№50 (163)
13 декабря 2000 г.
 
  Главная страница
  Форум
  Архив
 
 
   

А победит самый сексуальный!

АХ, какие бедные люди рвутся в городскую Думу! Из их деклараций о доходах и сведениях об имуществе, которые обнародовал горизбирком 7 декабря, видно, как тяжело им жить от зарплаты до зарплаты. Многие из потенциальных депутатов еле-еле наскребают деньги на бензин для "Мерседесов", содержание двухъярусных квартир, строительство коттеджей и уплату налогов.

Господин Пикас, например, в 1999 году не заработал ни копейки. Из каких же средств он уплатил налог с владельцев автотранспортных средств (а господин Пикас является счастливым обладателем "шестерки") - это вопрос к налоговой инспекции.

Владимир Диденко тоже весь 1999 год, видимо, жил на иждивении родственников - его личный доход в том году был на нуле. Правда, с машинами у господина Диденко все в порядке - ВАЗ-21093, ГАЗ-52, ГАЗ-53 по-прежнему стоят в гараже площадью 24 кв. м. Бедный, бедный господин Диденко!

Профессор Баулин, работающий в институте усовершенствования врачей, на свои 39 тысяч с копейками (его зарплата составила около 3 тысяч в месяц), которые он заработал в 1999 году, умудряется содержать маленькую механизированную колонну. В ее составе ГАЗ-24, "восьмерка", УАЗ, КамАЗ, ЗиЛ-130, тракторы ДТ-75, ЮМЗ, Т-150, комбайн СК-5.

Еще одним коллекционером автотранспорта можно смело назвать господина Коновалова. В его собственности находятся два "Форда": "Скорпио" и "Сиера". В ОАО "Таксопарк" он сумел заработать только 13 тысяч 295 рублей в год, т. е. 1 тысячу 107 рублей в месяц. Негусто для того, чтобы на должном уровне содержать иномарки. Сами знаете - уход, техобслуживание, запчасти. К тому же бензин с высоким октановым числом тоже стоит недешево - от 8 до 10 рублей за литр.

Теперь о том, где живут кандидаты в депутаты.

Господин Аксинович, который сумел заработать только 300 рублей за весь год, занимает жилье в 80 кв. м. Заместитель директора кондитерской фабрики Александр Зотов ютится в жилом доме площадью 151 кв. м.

Врач Сергей Дегтярь живет сразу в двух квартирах: площадь одной - 76 кв. м (ему принадлежит 1/4), другой - 54 кв. м. Плюс к этому в его собственности находится двухуровневое здание площадью 64 кв. м.

Но это все цветочки по сравнению с доходами тех кандидатов, кто занимается собственным бизнесом. Им живется еще тяжелее.

Возьмем, к примеру, бизнес-леди Надежду Лежикову. Многочисленные публикации в местных изданиях заставили меня поверить, что эта женщина работает не жалея сил. У нее стабильно работающая фирма ООО "Стройдизайнконсалтинг". Но, увы, из сведений о доходах в городской избирательной комиссии выходит, что бизнесменша Лежикова сумела заработать только 8 тысяч за целый год!

Вот частный предприниматель Пашковский оказался более удачливым - его доход в 1999 году составил свыше 5 миллионов, о чем он честно заявил избиркому.

А бедный директор школы высшего спортивного мастерства Григорий Кобельский на свою скромную зарплату в 3 тысячи 314 рублей в месяц (39 тысяч 771 рубль за год) с трудом, наверное, содержит 4 квартиры, в которых он имеет разные доли - от 1/4 до 1/2. Судя по размеру долей, квартиры трехкомнатные.

Как тяжело ему оплачивать из своей зарплаты коммунальные услуги, налог на владение недвижимостью и тратить средства на содержание такой жилплощади!

Да, нелегко живется кандидатам в депутаты. Не потому ли они так стремятся получить заветное удостоверение народного избранника, что и зарплата в гордуме побольше, и забот о хлебе насущном будет поменьше.

