Главная
№ 39 (7919) от 25 сентября 2018 года
Живой источник Германа Карпова

Герман Карпов, сколько себя помнит, всегда рисовал. В детстве он мечтал стать портретистом, копировал работы Ильи Репина, а с годами понял, что пейзажи привлекают его больше. Сейчас в его портфолио виды Крыма, Болгарии, Италии… Но все же милее заслуженному художнику России красота родной средней полосы.

От портрета к пейзажу
«Когда отправился в 1961-м на три года в армию и меня определили служить в братскую Венгрию радистом в танковой дивизии, там тоже частенько брался за кисть, — рассказывает Герман Трифонович. — Правда, за сухую. Этот термин означает кисть, почти выжатую от краски. Портреты отличников боевой и политической подготовки, что на плацу выставлялись, писал на бязи. Так уж нравилось мое творчество отцам­командирам, что предлагали остаться на сверхсрочную, но я заявил, что мечтаю поступить в Пензенское художественное училище».
В училище Карпов экспериментировал с мастихином — специальным мастерком, которым рисуют вместо кисти. Попробовал — и понравилось; густой, сочный мазок получался. Но преподаватель настаивал, чтобы ученик работал кистью. Тогда Герман пошел на хитрость: начинал писать кистью, а заканчивал все равно мастихином.
…Сокурсники говорили, что Карпов — здоровый парень, а полотна пишет нежно, по-женски. А Карпов стоял на своем, мол, ничего менять не буду, мне так нравится!
Поддержал его и народный художник СССР Вячеслав Загонек. Когда они впервые встретились на «академичке» (творческая база Союза художников на Репинских дачах под Вышним Волочком, место летней практики для студентов. — Прим. авт.), тот заявил, что у практиканта хорошая, чистая палитра. Карпов ему: «А мне говорят, что по-женски я пишу». — «Ничего не по-женски! Глупости, пиши так, какой ты есть».
В одну из таких поездок пензяк сумел написать сразу 70 пейзажей, чем вызвал у коллег неподдельное восхищение. Это были законченные работы, тогда как на «академичке» многие ограничиваются этюдами. Художник признается, что места там изумительные в своей красоте, куда ни пойди — пейзаж так и просится на холст.
Карпов из уже вымирающего поколения художников­реалистов, что до сих пор пишут не по памяти или фото, а с натуры, лицом к лицу с природой. Говорит, что не копирует увиденное, если того требует видение — лишнее убирает, мысленно спиливает какие-то деревья, а какие-то приближает или отодвигает.
Пишет он и городские пейзажи. Причем художника можно увидеть с мольбертом на улицах Пензы в любую погоду. От проливного дождя спасет зонтик, а от лютого мороза — теплая одежда и обувь. Любимое время года на полотнах Карпова — зима.
Любопытно, что свои работы он подписывает как Георгий Карпов. Такое имя ему дали родители, чтобы называть сына Герой. Друзья же всегда думали, что он Герман. Они-то и посоветовали сохранить его в качестве псевдонима. Теперь художник подписывает работы — Георгий (Герман) Карпов.

Ангел­хранитель
Герман Карпов говорит, что по жизни его ведет ангел­хранитель. Иначе и не придумать объяснений многим историям в его жизни.
«Пацаном я частенько проводил лето в Каменке, — рассказывает Герман Трифонович. — Не умея плавать, забрался в речку. Бултыхался вдоль берега, перебирая пальцами ног по песку, и вдруг дно словно ушло из-под ног. Я страшно перепугался! Пытаюсь по-собачьи выгрести обратно — не получается, того и гляди захлебнусь. И в этот момент меня как будто пальцами толкнули в спину. Спустя мгновение я почувствовал под ногами песчаное дно».
Спустя годы случилась другая история. Карпов с товарищем ехали на машине по селу. «Видим — над полем поднимается столб дыма, — вспоминает художник. — Подъехали, а там загорелась огромная скирда сена, длиной метров 30. Рядом народ с лопатами и вилами собрался, стоят и смотрят. Я кричать: «Вы что же сено не разбрасываете?! А ну-ка дайте нам вилы!» Один из местных мне: «Э­э, милок, да ты, видать, не деревенский. Там же сено все перепуталось, его не подцепишь».
Мы не послушались, забрались с вилами на скирду и поняли, что сено и впрямь не подцепишь. Но сдаваться не собирались, то в одном месте пробуем, то в другом. И тут вдруг вижу в толпе высокого старика в белой одежде, похожей на одеяние священника. Седые волосы по плечам, седая же борода, а глаза большие и голубые до невозможности. Смотрит он на меня и говорит: «Сынок, спускайся, сейчас это место обвалится, погибнуть можешь». Я другу передал его слова, мы только спустились вниз — и на том месте, где мы стояли секунды назад, скирда провалилась, а снизу поднялось пламя.
Я ищу глазами того странного старика, чтобы поблагодарить, и не вижу. Спрашиваю у людей, те пожимают плечами, мол, не знаем такого. Потом уже, поостыв, думал я над этим, и кроме мысли о том, что это мой ангел­хранитель, ничего в голову не приходило».

Родник в честь Карпова
Недалеко от Пензы в селе Александровка есть родник. Когда-то он был просто ямкой, где дачники брали воду, а сейчас является местной достопримечательностью. И дело не только во вкусной воде и красивой природе вокруг. Родник носит фамилию пензенского художника Германа Карпова. Именно он больше четверти века назад в одиночку на собственные средства начал облагораживать безымянный родник на окраине дачного поселка.
«Зачем я это делал? У меня дача в Александровке, захотел, чтобы родник превратился в красивое и удобнее место, — рассуждает наш герой. — Привлекаю к этому делу дачников. Местные ребятишки тоже принимают участие, собирают цветные камни для оформления. Жаль, что от местной администрации помощи никакой…»
В центре поселка есть указатель к роднику. Это своего рода шедевр прикладного искусства пензенского художника — камень с вкраплениями металла, на котором запечатлены имена тех, кто оказал посильную помощь в облагораживании родника Карпова.
К роднику, бьющему буквально в трех метрах от русла мелкой речушки Вязовки, ведет широкая лестница. Ее ступени украшены металлическими вставками с добрыми пожеланиями гостям родника. Сам источник заключен в камень и металл. Рядом — дубовая скамья для тех, кто захочет посидеть и отдохнуть. На одну из труб источника Герман Карпов сделал наконечник в виде рыбки из металла. Весит она более 15 килограммов…
Вода в роднике изумительная на вкус, ледяная, но ангиной еще никто не заболел. Исследования показывают наличие в воде массы полезных веществ, она может храниться и не портиться круглый год. Неудивительно, что многие называют этот источник целебным. За живительной влагой сюда приезжают даже из Пензы…
В социальных сетях в интернете энтузиасты создали группы поддержки родника Карпова, в которых рассказывают про необычное место в надежде на помощь волонтеров и меценатов. Кстати, на форуме городских сообществ, которые проходил в Пензе 15 сентября, участники пожертвовали на реконструкцию родника 20 тысяч рублей.
На собранные средства будет закуплен цемент, песок, щебенка, глины для создания гидрозатвора и арматура для укрепления бетонной чаши родника).
Помощника Германа Карпова задумали сделать освещение, кованые перила и даже открыть часовню, чтобы к целебному источнику тянулось еще больше людей.