Главная
№ 2 (7882) от 9 января 2018 года
Знахарь из Усть-­Атмиса удивляет врачей

В свои 80 лет житель села Усть-­Атмис Каменского района Николай Масолов выглядит максимум на 60. Высокий, крепкий, с прямой спиной, да и морщин на его лице буквально наперечет. А еще Масолов каждое утро наматывает километры на лыжах по окрестному лесу, просто чтобы взбодриться, поймать, как он говорит, тонус. Впрочем, по словам пенсионера, главный секрет его молодости — умение во всем находить позитив и приносить людям добро.
В последнем уж точно вряд ли усомнится кто-то из тех, кому довелось стать, не побоюсь этого слова, пациентами Николая Михайловича. Своим даром исцелять людей Масолов прославился давно. И не только на всю округу. К нему едут больные со всех уголков необъятной России, и многие находят здесь настоящее спасение. Правда, помогает знахарь строго с 15 мая по 1 ноября!
Лишь для корреспондента «МЛ», приехавшего в гости под Новый год, целитель все же сделал исключение. Испытано на себе: после 15-минутной похожей на массаж процедуры возникло такое чувство, словно ты заново родился. А это всего лишь один сеанс, тогда как, по утверждению Николая Михайловича, для полного выздоровления человек должен пройти 10 процедур.
«Здоровых людей нет, — заваривая гостям чай на пахучих травах, с улыбкой говорит Масолов. — Молодые и те уже на что-то жалуются, что уж говорить о тех, кто постарше. Иной раз человек и сам не поймет, что у него болит, просто сетует на плохое самочувствие. Нервные окончания еще не подают сигналы в мозг, но на подсознательном уровне организм уже начинает бить в набат.
В таких случаях не тяните, приезжайте. Поработаем. Тем более что денег я не возьму. Да к тому же лечу я не заговором, а делюсь своим здоровьем!
Ты приходишь с желанием лечиться, а я с тобой начинаю работать с желанием тебя вылечить. И получается, что мы боремся с болезнью вдвоем. Но как пройдешь весь курс — твой организм продолжит бороться с болезнью еще в течение месяца. Поэтому ни во время лечения, ни месяц после не смей употреблять спиртное, а также нервничать, поддаваться депрессии и копить злость. Иначе все пойдет насмарку…»
Вся жизнь Николая Масолова связана с селом. Родом он из соседнего Залесного. В 1963 году окончил пензенский сельскохозяйственный институт, работал агрономом, а затем 23 года был председателем колхоза в Усть­Атмисе. И уже тогда, в советские времена, исцелял людей.
«С 8 утра до 6 вечера я был жестким руководителем, а с 6 вечера до 8 утра — добрым целителем, — улыбается пенсионер. — А откуда во мне этот дар? Я скажу так… Есть врач по науке, который учится врачебному делу, а есть врач от природы. Как рождаются певцами, поэтами, математиками, так рождаются и целителями.
Вот и со мной случилась такая же история. По молодости энергию свою, случалось, и не контролировал. Как-то приехал ко мне подлечиться директор одного из каменских заводов, мол, спина и нога побаливают. Ну, я с ним от души и поработал, да так, что на следующий день у него ожог на боку появился, как будто к коже приложили раскаленный утюг».
Специального медицинского образования у Николая Михайловича нет, а потому учился он, можно сказать, на собственном опыте. Как-то давно одна из пациенток подарила ему Большую медицинскую энциклопедию, и вот с помощью этой книги Масолов начал делать для себя пометки, что может вылечить, а против чего бессилен.
Например, не получается у него лечить псориаз и рассеянный склероз, а вот астму, болезни щитовидки, грыжу, артроз, давление, головные боли и множество других недугов перед целителем пасуют.
Помогает Масолов и женщинам, которые не могут забеременеть. Приезжают к нему потом счастливые семьи в гости с детишками, которые появились на свет не без помощи целителя. Николай Михайлович уверен, что колоссальный вред несут гормональные таблетки, которые превращают женщину в мужчину. Вот и приходится ему своим вмешательством перестраивать организм пациентки, возвращать ей правильный гормональный фон.
Кстати, по утверждению пенсионера, у него как будто имеется свой невидимый секретарь. Оптимальное число больных, которых он может вести параллельно в течение десяти сеансов, не превышает 15—17 человек. И никогда еще не случалось такого, чтобы к нему пыталось записаться больше людей, чем он может исцелить, не перерасходуя свои внутренние резервы.
«Это кто-то свыше, случалось, направлял меня куда надо, — разводит руками Масолов. — Помнится, в 1989 году у меня заболел правый бок. Жена на печень грешила. В общем, дали мне путевку в санаторий под Кузнецком, собрался ехать, а на следующий день боль прошла.