Судите сами!

Геннадий Аристов, депутат гордумы второго созыва, в 1999 году получил из ее бухгалтерии 66 тысяч рублей (примерно 5,5 тысячи в месяц), депутат Валентина Шнякина заработала в гордуме 46 тысяч 846 рублей (в среднем 3 тысячи 903 рубля в месяц). Да разве Валентина Алексеевна вернется работать в школу, где зарплата у самых высокооплачиваемых учителей со стажем работы 30 лет едва достигает тысячи рублей в месяц! Да никогда в жизни! Лучше на второй срок в Думу!

Или герой и любимец пензенцев господин Громков. В прошлом году Борис Александрович сумел заработать 70 тысяч рублей, причем деньги получал не только в родном АТП № 3, но и в городской Думе и даже - внимание! - в отделе социальной защиты населения Ленинского района. Наверное, он так рьяно заботится об интересах малоимущих, что администрация даже выплачивает ему скромное вознаграждение.

Словом, бедные народные избранники живут тяжело и трудно, все их заботы только о хлебе насущном...

Правда, среди кандидатов в Думу третьего созыва нашлось несколько людей, не измученных поиском денег. Они готовы работать для горожан бесплатно, их не волнуют "скромные" вознаграждения в гордуме, гораздо важнее для них, чтобы Пенза превратилась в преуспевающий центр промышленности, а пензенцы имели бы высокооплачиваемую работу. Кто они? Посмотрите декларации кандидатов в депутаты - узнаете!


КАКОЙ депутат будет эффективнее работать на благо народа: бедный или богатый? Мы задали ста пензенцам вопрос

Людей какого материального достатка вы предпочли бы видеть в городской Думе?


Ответы получились следующими:


с высоким доходом - 39%;

со средним доходом - 45%;

с низким доходом - 17%.


Выяснилось, что молодежь и пенсионеры хотят видеть в городской Думе депутатов со средним достатком, а люди среднего возраста - с высоким. Респонденты так комментировали свои предпочтения: "Воровать не будут!", "Богатый знает, как деньги заработать", "Бедный - значит, спрятал свои доходы".

Самое удивительное, пензенцы, посчитавшие себя низкообеспеченными, тоже хотят видеть в Думе богатых народных избранников. Получается, что зависть перестает быть побудительным мотивом при выборе руководства.

Наталья КОЗАК


Главы районов в нокауте

ПОСЛЕДНИЕ две недели внутригородское муниципальное (районное) самоуправление агонизировало. Судебные процессы его добили. Отныне оно не существует. Главы районов теперь не избираются, а назначаются. Выборы в районное Собрание представителей отменены.

Хронология предсмертных конвульсий такова.

4 декабря в Железнодорожном суде были возобновлены слушания по иску городской Думы к Светлане Пинишиной и Собранию представителей Железнодорожного района.

СМИ не однажды писали об этом довольно запутанном деле. Если вкратце, то суть конфликта в следующем. Городская Дума считает, что поскольку в Законе "О Пензенской области" четко определен перечень муниципальных образований и районы в них отсутствуют, то, стало быть, последние должны исчезнуть с лица города. Это, считают депутаты, выстроит более жесткую вертикаль власти в Пензе.

Главы районных администраций возражали, заявляя, что такое решение отобьет у них деловую инициативу. В одном из интервью глава Ленинского района Владимир Анисимов конкретизировал тему: "Если муниципальную систему сломают, причем, учтите, не по воле народа (его-то как раз никто и не спрашивал), а по воле 14-ти депутатов городской Думы, то район посадят на смету и начнет действовать принцип: "Стой тут! Иди сюда!" Зачем мне тогда куда-то ходить беспокоиться? Я буду сидеть и ждать манны небесной, то есть денег из городского бюджета".

