Главная
№ 21 (7849) от 23 мая 2017 года
Пензяк сыграл на баяне Брежневу

В прошлом году Пензенский русский народный хор им. О. Гришина отметил свой 60-летний юбилей. Пятый год коллективом руководит заслуженный работник культуры России Юрий Сысоев — автор и композитор более 20 песенно­музыкальных произведений. А в хор под начало самого Октября Гришина он пришел еще в далеком 1976 году на место баяниста.
— Играть я начал в родном селе Бутырки, что в Мордовии, — вспоминает музыкант. — Кто-то бросил сломанную тульскую двухрядку, я ее нашел, починил — и сразу же подобрал «Барыню». Ну а дальше пошло­поехало.
Пас летом коров, подрабатывал в колхозе и сутки напролет играл в полях коровам русские народные песни. В клубе на танцах тоже наяривал. А после 9 класса в летние каникулы мы с братом устроились на стройку, заработали за месяц 130 рублей, и 120 из них я потратил на новый баян.
— На свадьбах тоже играли?
— Ну а как же, кто на свадьбах не играл — тот и не гармонист! Тем более «пятерка» каждую субботу была не лишней. А в 1970-е годы ставки начали расти, уже до 10 рублей за свадьбу доходило.
На одной свадьбе, помнится, все родственники передрались, я от греха подальше с баяном в обнимку куда-то спрятался, чтобы инструмент не повредили.
— А как вы оказались в хоре Гришина?
— Я работал в ансамбле «Пенза» при ДК 40 лет Октября, который находился на балансе завода «Химмаш», и все ждал, когда подойдет моя очередь на квартиру от завода. Когда понял, что очередь почему-то не приближается, а удаляется, то наконец согласился перейти в коллектив к Октябрю Гришину — меня туда знакомый баянист давно звал.
Правда, в зарплате потерял, стал получать 65 рублей против прежних 90. Но хор тогда гремел на всю область, был и в стране известен, так что я о своем решении ни разу не пожалел.
Запомнилось, как выступал перед самим генеральным секретарем ЦК КПСС Леонидом Ильичом Брежневым. Всего год прошел, как я стал работать у Октября Васильевича, и тут концерт в Кремле по случаю новой Конституции 1977 года. Выступали лучшие самодеятельные коллективы страны. От нас — хор и мы — два баяниста. Брежнев аплодировал, не жалея ладоней!
Мы и в культурной программе Олимпиады­80 участвовали, и в последнем съезде профсоюзов в Колонном зале Дома Союзов в 2001 году. Так у нас автобус сломался прямо на Лубянской площади, аккурат перед зданием ФСБ. Подбегают какие-то люди в форме, мол, вы кто такие, здесь нельзя стоять… Водитель объясняет, что автобус сломался, а мы бегом своим ходом в Колонный зал, потому что опаздывали на генеральный прогон…
Из заграничных поездок запомнились два визита в Венгрию: очень хорошо нас принимали, знаменитым своим фруктовым бренди «Палинка» угощали. Душевно все получилось и в городе­побратиме Тернополе, Украина тогда входила в состав СССР. Никаких националистов и в помине не было, надарили нам на память своих музыкальных инструментов, тех же бандур, впору было музей хора устраивать.
А в 1990 году мы участвовали в культурной программе Игр доброй воли в Сиэтле. Каждый день выступали в сквере Дружбы. А по Сиэтлу ходили с раскрытым ртом. Обилие товаров в супермаркетах поражало воображение. Нам еще тогда от оргкомитета по японскому видеомагнитофону подарили. Приехал в Союз, знакомый просил поменять видеомагнитофон на «Жигули», но я не решился — все-таки память!