Главная
№ 39 (1055) от 27 сентября 2017 года
Андрей Вержбовский: «Я не работник архива!»

Вот уже четвертый год этот ведущий 11 канала «прогуливает» нас по Пензе в программе
«На берегу Суры». За это время передача стала такой насыщенной, что ее с интересом смотрят не только историки, но и самые обычные горожане: для каждого выпуска Андрей Вержбовский находит новые удивительные подробности из прошлого Пензенской губернии.
- Андрей, как ты попал на 11 канал и почему выбрал такую серьезную тему - историю?
- Мне всегда она была любопытна, да и отец, журналист Владимир Вержбовский, всю жизнь специализируется на подобном жанре в газетных материалах. А мне было интересно рассказать зрителям с экрана исторические факты о жизни нашей губернии. Поэтому, когда четыре года назад мне предложили создать программу «На берегу Суры», я был рад. Параллельно я стал вести рубрику «Прогулки по Пензе» в «Проснись и пой».
- Как изменилась программа «На берегу Суры» за это время?
- Стержень остался тем же, но теперь я подхожу к созданию выпусков гораздо серьезнее, так сказать, поднабрался опыта, стараюсь правильно выстроить скелет сценария с завязкой, поворотами сюжета, кульминацией и развязкой.
- Тебе довелось поработать и в «Службе 11». Вкусил житейских неурядиц?
- Ох, не то слово! Я видел и как бомжи в «бутылочку» играют, и как старушки катаются на качелях, и как люди дерутся за выброшенный унитаз... Но сложнее всего, конечно, мне было привыкнуть к звонкам - по любой, даже пустяковой проблеме наши любимые телезрители звонили и в полночь, и на рассвете. Причем каждый был уверен, что его вопрос немедленно решат. Это в пять утра-то!..
- Да уж, впечатляет! Но вернемся все-таки к истории. Съемки какого материала для программы «На берегу Суры» тебе больше всего запомнились?
- Про самый первый фестиваль «Марсово поле». Мой друг, организатор мероприятия Томас Янчаускас, попросил сыграть в массовке одного из французских солдат. Меня переодели в мундир, дали ружье, поставили в строй. Я думал: ну так, пофоткаемся, покрасуемся. А когда мне во время первой же атаки прилетело саблей по голове, я понял, что реконструкторы далеко не актеры!
- Ты каждую неделю рассказываешь что-то новое из истории Пензы. Какой факт поразил тебя больше всего?
- О том, как во время Гражданской войны люди выкапывали свежие трупы на Мироносицком кладбище и ели их - такой страшный голод был...
- Какую роль в твоей работе играет обратная связь со зрителями? В чем она выражается?
- Бывает, что на улице узнают - благодарят за работу, иногда спрашивают, что находилось на месте их дома лет эдак двести назад. В письмах просят помочь найти пропавшего без вести отца или деда, установить происхождение названия улицы, узнать родословную. Меня почему-то воспринимают не как автора программы, а как работника архива, хотя это не так.
- Не приходила в голову мысль делать программу, не связанную с историей?
- Я был бы не прочь вести что-то юмористическое, но не анекдоты травить, а проводить псевдожурналистские расследования. Такие смешные новости с серьезным лицом. Этого на пензенском ТВ еще точно нет.
Пока же я занят еще одним проектом - «Земляки». Стараюсь показывать знаменитых пензенцев не только как профессионалов своего дела, но и как обычных людей с личными драмами, взлетами и падениями.
- Остается ли у тебя время на отдых, путешествия?
- Самое большое приключение этого года - поездка на Бородино. Я уже там бывал, но на этот раз впервые оказался на месте битвы в качестве реконструктора среди 1500 участников! Когда разом бахнули 10 французских пушек, под ногами задрожала земля, стало сразу понятно, как было страшно солдатам во время сражения 1812 года!
Условия быта самые спартанские: проживание в тряпичной солдатской палатке, вместо одеяла - шинель, вместо простыни - солома. Утром варили кашу, днем и вечером - суп.
Ближе к ночи командир полка (я был в Литовском уланском, это кавалерия) назначал караульных, и после сдачи смены твой день считался оконченным, но спать никто не спешил: ходили друг к другу в гости.
Единственное, что расстроило, - это отношение руководства Бородинского музея к реконструкторам. Пока мы ждали нормальной питьевой воды и давились какой-то желтой мутью из квасной бочки, местные начальники заказали 750-килограммовый торт с изображением Наполеона и с упоением ждали приезда высокопоставленных гостей!..
- А семья, личная жизнь, хобби, увлечения?
- Сейчас все это мне заменяет реконструкция. Кавалерия Литовского уланского полка - моя вторая жизнь!