№ 52 (7932) от 25 декабря 2018 года

Главная
№ 52 (7932) от 25 декабря 2018 года

Соцуслуги по пензенски: работы непочатый край!

В Минтруде Пензенской области состоялось заседание общественного совета. Оно было посвящено итогам масштабной независимой оценки качества социальных услуг. Эксперты провели проверку 21 учреждения по всей губернии. Среди них оказались как передовики, так и сильно отстающие.

“Учреждения оценивались по следующим критериям: открытость и доступность информации, комфортность предоставления услуг, доступность для инвалидов, доброжелательность и вежливость работников, удовлетворенность клиентов”, — сообщил руководитель исследования Александр Осташков.

Больше всего нареканий вызвала информационная работа учреждений: так, на сайте Иссинского комплексного центра соцпомощи проверяющие не нашли данных о тарифах на соцуслуги и количестве свободных мест. У их пачелмских коллег, а также у пензенского дома ночного пребывания на сайтах замечено слишком много рекламы.

Лучшим по всем показателям стал Мокшанский психоневрологический интернат, который показал стопроцентные результаты почти по всем пунктам. Также в пятерку вошли Сурский дом­интернат для престарелых и инвалидов, Бековский пансионат ветеранов войны и труда, Нижнеломовский дом­интернат для детей с физическими недостатками и комплексный центр срочной социальной помощи населению Кузнецка.

В числе претензий Александр Осташков также назвал недостаточный комфорт социальных организаций для инвалидов (например, в Иссинском центре колясочникам мешают ступеньки, а в Нижнеломовском детском доме не работает бассейн).

“Мы обязательно сделаем поручни!” — пообещала представительница Иссы. Но член общественного совета Валерий Тимошкин, сам инвалид­колясочник, прервал ее: “Не поручни нам нужны, а пандусы! И не стоит ориентироваться на минимальные нормативы: если сказано, что дверной проем должен быть от 90 см, делайте его сразу больше, иначе коляска проходит только со скрипом!”

А вот председатель совета Виктор Лазарев был еще более категоричен. “90 процентов вашего отчета — это перечисление недостатков сайтов. Но это же такая ерунда! Главное — люди, которым мы должны помогать, — негодовал Виктор Филаретович. — А те, кто больше всего нуждается в помощи, и к Интернету то доступа не имеют!

Думайте, как донести до людей то, что вы делаете. Радио у вас в районах есть?”

На это собравшиеся покачали головами: мол, радио есть, но никто его не слушает. “А зачем же мы там тогда периодически выступаем? — удивился Виктор Лазарев. — В народ нужно идти! Когда Валентина Матвиенко приезжала в свое “родовое гнездо” в селе Синцево Мокшанского района, мы предварительно смотрели, чем живет эта глубинка. И в ужас пришли! Около двадцати человек обнаружили, которые существуют в чудовищных условиях — у них в избах земляные полы в XXI веке! Уверен, что и сейчас таких людей можно найти. Вот для кого работать надо!”

Подчиненные кивали. А председатель совета продолжал: “Не доступность информации следует обсуждать, а бассейн в детском доме Нижнего Ломова! Для маленьких инвалидов это главное наслаждение, удовольствие. И вы их этого лишаете! Как ни приеду туда — то на ремонте бассейн, то на отмывке. А дети вырастают и потом считают годы, проведенные в детдоме, главным ужасом своей жизни — по вашей вине!”

Напоследок глава объединения напомнил всем собравшимся, что продолжительность человеческой жизни напрямую зависит от работы соцслужб: “Раньше в Сосновке, в Мокшане, в пензенском доме ветеранов около ста подопечных в год умирали. А потом мы сделали так, чтобы им улучшили лечебное питание, стали чаще белье менять, душевнее относиться. И количество смертей сократилось в 4—5 раз. Есть о чем задуматься!”

Есть. Особенно с учетом того, что в мае этого года вступил в силу Указ Президента РФ №204 “О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации”. В нем говорится, что ответственные ведомства должны делать все для обеспечения продолжительности жизни россиян до 80 лет и здоровой жизни — до 67 лет.

Газета: 
МОЛОДОЙ ЛЕНИНЕЦ
Автор: 
Ульяна ЗАВЕТНАЯ

Пензенскому Гомеру нужна помощь

Стихи пензенского незрячего поэта Олега Карева выходили в звуковом журнале “Сура” и во многих литературных сборниках. Он участник поэтических клубов “Я сень” и “Четверги”, победитель творческих конкурсов.