Я, как честный человек, пошел путевку сдавать. Только сдал — снова словно тысячи мелких иголочек впились в бок. Как будто кто-то наверху настаивал, чтобы я ехал в этот санаторий. Так и пришлось ехать. Привез меня туда водитель, попрощались мы с ним, не успела машина скрыться из виду — боль отпустила. Но теперь уж, думаю, надо полечиться, может, снова прихватит.
На второй день захожу в административную часть, а там заместитель главного врача. Я на нее посмотрел и говорю: «А ведь это я из-за вас сюда приехал. Теперь буду вас лечить». После седьмого сеанса она призналась, что ей и впрямь было очень худо. В каких только больницах она не обследовалась! Но врачи не могли понять, что с ней такое. И она сама не понимала, что болит, а тут еще и сына единственного в армию забрали.
Эта женщина полмесяца перед иконой на коленях стояла, просила Господа ей помочь, и тут появляюсь я. После 10 сеансов у нее все как рукой сняло, говорит, мол, снова жить хочется!
А потом она всех своих родных и подруг стала по очереди ко мне приводить, мне даже отдельный кабинет выделили для приема. У мужа главврача я вылечил радикулит. Пациентам санатория тоже помогал — человек 120 вылечил! Врачи шутили, что пора меня на ставку принимать.
Но, когда домой вернулся, два дня пластом лежал, сил не было даже говорить. Хорошо еще, что дочка моя тоже может лечить, она мне в тот раз здорово помогла».
Еще с советских времен к целителю не раз приезжали крупнокалиберные чиновники, а иной раз и к себе приглашали. Случалось Николаю Михайловичу демонстрировать свой дар даже в желтом здании на площади Ленина!
«Был случай, когда я сам не на шутку испугался, — рассказывает Масолов. — Я еще тогда работал председателем колхоза, и как-то полковник из Кузнецка­12 привез свою жену. У нее рука онемела, не поднимается, врачи ничего сделать не могут.
Завел их в комнатушку, положил женщину на стулья, а полковнику велел стоять в сторонке, не мешать. И только взял я ее за онемевшую руку, как женщина испустила дух. Лежит бледная, не дышит, а мне мысли разные в голову лезут. Мол, милиция, прокуратура, срок впаяют…
Да и что полковнику сказать? Он привез живую жену, а я ему какую вернул?! Полковник тем временем уже чувствует, что что-то неладно, начинает в дверь стучать. А я дверь изнутри запер и встал у окна, закрыл глаза и давай про себя молиться, чтобы Господь вернул женщину обратно. Потом встал над ее телом и принялся разводить руки со словами: «Господи, верни ее обратно!»
И хотите верьте, хотите нет, но на третий раз она вздохнула! Да так сильно, будто в ее легкие огромным насосом воздух закачали. А когда более­менее пришла в себя, оказалось, что рука… двигается.
Я попросил ее рассказать, что она испытывала, и услышал такую историю. Когда я коснулся ее руки, сознание тут же покинуло тело и женщина увидела себя и всю комнату со стороны, как бы со стоявшего в углу шкафа. Видела, как я мечусь по комнате, что-то говорю, но звуки различить не могла. И так ей было хорошо, что и возвращаться в телесную оболочку не хотелось.
Но когда я третий раз махнул над ней руками, словно невидимая сила вогнала ее сознание обратно в тело».
Рассказал Николай Масолов и о другом необычном случае. Попросили его как-то раз посмотреть одного майора, у которого уже 10 месяцев как отказали ноги. Врачи только руками разводили. Бывшему уже военному присвоили инвалидность. На тот момент бедняга лежал в каменской санчасти. А тут его жена услышала про целителя и попросила привезти мужа в Усть­Атмис.
«С ними еще и лечащий врач приехал, — вспоминает наш герой. — В дом ко мне майора затащили двое солдат. Я приказал посадить его в кресло, раздеть до трусов, врач и жена рядом стоят, смотрят. Ну, я и не пожалел энергии своей внутренней, поработал с инвалидом от души!
Закончил процедуру, сел напротив, а майор меня спрашивает, мол, что мне делать? Я ногой как топну и по-армейски гаркнул: «А ну встать!» И тот вскочил, стоит по струнке и даже не покачнется.
У всех, включая врача, глаза на лоб полезли. Все рты пооткрывали. А майор от меня чуть ли не вприсядку пошел! Люди, которые в очереди сидели на прием, тоже ошалели. Вроде ко мне безногого инвалида затащили, а от меня он на своих двоих выбежал!
Вот ради таких моментов, наверное, и стоит жить. И если Бог по-прежнему дает мне силы, значит, не всем страждущим я еще помог…»