Юристы районных администраций, отстаивая позицию своих патронов, ссылались на Федеральный закон о принципах местного самоуправления. Согласно ему районы Пензы как самостоятельные субъекты имеют полное право на существование.

Суд счел доводы городской Думы более убедительными.

На прошлой неделе Ленинский суд продублировал решение коллег из Железнодорожного района. Не сомневаемся, что точно так же поступят суды Первомайского и Октябрьского районов.

На сторону городской Думы встал и областной суд. Он отклонил иск четырех глав районов, предъявивших претензии областному Законодательному Собранию, которое не включило районы в перечень муниципальных образований.

"Момент для перемен выбран весьма неудачно, - считает глава облизбиркома Николай Тактаров. - Но мы будем беспрекословно исполнять это решение".

Еще две недели назад юристы районных администраций были полны энтузиазма бороться до конца и дойти чуть ли не до Верховного суда, но вердикт областных судей остудил их пыл. И более сопротивляться они не намерены. Корреспондент "АиФ в Пензе" стал свидетелем телефонного разговора, в котором один из глав районной администрации горько жаловался своему коллеге и уговаривал его "оставить эту пустую затею".

Жаль, что идея о городском референдуме по этому фундаментальному вопросу так и не была воплощена в жизнь.

В истории Пензы уже пытались выстроить жесткую вертикаль власти. В 1956 году были упразднены Северный и Железнодорожный районы города, а в 1958 году - Ленинский и Заводской. Однако, по мнению старожилов, ничего хорошего эти законодательные инициативы, исходившие от Президиума Верховного Совета РСФСР, не принесли. И уже в 1962 году были воссозданы Ленинский и Октябрьский (бывший Заводской) районы, а в 1963 году - Железнодорожный. (Последний, Октябрьский район, "появился на свет" в 1979 году.) Старожилы вспоминают, что после "отмены" районов нагрузка на центральную городскую власть (аналог нынешней мэрии) многократно выросла. Главы районов ничего не решали, и народ был вынужден по малейшему поводу обращаться к тогдашнему мэру. Чтобы попасть к нему на прием, люди занимали очередь с вечера и были вынуждены ночевать в казенном доме. Не ждет ли Пензу повторение той же ситуации?

Софья БЕКОВА


Пензячка выжила в Спитаке

ВОТ ведь как бывает! Марина Клейменова рассказала, что и на Украине ее однажды тоже трясло. Правда, чуть-чуть - сила подземных толчков не превышала 1 - 2 балла. Марина, схватив в охапку детей, выскочила на улицу и весь день просидела во дворе. Пока муж не вернулся с работы, она так и не рискнула переступить порог дома. "Давай уедем отсюда", - просила она мужа не однажды. "Хорошо, что вы теперь живете в Пензе, - сказала я. - У нас землетрясения исключены".

И на тебе! В тот же день, когда были произнесены эти слова, в Пензе зафиксировали подземные толчки! И случилось это, как по заказу, в годовщину трагических событий в Спитаке и Ленинакане.

...Двенадцать дет назад пензячке Марине Клейменовой было чуть больше двадцати. Она жила с мужем в трехэтажном доме в центре Спитака. "Всю панораму закрывают! - говорила она с досадой, глядя на соседние дома. - Гор совсем не видно!" (Уже потом, после землетрясения, когда ее вытащат из-под завалов, первое, что ее поразит, - это открывшиеся вдруг взору величественные седые горы. Скрытые прежде зданиями, они обступят ее со всех сторон.)

7 декабря у мужа день рождения. Без четверти 12 Марина сидела на полу и играла с сыновьями. Старшему исполнилось чуть больше года, а младшему - всего 5 месяцев. "Сейчас я уложу их, - подумала Марина, - и пойду печь торт к празднику".

И в этот момент стены дома вдруг разошлись, как лепестки цветка, и посыпались вниз. Марина даже не успела испугаться.