“Я родом из села Клейменовка Каменского района, — рассказывает поэт. — Женился рано, в 17 лет, а в 18 у меня уже родился сын Артемка. В селе работал токарем, потом в Пензу уехал, снова трудился токарем на “Тяжпроме”, строителем был, водителем… Никогда не думал, что всерьез увлекусь поэзией, что она станет моим призванием.

Считал это занятие баловством. Помню, когда устраивался на “Тяжпром”, спросил, можно ли свою биографию написать в стихах. Сказали: “Можно”, и рука сама стала выводить:

“Родился, вырос, отучился,

В 17 лет уже семья,

А в 18 сын родился,

Так что теперь уж папа я…”

Семейная жизнь с первой супругой не сложилась, а затем и вовсе случилась трагедия…

“Сыну было 14 лет, когда у него сильно заболел живот, — вспоминает Олег Карев. — Отвезли его в больницу, и врачи на всякий случай решили удалить аппендикс, хотя никакого аппендицита не было и в помине. В результате сын впал в кому, из которой уже не вышел…”

Был в жизни Олега и еще один официальный брак, в котором тоже родился сын. Дмитрию сейчас 14, столько же, сколько было Артему, когда его не стало. Но и на этот раз семейная жизнь не сложилась. Затем сердце поэта покорила женщина, которая на 12 лет младше его. В гражданском браке родилась дочка Мирослава. А потом…

“Отношения у нас складывались незавидные, — качает головой Олег. — Бывало, в очередной раз поскандалишь — и… тянешься к стакану. Как‑то раз решил выпить в одиночестве, а оказалось, что горячительное замешано на метиловом спирте. Очнулся уже в реанимации. Открываю глаза — темнота. Страшно, ничего не пойму, а мне говорят, мол, успокойся, живой ты, вытащили тебя с того света, вот только зрение ты потерял.

Не знаю, как я пережил эту страшную новость. Ослепнуть в 37 лет, когда впереди столько планов, полжизни еще не прожито…

Первое время была абсолютная темнота. Потом в буквальном смысле забрезжил лучик надежды. Появилось сначала расплывчатое боковое зрение, видел огонек сигареты, различал оранжевый цвет пакета с ряженкой. А затем появилась точка, сфокусировавшись на которой, я даже мог что‑то более­менее четко рассмотреть. Подумалось, вот оно — счастье! Теперь на рыбалку смогу ходить, видеть поплавок”.

Вот только радость оказалась недолгой. Точка, в которой Карев мог видеть, начала исчезать, и только он знает, что ему довелось испытывать, когда рвалась последняя ниточка, связывающая молодого мужчину с миром зрячих.

В конце концов врачи вынесли приговор: “Извини, но видеть ты больше не будешь!”

“Они и сейчас мне это говорят, — разводит поэт руками. — Но я этому не верю. Знаю, что буду видеть! Если мне суждено прозреть через сто лет, я их проживу! Но обязательно увижу детей и внуков, солнце, облака, изумрудную траву…

Езжу в Уфу в клинику Эрнста Мулдашева, там доктора хоть что‑то пытаются сделать. Сейчас я вижу тени, различаю свет и тьму, но и только”.

Своей гражданской жене Олег Карев сказал: “Зачем тебе слепой? Отпусти меня. Ты еще молодая, поживи для себя, найдешь другого человека”. Женщина не отпускала, попросила подождать еще хотя бы пару лет. Но через два года Олег все равно ее оставил…

“Тогда, в реанимации, у меня произошла переоценка жизненных ценностей, — признается поэт. — 9 апреля 2011 года на свет появился другой Олег Карев. Стихи из меня полились неудержимым потоком. Раньше, когда стоял у станка, было не до стихов, а теперь свободного времени хоть отбавляй”.

Стихи у пензенского Гомера рождаются, как он говорит, от бессонницы. Но результат бессонных ночей налицо. На поэтическом конкурсе среди незрячих Олег Карев стал лучшим в номинации “Патриотизм”, а в номинации “Лирика” занял второе место.

Публиковать свои стихи, общаться и решать многие жизненные вопросы пензяку помогает проверенный временем друг — старенький ноутбук, на котором установлена специальная программа. Этот компьютер для Олега — окно в мир! Но, к сожалению, техника начала подводить, то и дело выходит из строя. Гарантийный срок давно вышел, а на покупку более современного ноутбука у незрячего человека денег нет. Пенсии и на проживание‑то не хватает.

