным тенденциям, общественному заказу — это уже сочинительство, не имеющее ничего общего с искусством. На эту тему я написала стихотворение:
Кричать, молчать? Остановиться,
Невольно заглушая крик.
Такси скользит петлей по спицам
Ночных дорог —беспечный миг,
Беспечный век, играя в Бога,
Нам вяжет жизнь из пряжи дней.
Столбы —хранители дороги —
Угрюмо высятся над ней.
Безумный город делит ужин
В неистребимой спешке жить,
Колеса слизывают лужи
В надежде что-то отхватить.
Исподтишка кусает ветер
Сквозь приоткрытое окно…
Застряли вновь на перекрестье
Дорог, судеб… да все одно.
Увязли в прожитом болоте…
Нелепый миг… нелепый век…
Всегда в заботе и в почете —
Кому ты нужен, человек?»
Директор общеобразовательной школы села Степановка Бессоновского района Пензенской области, кандидат исторических наук, писатель Виктор Малязев:
«В этом времени я ощущаю себя, видимо, как все: через родных, друзей, коллег, литературу, значимые события в жизни страны и мира. И, несмотря на сложности нашей жизни, чувствую себя комфортно, потому что знаю — мои слова пробуждают у читателя чувства и эмоции. Я точно знаю, что к моим словам прислушиваются. Знаю, что, несмотря на малый тираж моих книг, читателей не одна тысяча.
О чем сегодня должен писать поэт и писатель, по совести говоря, не знаю. Наверное, обо всем! Движения души и мысли предсказать невозможно. Я, к примеру, постоянно пишу рассказы на тему сельской повседневности. Почему? Мне это интересно!»
Поэт, писатель, бывший председатель пензенской областной писательской организации Николай Куленко:
«Настоящий художник как живет, так и творит. Он отражает окружающий мир таким, каким его чувствует. Вот рухнул СССР, и многие «ярые активисты» выбросили свои «святыни» — партбилеты — в мусорные ящики и рванули в банкиры. Художник так не может, он дитя своего времени и остается в нем. Говорить за писателя и поэта должны его сердце, его душа. Тогда слово художника будет живым, а не фальшивкой.
Помню эпизод из 1960-х: известный поэт решил «выйти из своего времени» и стал подражать гремевшим тогда Евтушенко и Вознесенскому… Его жестоко высмеяла критика, довела до инфаркта: не в свои сани не садись!
Я был комсомольцем, был членом КПСС, мои родичи воевали за советскую власть в Гражданскую. Мой дядя, Антон Иванович, награжден орденом Боевого Красного Знамени. Другой мой дядя, Иван Иванович, ушел на войну в 41-м со своими четырьмя сынами­орлами. Все пятеро легли в землю­матушку — от Сталинграда до Берлина… Отец мой, Андрей Иванович, погиб в 1944 году при освобождении Крыма. Сам я долгие годы работал в металлургических цехах… Вот это мое время я и отражал в своих произведениях.
Как поэт я считаю свое личное нынешнее время безвременьем. Поэт обязан «глаголом жечь сердца людей». Но, знакомясь с произведениями молодых, вижу мелкотемье. Наверное, и мой «глагол» несколько поостыл… Цветочки, ангелочки… Больше учу молодых авторов, как не надо писать.
В Литинституте нам толковали: «У каждого пишущего обязательно будет свой читатель!» Но вот приходит в писательскую организацию молодая «поэтесса» — студентка университета. И при обсуждении ее стихов выясняется: она не знает твердо, кто такой Чехов. «Вроде что-то слышала…» И что же делать? Чувствуя образовательный уровень современников, по миллиметру снижать уровень мастерства? Для того чтобы творчество было понятно и тем, кто не знает Чехова?
По счастью, пензенские поэты, мои собратья по перу, ни на какие компромиссы не идут. Поэтому в их творческом арсенале есть все, чем можно достойно встретить 60-летие своей писательской организации!»

Газета: 
МОЛОДОЙ ЛЕНИНЕЦ
Автор: 
Яков БЕЛКИН

Вера Фейгина: «Ненормативная лексика — преступление против Отечества!»

На вопросы читателей «МЛ» отвечает начальник Управления культуры г. Пензы Вера Фейгина.

*   *   *
— Моему ребенку 7 лет, в этом году мы идем в 1-й класс, и хотелось бы параллельно записаться в детскую художественную школу №1 им. Татлина. Как это можно сделать?
— Вам уже сейчас нужно об этом позаботиться. Конкурс очень большой. В прошлом году было 7 человек на место, а у нас всего 3 ДХШ.
Лучше начать заниматься в подготовительном классе. Попробуете свои силы, педагоги на вас посмотрят. И ребенок поймет, нужно ему это или нет. Более подробную информацию вы сможете получить у директора школы Татьяны Павловны Ивайловской по телефону 56-01-76.

*   *   *
— Где люди пожилого возраста могут заниматься в Пензе танцами?
— Нужную информацию вы найдете на сайте Управления культуры по адресу культурапенза. рф.
Танцами пожилые люди могут заниматься в центре хореографического искусства, расположенном на улице Леонова, 1а. Но я рекомендовала бы вам также обратить внимание на хоры для людей старшего поколения. У нас около 30 таких хоров, которые закреплены почти за всеми городскими учреждениями культуры.

