Главная
№ 47 (7875) от 21 ноября 2017 года
Пензенские художники почтили память Николая II

Пенза стала вторым городом России, где возвели часовню в память о Николае II и его близких, расстрелянных в подвале Ипатьевского дома.
«В Пензе очень много почитателей царственных страстотерпцев, которые им молятся, и этот крест с иконой и есть любовь пензенского народа к царской семье», — говорит настоятель Покровского архиерейского собора протоиерей Иоанн Яворский.
Памятник в форме голгофского креста выполнен из вечного материала — стали. В основании — камень, который специально привезли с Урала, где в ночь на 17 июля 1918 года был расстрелян последний российский самодержец вместе с семьей и прислугой. По замыслу пензенского художника Григория Дунаева колокол памяти и покаяния, который висит над этим памятником, никогда не должен звонить по невинно убиенным детям, а должен висеть в назидание потомкам. Ковкой Григорий Петрович увлечен не один год и сейчас входит в десятку лучших художников страны по металлу.
В работе над часовней мастеру помогала его супруга Татьяна Алексеевна. Именно ее кисти принадлежит икона царственных мучеников. «Мы с Татьяной часто трудимся в тандеме, хотя у меня в работе по металлу тоже есть помощники, — рассказывает Григорий Дунаев. — Поскольку мы все люди воцерковленные, то преимущественно работаем с православными храмами, откуда часто поступают заказы.
Я занимаюсь ковкой, а моя супруга расписывает стены ликами святых. Причем исключительно снаружи, на фронтоне здания. А чтобы непогода и перепад температур не навредили росписи, использует акриловые краски. С ними труднее работать, чем с обычными, но зато изображение остается на века».
Работы Дунаевых можно встретить в Москве, Подмосковье, Казани, Саратове, Саранске, даже в Китае и на Кубе. Трудились пензяки и в Троице­Сергиевой лавре. А однажды всего за полтора месяца Дунаев с коллегами­кузнецами выковал семь огромных паникадил, одно из которых теперь висит в резиденции Патриарха Кирилла. В Пензе также можно найти его работы, например кованые часовни у памятника афганцам «Разорванная звезда».
По словам Григория Петровича, их с супругой труды не всегда бывают увенчаны должной наградой: «Работали мы в Подмосковье с одним батюшкой. Он нам часто давал заказы, всегда расплачивался, пусть и с некоторой задержкой. Но случилась беда, преставился священник. На его место пришел другой, заявивший, что ничего не знает и платить нам не будет. И мы ничего не могли доказать, потому что всегда работали на доверии.
Даже миллионеры с Рублевского шоссе — и те, случалось, обманывали. Но, с другой стороны, если будет стоять выбор между крупным заказом с гарантированной оплатой от олигарха с Рублевки и скромным и отнюдь не гарантированным заказом от храма — я всегда выберу второй вариант».