Если среди наших читателей есть неравнодушные люди, которые захотят помочь поэту приобрести новый ноутбук со специальной программой, пожалуйста, напишите письмо по адресу электронной почты Олега Карева: karevolegxxx@yandex.ru. Или позвоните по телефону 8‑963‑111‑45‑90.

 

Из творчества Олега Карева

Отцовское счастье

Ожиданье с плеч камнем свалилось,

Этот мир стал светлей и теплей!

Ты мне дочку вчера подарила,

Как же хочется к вам поскорей!

Слава Господу, небу, любимой,

Слава жизни, врученной творцом!

Вы ребенком меня наградили,

Гордо я величаюсь отцом.

Этот маленький, нежный комочек

Пахнет сладко твоим молоком,

Улыбается, плачет, лопочет,

Согревая недетским теплом.

И бессонные ночи не в тягость,

Укрепляют заботы родство —

Это нами явленная радость,

Поколений чреда — волшебство!

Миновали тревоги, умчались

Ожиданья тянувшихся дней,

Ты мне счастье вчера подарила,

Я счастливейшим стал из людей!

 

Дуб

Я помню утро и дорогу,

Развилку — и огромный дуб!

Могучий, кряжистый, высокий,

Он словно вольный русский дух!

Раскинув ветви на просторе,

Корнями землю обхватив,

Стоит на поле древний воин,

Своим величием красив!

Казалось, он стоит в сомненье,

В какую сторону шагнуть?

И век за веком в размышленье

Себе не может выбрать путь.

Столпом стоит непокоренный,

Что та страна, где он растет.

Судьбою в небо устремленный,

Основа — преданный народ…

А на вершине, словно символ,

Птенцы взлетевшего орла,

Взор одного летит к восходу,

На запад брата голова.

Стоит сей дуб — не властны лета,

И может дуб одно сгубить,

Коль оторвать его от света,

Основу снизу подрубить!

Газета: 
МОЛОДОЙ ЛЕНИНЕЦ
Автор: 
Яков БЕЛКИН. Фото В. Павловского

Победили онкологию и родили седьмого

Дом Тыриновых в частном секторе Шуиста мы нашли не без труда. За зеленым забором нас встречает настоящая футбольная баталия — трое мальчишек упоенно гоняют мяч.

“Наши младшие буквально болеют футболом, ходят в секцию, мечтают стать чемпионами мира”, — с улыбкой встречает нас Ольга.

Большая семья Тыриновых всегда рада гостям. На столе тут же появляются чай и домашняя выпечка, на которую многодетная мама большая мастерица. А готовить приходится много — у Игоря и Ольги Тыриновых семеро детей! Старшему Артему — 19, он уже отслужил в армии и сейчас помогает отцу в их собственном магазинчике. Насте — 15, Ангелине — 13, близнецам Елисею и Серафиму — по 9, Богдану — 8, а младшенькой Есении, или просто Сене, всеобщей любимице, всего 3 годика. И такая эта милашка егоза, что только держись!

 

Арбузная любовь

“Знакомство с Игорем случилось в нашем родном Ташкенте, — с улыбкой вспоминает Ольга. — Я первый класс заканчивала, а он 10 й, и на выпускном подарил мне шарик. А в следующий раз мы случайно встретились 10 лет спустя. Игорь с трудом узнал во мне ту маленькую девчонку с белыми бантами. Пригласил в летнее кафе, а потом предложил проводить до дома.

По дороге купил большой арбуз, вручил его мне, а меня вместе с арбузом поднял на руки. Вот только арбуз я не удержала, он упал и разбился. Игорь говорит: “Арбуз нужно съесть прямо сейчас — на счастье”. Мы сели на лужайке и с аппетитом его умяли, и вот уже 20 лет эта ягода — наше самое любимое лакомство!”

Через два месяца влюбленные сыграли свадьбу, а еще год спустя на свет появился первенец. Казалось, жизнь складывается, но она, как известно, состоит из черных и белых полос. И следом за белой пришла черная… После нескольких лет борьбы с тяжелым недугом ушла из жизни мама Ольги. А в Узбекистане начались волнения, русским стали откровенно угрожать. Решили ехать в Россию, выбрали Пензу.

Денег за проданное в Ташкенте жилье едва хватило на дорогу да чтобы снять квартиру в дальнем Арбекове. Игорь пошел на рынок торговать замками, а беременная вторым ребенком Ольга, имевшая за плечами кулинарный техникум, стала готовить обеды и печь пирожки на продажу. Каждый день катала тележку с едой на конечную остановку маршрутных такси. Водители до сих пор вспоминают добрым словом улыбчивую молодую женщину и ее вкусную стряпню.

