Главная
№ 37 (7865) от 12 сентября 2017 года
Папы на сорок с плюсом

Вот чудеса: статистика подтверждает, что количество мужчин, которые становятся отцами после 40, 50, а то и 60 лет, неуклонно растет — за последнее десятилетие их стало больше на 15%. Эта тенденция коснулась и мировых знаменитостей, и простых обывателей. Разница лишь в том, что о первых мы знаем многое, а жизнь вторых не так заметна.
«МЛ» решил восполнить этот пробел: мы знакомим вас с замечательными пензенскими мужчинами, которые решились на ребенка в уже солидном возрасте.
«Впервые я стал отцом в 26 лет, — рассказывает радиоведущий Андрей Токарев. — Тогда как раз окончил Саратовский медицинский, приехал в Пензу. Можно сказать, мы сбежали от бабушек­дедушек — излишняя опека допекала (простите за каламбур). Когда родилась Катя, я и забыл, что мечтал о сыне, потому что сразу увидел в ней себя. И вижу до сих пор.
Но жизнь сложилась так, что с Катиной мамой мы вынуждены были расстаться: дочке тогда было 13, и она очень тяжело переживала развод. Вскоре у нас со второй женой родился Сережа — мне тогда исполнился 41 год — конечно, я был счастлив даже уже потому, что фамильный род продолжался. И с радостью заметил в себе тотальное спокойствие: «пеленочный» этап прошел без эксцессов — хотя бы потому, что мир уже познал памперсы.
Мне очень нравится наблюдать за сыном, хотя я поражаюсь тому, насколько мы разные: Сереже ближе не парапланеризм, которым я увлекаюсь, а авиамодельный спорт. И у него здорово получается.
Я вообще убежден, что не нужно мешать детям жить — просто надо уметь тактично помогать, подсказывать. Да и воспитывать — дело неблагодарное: начните с себя!»
Житель Пензы Дмитрий Чебурашкин — вообще многодетный отец. Старшие девочки — погодки, им 6 и 7 лет. А в прошлом году семейство пополнилось еще и долгожданным сыном. Отцу на ту пору было 44.
«Хотите сына — поезжайте в Крым! — с улыбкой советует Дмитрий. — Именно та поездка, атмосфера вдохновила нас с женой на такое свершение. И мы почему-то твердо были уверены, что будет мальчик. К своему счастью, особой разницы в отцовстве тогда и сейчас я не ощущаю, все наши дети очень темпераментные и резвые, так что заниматься праздными раздумьями о вечном просто некогда!»
«Что может дать своему ребенку 25-летний отец, пытающийся прокормить молодую семью и одновременно построить карьеру? — размышляет психотерапевт Илья Лан, у которого этим летом родился Лев Ильич (счастливому отцу буквально накануне исполнилось 45 лет). — Я в свои 27 невольно воспринимал первого сына как определенную помеху в привычном ходе дел, в регламентированной жизни (и так у всех родителей, не кривите душой!).
При этом жизненный опыт, который я тогда мог передать по наследству, был не слишком-то внушителен, а воспитание ребенка подчас оказывалось тренировкой отцовских качеств.
Вообще, осознание того, что я отец, пришло лишь спустя 8 месяцев после появления первого ребенка на свет. Сейчас же все иначе: в жизни все «устаканено», разложено по полочкам, сомнений и иллюзий меньше. А возможностей помочь ребенку — больше.
Очевидный плюс такой большой возрастной разницы между детьми и в том, что со стороны старшего (ему сейчас 18 лет) нет ревности и почвы для ссор.
Так что теоретически я готов и к внуку, тем более что сегодня деды и бабушки часто становятся, по сути, мамами и папами, проводя с малышами больше времени, чем их родители.
Главное, от чего хочется очистить людские головы, — это от глупых предрассудков. Читаешь вот отцовский форум (да­да, и такие есть!), а там 47-летний солидный человек признается, что хочет четвертого ребенка, но боится, что будущие одноклассники сына будут думать, что в школу его привел дедушка. Это все невротические опасения! Нужно быть выше их и заботиться лишь о том, как ты выглядишь в глазах собственного ребенка. Ну а если такой страх все-таки присутствует, использовать его на благо: пусть станет эликсиром молодости и главным энергетиком!»

Мнение психолога
«Конечно, и возрастные папы бывают психологически незрелыми, но среди молодых их, по статистике, все-таки больше. А позднее отцовство чаще всего говорит о том, что это решение было обдуманным и хорошо взвешенным, — считает Елена Потапенко, семейный психолог. — Жизненные позиции такой пары прочны, а супруги уверены друг в друге. Кроме того, чем человек старше, тем больше в нем желания оберегать, заботиться. Это наслаивается на естественное желание продолжения рода — мужчина в возрасте начинает понимать, что жизнь вообще-то конечна.
Позднее рождение ребенка делает отцов более сентиментальными, открытыми в чувствах. Такие папы терпимее и мудрее. В отличие от юных лет, когда времяпрепровождение с ребенком воспринимается как обязанность или повинность, зрелые отцы делают это с удовольствием.
Чаще всего поздний ребенок — это дитя минимум второго брака, а значит, синоним второй молодости. Но и в первой и единственной семье случается «синдром пустого гнезда»: первый ребенок вырос и уехал учиться, например, в другой город. Родители впервые за долгие годы остаются в «одиночестве вдвоем», оно невыносимо. И психика включает подсказку: родите опять, ведь сценарий уже известен. И будет всем счастье.
Я уверена: если родители адекватные и искренне хотят ребенка, то понятия возрастной нормы не существует. И Олег Табаков, «родивший» в 70 лет, и Чарли Чаплин, сделавший это в 72, — отцы­молодцы!»

Врачи не против, но предупреждают
«Средний возраст пензенских рожениц — 29 лет, впрочем, побывали в роддомах и 45-летние женщины, — рассказывает начальник отдела медицинской помощи детям и службы родовспоможения Минздрава Пензенской области Марина Евстигнеева. — По отцам такой статистики не ведется, хотя, наверное, было бы любопытно.
Однако не стоит забывать, что позднее родительство требует гораздо большей ответственности, и в первую очередь перед самим собой. С возрастом гены как мужчин, так и женщин серьезно трансформируются: из-за перенесенных заболеваний, пережитых трагедий, нездорового образа жизни, несбалансированного питания…
В возрасте за 45 лет и женщины, и мужчины рискуют дать жизнь ребенку с синдромом Дауна и другими хромосомными аномалиями — за это ответственны и «бракованные» яйцеклетки, и половые клетки немолодого мужчины.
И хотя такой риск увеличивается лишь на доли одного процента, потенциальным родителям необходимо пройти тщательное обследование, в том числе генетическое. Вероятно, по его результатам выяснится, что придется привести в порядок некоторые системы организма, избавиться от вредных привычек и многолетних «залежей» токсинов.
Впрочем, есть и радостная статистика: дети поздних отцов в два раза (!) реже умирают в первый год жизни (синдром внезапной детской смертности), чем малыши, рожденные от юношей».