*   *   *
— Какие крупные фестивали планируются в этом году в Пензе?
— В прошлом году учреждения культуры города провели 79 фестивалей. В этом году их будет не меньше. Только вчера закончил свою работу фестиваль «Край талантов». Проект существует с 2004 года, а с 2005-го его поддерживает Управление культуры. Осенью пройдет фестиваль «Танцуй, Поволжье!», на который приедут коллективы со всей страны. Конечно, наши «Зоренька» и «Вензеля» примут участие в этом празднике народного танца.
9, 10, 11 и 12 июня мы празднуем День России и День города. В этом году нашей красавице Пензе исполнится 355 лет. Из традиционного будет фестиваль народных промыслов «Канитель» — это почти 600 участников со всей России. Будет фестиваль оркестров и, конечно же, праздничный фейерверк.
Одной из главных точек станет Соборная площадь, где пройдет монастырская ярмарка. По городу будут проводиться бесплатные экскурсии для всех желающих, в том числе для людей с ограниченными физическими возможностями.
А подробный календарь мероприятий вы найдете накануне праздника в «Молодом ленинце».

*   *   *
— Как вы относитесь к вопросу из анекдота: «Почему управление культуры есть, а культуры нет?» По Московской идешь и слышишь, что молодежь не только разговаривает, но и думает с помощью матерщины. Как же так-то?
— Проблему, связанную с ненормативной лексикой, мы поднимали и с работниками культуры, и с библиотекарями. Решать ее нужно сообща. Как? Нужно больше читать и учиться уважать и себя, и окружающих.
Когда я училась на филологическом факультете, наш профессор говорил: «Когда вы не ставите запятую, допускаете орфографическую ошибку, позволяете себе думать с помощью ненормативной лексики, — вы совершаете преступление против Отечества! Потому что язык — это живая система, это основа государственности. И то, как мы с ним обращаемся, в конечном счете влияет на безопасность нашего Отечества».

*   *   *
— В последнее время желтый телеэфир пошел в атаку. Каждый вечер на экранах внебрачные дети умерших артистов, развод Джигарханяна и изнасилованная Диана Шурыгина. Как вы, боец культурного фронта, относитесь к таким шоу? Почему так опустилась сегодня интеллектуальная планка телезрителей?
— Жизнь — это экзамен на любовь. Главное для человека, кем бы он ни был и кем бы ни хотел казаться, — семья. То, что ты сделал для своих предков и последующих поколений, которые придут после тебя. И семья — это та работа, которую мы должны делать с любовью.
Вот, по фильмам мы хорошо знаем, что Нью­Йорк — город одиночек. Карьерный рост, бери от жизни все и так далее… А в России всегда была другая традиция. Люди несли и несут бремя ответственности перед семьей, близкими, коллегами, всем обществом. Если мы будем подходить к своей жизни с таких позиций, то, наверное, телепередач, где любят копаться в грязном белье, станет меньше.
По счастью, в Пензе семейный климат. Поэтому у нас столько талантливых детей. Чтобы не быть голословной, приведу конкретный пример — завершившийся на днях фестиваль «Край талантов». Какие прекрасные дети на сцену выходили! Зрителей пришло столько, что в зале на полторы тысячи мест яблоку негде было упасть. А как удивил репертуар: одна песня «Баллада о матери» чего стоила!
Семья — это показатель здоровья общества, а ребенок — зеркало семьи. Если и дальше будем придерживаться этих ценностей, атака, как вы выразились, желтого телеэфира просто захлебнется.

Газета: 
МОЛОДОЙ ЛЕНИНЕЦ
Автор: 
Яков БЕЛКИН

В Пензе возрождают красоту XIX века

«Вы так прекрасны сегодня! Надеюсь, вы подарите мне счастье любоваться вами в мазурке?» — именно так галантные кавалеры XIX века приглашали на танец прекрасных дам. И эти же слова звучали на днях в Литературном музее Пензы. Здесь прошел первый в истории сурского края литературно­танцевальный салон «Поэзия движений» — в лучших традициях изящных развлечений позапрошлого столетия.
«Главное отличие салона от бала в том, что это более камерное, домашнее мероприятие, — поясняет Юлия Грицова из студии историко­бытового танца «Комплимент». — Молодежь на таких вечерах развлекала себя танцами, люди постарше — настольными играми, угощениями в буфете и бесконечными беседами. Вот и мы вплели в канву вечера игры в карты, буриме, чтение стихов и фуршет, дабы насытить гостей пищей духовной наряду с физической».
Для дам обязательным дресс­кодом стали платья середины XIX века, для мужчин — исторические бальные костюмы или современные фраки. Строгие требования не испугали даже гостей издалека — знатоков эпохи из Казани, Саратова и Самары.
Чтобы воссоздать одно такое платье, у пензенских мастериц уходит не менее месяца — источником вдохновения служат картины, музейные экспонаты, гравюры из журналов мод. Самое сложное — найти аутентичные ткани: нижнее белье шьется из льна и бязи, на корсеты идут хлопок и шелк.
Примерная стоимость материалов, включая бархат, бусины под жемчуг, подкладки, шнурки, крючки, кружева — не менее 6 тысяч рублей. Полностью шелковый наряд обойдется куда дороже — цена метра ткани начинается от 1500 рублей. Но по-настоящему увлеченных людей это не останавливает: только так возможно полностью погрузиться в любимую эпоху!
Важная составляющая реконструкции — танцы. Их тоже собирают по крупицам. Учитываются даже мельчайшие нюансы вроде карне — бальных книжечек, которыми пользовались гости светских раутов. «Записывали в эти блокнотики приглашения на танец: если на мелкие танцы ангажировали на самом балу, то на кадрили, мазурку и котильон звали задолго до него, — рассказывает еще одна хозяйка вечера Анастасия Флягина. — Так что у имеющей успех дамы все было разобрано заранее. При этом танцевать более трех раз с одним и тем же партнером в течение одного бала считали моветоном, исключение составляли жених и невеста».
Если все сложится удачно, пензенский салон станет ежегодным.

Газета: 
МОЛОДОЙ ЛЕНИНЕЦ
Автор: 
Ксения ВДОВИКИНА
фото М. Ивановского