 

“Мы с тобой — сила!”

“Вторым ребенком мы хотели девочку, но Ольга несколько лет не могла забеременеть, — рассказывает Игорь. — А в 2002 году поехали на юг, и там нам местные показали дерево. Якобы если его обойти, обнять и загадать желание, то оно обязательно сбудется. Мы с женой загадали дочку, вернулись с юга, и Ольга забеременела”.

А через два года Ольга забеременела в третий раз. На руках и так двое малышей, денег хватало лишь на самое необходимое, и женщина всерьез задумалась о том, чтобы сделать аборт. Пришла в больницу, но врач дал ей сутки на раздумья. Идет домой, а слезы ручьем текут, не верит, что сможет убить нерожденного ребенка.

Дома четырехлетний Артемка увидел маму заплаканную, крепко обнял и прошептал на ухо: “Мама, не плачь, ведь мы с тобой — сила!” После этого внутри Ольги словно все на свои места встало. Так на свет появилась Ангелина.

Несмотря на опасения, что с рождением третьего ребенка жизнь станет совсем тяжелой, Ольге, напротив, стало легче справляться с невзгодами. Говорит, что дети будто бы стали ее крыльями. В 2009 м в семье Тыриновых появились на свет близнецы. А в 2010 м родился Богдан.

С его именем связана интересная история. “Буквально за час до родов разговариваю я с мужем по сотовому телефону, он на ходу со мной общается. И тут слышу в трубке отдаленный женский голос: “Богдан, ты куда побежал?” — вспоминает Ольга. — Я удивилась, как красиво звучит это имя! Предложила Игорю назвать сына Богданом, он согласился”.

 

Важные слова

Глава семьи сумел открыть собственный магазинчик, так у Тыриновых появился собственный дом — у каждого своя комната! Казалось бы, живи и радуйся. Но тут вновь началась черная полоса. В 2015 м у Игоря внезапно обнаружили рак кишечника.

“От переживаний муж за месяц похудел на 16 кг, практически поставил на себе крест, — вздыхает Ольга. — Да и люди из ближнего окружения вместо того, чтобы как то его приободрить, только жалели. Я тоже жалела, но потом решила: хватит нюни распускать! Села напротив мужа и сказала: “Игорь, умереть — проще всего, но ты о нас с детьми подумай. Как мы без тебя будем? Ты не смеешь бросать нас одних! Я ведь тебя и на том свете достану!”

Говорила вроде с улыбкой, а самой выть в тот момент хотелось. И слова эти подействовали! Муж начал активно бороться за жизнь. А мы с детишками молились за него, вот и отмолили. Тут на свет появилась Есения, и это стало еще одним стимулом мужу жить вопреки страшному диагнозу”.

Игорю удалось победить страшный недуг. Семья для него неиссякаемый источник радости и оптимизма, все в ней наделены яркими талантами. К примеру, Артем играет на аккордеоне и гитаре, Настя рисует и вышивает бисером, Ангелина определенно станет актрисой, достаточно послушать, как она декламирует стихи…

Сама Ольга вышивает иконы бисером, замечательно поет. А еще мать­героиня недавно открыла собственную студию красоты.

Тыриновы верят, что не за горами время, когда они смогут понянчить и внуков. Хотя кто знает — вдруг и родителями в восьмой раз доведется стать. Точку в этом деле они еще не поставили.

Газета: 
МОЛОДОЙ ЛЕНИНЕЦ
Автор: 
Яков БЕЛКИН

Пензяк отметил 102 й день рождения

Кондратию Юркову — 102 года! Но даже в таком невероятно почтенном возрасте он никогда не путает Пензу с Пермью. На Каме он родился, а с сурским краем связал большую часть своей жизни.

В начале 1930 х семья вынуждена была сорваться с насиженных мест и бежать от раскулачивания. В Новокузнецке жили в землянке, в Кемерове Юрковым хотя бы домик выделили. Но в 1937 м главу семьи арестовали и… расстреляли.

“Мне пришлось стать основным добытчиком, — вспоминает Кондратий Миронович. — Начинал в типографии учеником наборщика. Но уже тогда знал, что стану врачом!” В 16 лет он поступил на рабфак при Ижевском мединституте. А затем повышал квалификацию в Ленинграде.