Днем раньше Спитак слегка трясло. Между армянами и азербайджанцами шла война из-за Нагорного Карабаха. Поэтому и Марина, и многие другие жители города решили, что это бьют пушки. Потом, правда, к Клейменовым пришла подруга, которая объяснила природу странных явлений. Но это было единственным предвестником беды. Никаких других признаков надвигающейся трагедии Марина не помнит. Ни кошки не метались по городу, ни, к примеру, рыбки в аквариумах соседей не прятались в водоросли. По крайней мере, о необычном поведении животных никто из жителей Спитака не говорил ни тогда, ни потом.

"7 декабря толчки длились, - вспоминает Марина, - всего три минуты. Но за эти мгновения Спитак был стерт с лица земли".

Стены в квартире Клейменовых - о чудо! - не сложились, как карточный домик, а упали, оставив крошечный зазор, в котором и оказались Марина и дети. Возможно, их посекло бы осколками, и они истекли бы кровью, дожидаясь помощи. Но и тут им повезло: на Марину свалился ковер, висевший на стене. Он сберег их, окутав сверху. Благодаря ему, в щелях между плитами остался воздух, пригодный для дыхания.

Один ребенок уткнулся Марине в грудь, другой оказался в ногах. Мать не видела сына. Чтобы проверить, жив ли он, Марина легонько толкала его стопами. Он отзывался плачем. У женщины была разбита голова и плечо, но она не чувствовала боли...

Во время землетрясения муж Марины был на службе. Их воинское подразделение в те роковые мгновения находилось на открытом пространстве. Это и спасло жизнь всем мужчинам. Валера сразу же побежал к дому, где жила его семья. Он догадывался, наблюдая страшные разрушения на улицах, что и с его домом могло случиться подобное. Но все равно он оказался не готов к тому, что увидел. Вместо трехэтажного многоподъездного дома перед ним лежала бесформенная куча строительного мусора. Понимаете! Не полуразрушенный остов здания, а именно куча мусора.

Он признался потом жене, что первая его мысль была - вытащить из кармана пистолет и застрелиться. Пересилив отчаяние, он стал звать жену и детей, стараясь перекричать шум подземного гула и вопли родных, сбежавшихся на руины.

Марина кричала в ответ. Но склеп, сотворенный из стен и балок, гасил звуки. Потом Марина поняла, что муж ушел, ибо она перестала слышать его голос. Вот тут-то она впервые действительно испугалась. Женщина вдруг отчетливо осознала, что, видимо, ни ей, ни детям уже никогда не выбраться из-под завалов...

Но Валерий побежал за помощью. Спустя какое-то время он вернулся с сослуживцами, с теми, у которых либо не было семей, либо последние не пострадали от землетрясения. (Остальные, как и Валерий, метались возле "своих" куч строительного мусора и срывали голоса, выкрикивая имена близких.) Четыре часа длились осторожные попытки разобрать завалы. (Важно было не обрушить плиты, под которыми могли оставаться живые люди.) Валерий надеялся найти хотя бы тела Марины и детей. И вдруг он услышал плач младшего сына...

Сыновей он завернул в какое-то тряпье и оставил на попечение сослуживцев. У Марины вся голова и плечи были покрыты корой из запекшейся крови. Женщине срочно требовалась медицинская помощь, но искать ее в разрушенном Спитаке было бессмысленно.

Валерий остановил какую-то машину и попросил водителя армянина отвезти жену в Кировакан. Тот почему-то отказался. (Вообще-то, местные жители очень тепло относились к русским.) Тогда муж достал пистолет и приставил его к виску шофера. Только таким способом мужчины сумели "договориться".

Марину сгрузили в коридоре больницы. Врачи дали ей банальный анальгин. Никто не собирался возиться с ней - несмотря на ушиб мозга (это выяснилось впоследствии) и скальпированную рану головы, она считалась легкораненой. Хирурги занимались теми, чьи тела превратились в кровавое месиво из костей и внутренних органов, но чью душу Господь еще не забрал к себе. Марина вспоминает, что в больнице было очень плохо с лекарствами. Да и с врачами, по большому счету, тоже. Пока из Москвы не прилетели профессионалы медицины катастроф, необходимого лечения жертвы трагедии не получали...