“Папа нам с братом часто рассказывал, как подрабатывал, чтобы свести концы с концами, — вступает в разговор сын долгожителя Виталий Юрков. — Стипендии ни на что не хватало, приходилось вагоны разгружать. А летом, на каникулах, отец ездил в Орловскую область — помогал коллегам в борьбе с сыпным тифом как санитарный врач. Одно время заведовал инфекционным бараком для дизентерийных больных…”

Грянула Великая Отечественная война. “Начинал я в городе Лахденпохья, что в Карелии, — рассказывает ветеран. — Сначала стал военврачом 3 го отдельного танкового батальона 35 й Краснознаменной легкой танковой бригады. Вскоре меня назначили и. о. старшего врача танкового полка”.

На подступах к Ровно из за кровопролитных боев с немецкими танками и пехотой медикам было не продохнуть: раненых доставляли и днем и ночью… В мае 1942 го танковая бригада участвовала в Харьковской наступательной операции, а затем была переброшена под Сталинград. И вновь раненые, раненые, раненые…

Все это время военврач думал о матери — как она там с тремя младшими ребятишками? В крайне редкие свободные минутки сразу садился за письма и непременно пересылал родным половину своего скромного денежного довольствия — чтобы не умерли с голоду.

Сентябрь­октябрь 1942 го стал настоящей кровавой страдой — танковая бригада участвовала в контрнаступлении в составе 1 й Гвардейской армии у поселка Котлубань. Немногие остались в живых после тех страшных боев… Но Кондратия Юркова судьба хранила: так он нужен был другим.

“То, что мы чувствовали 9 мая 1945 го, словами не передать, — качает головой наш герой. — Победу я, тогда уже капитан медслужбы и начальник госпиталя, встретил в Киевском отдельном военном округе. Слезы, цветы, объятия — все это вижу как сейчас!”

После войны кавалер ордена Красной Звезды, обладатель медалей “За боевые заслуги”, “За оборону Сталинграда”, “За победу над Германией” продолжал руководить лазаретами и госпиталями, в том числе и Пензенским гарнизонным. Юрков женился, подрастали два сына.

Одним из самых сложных периодов своей послевоенной биографии Кондратий Миронович считает вынужденную разлуку с семьей на три года, когда его направили на службу в группу советских войск в Германии. Приходилось в буквальном смысле слова жить на две семьи: мама с Виталием в Пензе, а папа с младшим Колей в Европе. “Но это был единственный эпизод, когда родители на время расставались, — говорит Виталий Кондратьевич. — Нас с братом он всегда учил хранить семейные отношения. И мы этому следуем!”

В 1966 м Юрков уволился в запас в должности подполковника медицинской службы и вернулся в Пензу. Преподавал физиотерапию в нашем медицинском училище. А затем вдруг… подался в пчеловоды. Вместе с супругой Марией Васильевной держал большую пасеку — порой больше тонны меда выкачивали!

Любимая отдушина закрылась семь лет назад, когда Мария Васильевна ушла из жизни…

Сейчас фронтовой врач прикован к постели, но окружен любящими сыновьями, внуками и правнуками. “Долгой жизнью я обязан своевременному осознанию ее ценности, — признается ветеран. — До 40 лет курил, а потом будто прозрел и бросил дурную привычку. Так что уже 62 года я не брал в руки сигарету, чего и вам желаю!”

На свой столетний юбилей Кондратий Миронович поразил всех собравшихся стихами Есенина, которые декламировал наизусть.

Газета: 
МОЛОДОЙ ЛЕНИНЕЦ
Автор: 
Ксения ВДОВИКИНА

Приумножить сбережения поможет свинка

Год Желтой Земляной Свиньи (он начнется 5 февраля 2019 года) завершает 12 летний цикл восточного календаря. Мастер народных промыслов Алимя Шамшетдинова каждый год радует своих покупателей сувенирами на тему очередного символа года. На этот раз она подготовила вариант со свиньей­копилкой.

“Свинья­копилка у людей нашего поколения ассоциируется с детством, — улыбается мастерица. — Она из липы, заготовки мне делают на заказ в Нижегородской области, а я уже расписываю свинью в авторской технике. Эта копилка с пробочкой, поэтому, когда она наполнится, разбивать ее не нужно. Такая копилка сможет служить вам всю жизнь. Сейчас я этих свинок везу в Москву на ежегодную выставку народных промыслов “Зимняя сказка” в ЭКСПО­центре “Ладья”.

Желаю всем читателям “Молодого ленинца” удачного накопительства в наступающем году! И чтобы в этом полезном деле никто не подложил вам свинью!”

Газета: 
МОЛОДОЙ ЛЕНИНЕЦ
Автор: 
Геннадий МАРЧЕНКО