Семья Клейменовых за несколько дней пережила столько, сколько хватило бы на десять жизней. Во-первых, потерялись дети. В городе царили страшные хаос и неразбериха. Старшего Валерий нашел почти сразу же, а младшенького - лишь через два дня. Оказалось, русская женщина приютила малыша и еще нескольких ребятишек у себя дома. Во-вторых, Марину нельзя было транспортировать из Кировакана по горной дороге в Ереван. Однако не везти ее тоже было опасно - без квалифицированной медицинской помощи она могла умереть. Пришлось ехать. От тряски Марина то и дело теряла сознание. Чтобы смягчить толчки, водитель КамАЗа ехал на минимальной скорости, поэтому добирались бесконечно долго. Водитель вымотался и клевал носом. А в метре в сторону - бездонная пропасть. Валерий поминутно толкал водителя - не давал ему спать... К счастью, все обошлось и никто из больных, которыми была загружена машина, не умер. В другом КамАЗе - он шел в Ереван на приличной скорости - многие скончались, не выдержав дороги.

Марину долечивали в Москве. Ее часто навещали родственники и мама (о землетрясении она узнала из теленовостей). От переживаний она за одну ночь поседела. Сыновья Марины отделались царапинами, но сильно простудились. Потом болели больше года. Кроме Клейменовых в их доме уцелел лишь еще один человек - 90-летняя старушка. У сослуживцев Валеры погибли семьи. У одного без вести пропала жена. Никто не знал, где она находилась во время землетрясения, а изуродованных до неузнаваемости трупов извлекли из-под завалов несколько сотен. В Спитаке практически не было производственных предприятий, местные жители торговали в частных магазинчиках и выращивали капусту. В городе была лишь швейная фабрика. Весь женский коллектив ее, вспоминает Марина, погиб. Удалось спастись только одной сотруднице - она сидела на подоконнике, и ее выбросило на улицу.

... После Украины Клейменовы перебрались в Пензу. Муж Марины сейчас преподает в институте. Они получили от государства квартиру (в немалой степени им помогло то, что они - жертвы землетрясения в Спитаке). Дети учатся.

Каждый год 7 декабря Клейменовы отмечают двойной праздник - день рождения Валерия и день рождения их семьи. Истово верующими людьми они не стали. (Хотя после подобных событий многие находят психологическую опору в религии.) Но все же Марина уговорила мужа обвенчаться. Не афишируя свое решение, они скрепили союз церковным обрядом. Живут хорошо, в любви и согласии.

"За все золото мира, - сказала Марина на прощание, и в глазах ее блеснули слезы, - я бы никогда больше не поехала в Спитак. Даже на пять минут с экскурсией".

Софья БЕКОВА

P.S. Землетрясение в Спитаке охватило территорию с населением свыше 700 тыс. человек. Десятки тысяч людей погибли. 514 тыс. человек остались без крова.


Хачатуряна любят у нас, но его работы в Калмыкии

В КАРТИННОЙ галерее такого аншлага не было давно. 6 декабря в гардеробе не было мест, поэтому все желающие попасть на вернисаж Александра Хачатуряна оставляли шубы в кабинете директора. Почтили своим вниманием скульптора заместитель губернатора Елена Столярова и министр культуры Евгений Попов. Чиновники вели себя сдержанно, но не так, как на светских раутах. Думаю, что всех меломанов, которые перед началом торжественной части слушали в Зеленом зале выступление юных скрипачей, удивило громкое "Здравствуйте!", сказанное госпожой Столяровой во время концертного номера.

Через пятнадцать минут в зале яблоку негде было упасть. На открытие выставки народного художника Калмыкии Александра Хачатуряна пришли не только именитые пензяки, но и ученики художественных школ города.

Словам восхищения не было конца, но самые теплые пожелания можно было прочесть в книге благодарностей.

"Сашенька! Просто замечательно, что в твоих работах так много нежности, нам всем ее сейчас так не хватает!" - вот характерный отзыв пензенцев об увиденном в зале.

Забавный малыш на подушечке из цветов - "Спящий ангел". Юноша, всем телом склонившийся к капле воды, - "Жажда". В выставочном зале эти яркие работы, словно крупные мазки на картине жизни.

И в углу - совсем неприметный - Михаил Салтыков-Щедрин с печальными глазами. Этот памятник великому писателю скульптор Хачатурян мечтает установить в Пензе. До сих пор ни в одном городе мира такого монумента нет. Парадоксально, но факт - чиновники, которых в своих сказках обличал Салтыков-Щедрин, спустя столетия мстят ему тем, что всячески препятствуют появлению памятника русскому писателю.

В Пензе уже определено место, где он будет воздвигнут, - на перекрестке улиц Куйбышева и Лермонтова. Вот только когда пензенцы смогут увидеть монумент - неизвестно.

А Хачатурян, думается, не случайно представил на своем вернисаже не только проект памятника Салтыкову-Щедрину, но и план расположения монумента.

Конечно, хотелось бы, чтобы работы Александра радовали людей не только в Калмыкии (а их там у Хачатуряна около 10, включая памятник Остапу Бендеру в знаменитом "Чес-сити" Илюмжинова), но и в Пензе - городе, где его ценят и любят как талантливого скульптора.

Наталья КОЗАК


Москвичи вывезут в Пензу больных СПИДом

1 ДЕКАБРЯ значится в календаре как Всемирный день борьбы со СПИДом. К этому дню в Пензу пришли две новости, связанные с чумой XX века. Первая - хорошая, вторая - не очень.

Начнем с позитивной информации. В конце декабря исполнительный директор пензенского общественного фонда "АнтиСПИД" Надежда Федосеева побывала на IV Европейской конференции по проблемам наркомании и ВИЧ-инфекции в тюрьмах. Это событие произошло в Гамбурге. На конференции присутствовало свыше 100 делегатов из 26 стран. Российскую делегацию составили представители Главного управления исполнения наказаний (ГУИН), начальники тюремных медчастей и активисты организации "Врачи без границ" (всего - 25 человек).

Большой интерес вызвал доклад господина Калинина, заместителя министра юстиции Российской Федерации. Некоторые цифры прозвучали как откровение. Оказывается, на сегодняшний день в российских тюрьмах содержатся 54 тысячи наркоманов и 8 тысяч ВИЧ-инфицированных. Причем еще месяц назад число заключенных, зараженных СПИДом, равнялось 7-ми тысячам. Специалисты объясняют этот стремительный рост тем, что в тюрьмы стали чаще попадать наркоманы-спидоносцы. Всего же в местах заключения находятся 5 миллионов россиян.

Правда, работников тюрем в скором времени ждут перемены к лучшему. Президент Путин пообещал вдвое увеличить финансирование исправительных учреждений в 2001 году.

А теперь о грустном. Эта новость не для впечатлительных особ. Исполнительный директор ОФ "АнтиСПИД" Надежда Федосеева сообщила, что в ближайшее время в пензенскую колонию ЯК 7/5, расположенную на Гидрострое, из Москвы и Московской области доставят 200 - 300 заключенных, зараженных вирусом СПИДа. Больные будут содержаться отдельно от других осужденных. Учитывая, что в учреждении ЯК 7/5 уже отбывают наказание 40 носителей ВИЧ-инфекции, эта колония превратится в некую резервацию для больных СПИДом.

А печально вот что. Столица фактически свалила свои проблемы на плечи провинции. "Дорогие" москвичи, по всей видимости, не желают брать ответственность на себя, зато стремятся обезопасить свою жизнь по полной программе.

Алексей КРАЙНИЙ


Черные дни цветного кино

ДЛЯ Пензенского облкинопроката последние несколько лет не самые лучшие времена. А после визита сотрудников налоговой инспекции стали ходить разговоры и о закрытии организации.

Сегодня при отключенном отоплении температура воздуха в помещении не поднимается выше 8 градусов, и уникальная коллекция пленок через несколько недель просто придет в негодность. Десятилетиями собиравшийся фильмофонд (8000 кино- и 2500 видеофильмов) можно будет отправить в утиль. При низкой температуре и повышенной влажности воздуха пленка сыреет и разлагается. Другими словами, реставрации она уже не подлежит.

В прессе появились публикации, которые, по сути, являются некрологом кинопрокату... Станет ли кино в Пензе лишь приятным воспоминанием или все слухи о закрытии этой системы надуманны? За разъяснениями мы обратились к директору кинопроката Валентину Алонзову. Он рассказал следующее.

Киноцентр берет напрокат фильмы и по заявкам распределяет их среди кинотеатров. Приходят зрители, кинотеатр получает деньги, а прокат с этого дохода имеет только 20 - 25 процентов. По этой причине все кинопрокатные организации России и бывшего Союза получают дотации, государственную поддержку. Без этих денег сегодня они существовать просто не могут.

Четыре года назад Пензенский областной прокат поддержки со стороны государства лишился, строки по финансированию кино в бюджете теперь просто нет.

Видеопрокат выживал как мог. Небольших средств, получаемых от сдачи части помещений в аренду и от показа фильмов в зале на 35 человек, было явно недостаточно. Организация еле-еле сводила концы с концами. Денег хватало лишь на оплату коммунальных услуг. Отчисления в Пенсионный и Страховой фонды, в налоговую инспекцию не производились. Долг рос в течение нескольких лет. Только налоговой инспекции Ленинского района прокат задолжал порядка 300 тысяч рублей. Терпение сборщиков налогов лопнуло, и они подали иск об аресте имущества должников. В настоящий момент общая сумма задолженности составляет 1 миллион 200 тысяч рублей.

И при всем при этом, чтобы окончательно не потерять зрителя, прокат вынужден пополнять свой фонд новыми картинами. Одна копия фильма стоит 100 - 150 тысяч рублей. Таких денег у кинопроката, естественно, нет.

В то, что кинопрокат прекратит свое существование, директор Валентин Алонзов, заместитель директора Людмила Голова и оставшиеся десять сотрудников верят с трудом. Сложившаяся сейчас ситуация трагична и парадоксальна. Наша область в Российской Федерации единственная, где кинопрокат не финансируется. Если закроется киноцентр, то автоматически закроются и все киноустановки. А их в области более ста. Таким образом, вся отрасль кино в Пензенской области будет просто ликвидирована.

Однако согласно майскому постановлению Президента Госкино должны упразднить и передать Министерству культуры. Поэтому небольшая надежда на спасение облкинопроката все-таки есть. Случиться это может только в новом году.

Оставшиеся в кинопрокате энтузиасты - люди, преданно любящие свое дело и верящие в высокое эстетическое и нравственное предназначение кино, - устали обивать пороги с протянутой рукой.

В федеральной целевой программе "Культура. 2001 - 2005 годы" впервые четко и ясно обозначен приоритет в государственной политике. Это культура. В программе говорится, что архивы, музеи и кинематограф должны обязательно поддерживаться и финансироваться государством, то есть местной властью.

Вопрос в том, не будет ли уже слишком поздно?

Анна СОХАНЬ

 

 
 
Счетчики
ООО "Издательство "Наш Дом"
440008, Россия, г.Пенза, ул.Коммунистическая 28,
тел./факс (841-2) 57-33-33, e-mail: nd@pnz.ru
Web-сайт: nashdom.penza.com.ru/publish
Дизайн: Владимир Клянчин © 2000