Княжна Тараканова “устроила” ЧП в Музее одной картины

12 февраля Музей одной картины имени Г. В. Мясникова отмечает 37 лет со дня своего открытия.

Такой музей в мире один! Он не имеет постоянной экспозиции: в начале сеанса посетители смотрят фильм, рассказывающий о жизни и творчестве художника, а затем открывается занавес и взору публики предстает картина — единственная и неповторимая, навсегда остающаяся в памяти.

От 1980‑х к 1990‑м

“В 1983 году я работал инструктором отдела пропаганды и агитации Первомайского райкома партии, — вспоминает директор Пензенской картинной галереи им. К. А. Савицкого Кирилл Застрожный. — И уже на третий день работы только что открывшегося музея отправился на просмотр картины Василия Сурикова “Взятие снежного городка”. Никогда не забуду охвативший меня священный трепет, когда открылся занавес и лучи света упали на полотно мастера!”

Завотделом экспозиции картинной галереи Нина Санталова — одна из тех, кто работал в музее с первых дней. “Он разместился в одноэтажном жилом доме, по старинке называемом домом почтмейстера, — говорит Нина Владимировна. — В 1980 году, когда рядом делали смотровую площадку с памятником Первопоселенцу, была идея этот домик снести, но от нее, к счастью, отказались. И три года спустя именно это здание было передано Музею одной картины.

Но изначально предлагались и другие варианты. Например, строение, где сейчас располагается Дом губернатора, или здание на Московской, где находился театр кукол “Орленок”.

Когда музей открылся, ажиотаж был серьезный. Предполагалось проводить по 6 сеансов в день, а доходило до 10! В то время сеанс начинался с просмотра слайд­фильма. В зале стоял огромный диапроектор, который работал как трактор. Слайды часто плавились, а сам диапроектор то и дело ломался прямо посреди сеанса.

Помог совет Валентина Павловича Арзамасцева — бывшего директора музея­заповедника “Тарханы”. Слайды нужно было поместить между двух стеклянных пластин! А вместо одного огромного диапроектора поставили… 46 обычных диапроекторов. Они выстроились в ряд на специальной полке, и теперь уже ничто не перегревалось и можно было на одном экране показывать несколько слайдов одновременно”.

Сама же Нина Владимировна следила за работой магнитофона, с помощью которого воспроизводился своего рода радиоспектакль, озвученный голосами таких актеров, как Вячеслав Тихонов, Михаил Ульянов, Олег Ефремов, Олег Табаков…

“Для столичных знаменитостей это была возможность дополнительно заработать, — улыбается Нина Санталова. — И гостями Музея одной картины нередко становились люди, известные всей стране. Так, в церемонии открытия участвовал Ростислав Плятт, позже здесь бывали Валерий Брумель, Георгий Жженов, Сергей Михалков (на фото № 4 он в последнем ряду крайний слева), Евгений Евтушенко.

Запомнилось, как Евгений Александрович удивился, узнав, что директор картинной галереи Валерий Сазонов устроил выставку работ негласно запрещенного в СССР Роберта Фалька. Через залы европейской и прочей живописи поэт пролетел пулей, ни на секунду не задерживаясь, а увидев Фалька, замер. Евтушенко долго не мог понять, как галерее провинциальной Пензы удалось стать обладателем четырех десятков полотен Фалька.

В итоге Евтушенко заявил: “Я понял, что в Пензе начинается все!”

Сценарии для Музея одной картины в первые годы создавал столичный писатель и историк Владимир Порудоминский. К каждому полотну он старался найти необычный подход. Например, многие не могли сдержать слез, знакомясь с картиной Пластова “Весна”. Казалось бы, спокойное, умиротворенное полотно — обнаженная женщина возле деревенской баньки завязывает платок девочке лет пяти. Но в ходе сеанса рассказывалась история этой женщины. Дочь ее выросла и уехала в город. Теперь у нее своя семья, она сама стала мамой, в деревню дорогу забыла. А мама все пишет, зовет в гости…

Письмо старенькой матери было озвучено голосом Татьяны Пельтцер. И когда наконец дочь приехала, оказалось, что мать ее уже похоронили. Это производило на зрителей потрясающий эффект!

“В 1990‑е для культуры настали трудные времена, и властям стало не до Музея одной картины, — продолжает Нина Владимировна. — Даже стали новоявленные бизнесмены наведываться, интересовались, как выкупить здание. К счастью, пережить эти годы удалось достойно, во многом благодаря многолетнему директору картинной галереи Валерию Сазонову (на фото № 5 он на переднем плане). Недаром второй секретарь обкома КПСС Георг Мясников, который знал Валерия Петровича еще совсем молодым, написал в своих дневниках: “Сазонов матереет”.

Вторая жизнь музея

Заведующая Музеем одной картины Екатерина Фокина — дочь Валерия Петровича Сазонова — хорошо помнит, с каким воодушевлением ее отец готовился представить каждый новый проект. Как хотелось ему удивить пензяков очередным сезоном в уникальном учреждении культуры.

“В начале 2015 года отец уже тяжело болел, — вспоминает Екатерина Валерьевна. — В год 70‑летия Победы ему очень хотелось, чтобы в Пензу из Третьяковки повторно привезли картину Виктора Попкова “Шинель отца”. Но картину могли предоставить только в сентябре. Ждать целый год времени не было, и появилось решение воспользоваться фондами нашей картинной галереи. Отец выбрал самый яркий портрет из собрания — работу Франца Ксавье Винтерхальтера “Портрет Варвары Дмитриевны Римской­Корсаковой”.

Навсегда осталось в памяти, как отец, перенесший 5 операций, сидит в больнице за ноутбуком и корпит над сценарием…”

17 марта 2015 года Валерия Сазонова не стало. Однако его дочь и коллеги решили общими усилиями довести дело до конца. Работу над сценарием завершила журналист Лариса Трушина. Причем было принято решение сменить формат сеанса — на смену слайд­фильму пришел художественно­документальный фильм с участием артистов Пензенского областного драмтеатра. Музей одной картины обрел вторую жизнь.

“Сегодня наш музей — излюбленное место отдыха и взрослых, и детей, — говорит Екатерина Фокина. — За год его посещают почти 20 тысяч человек!

Как‑то раз одна из посетительниц призналась, что ей… стыдно. 33 года она прожила в Пензе, но в Музей одной картины пришла впервые. Да и такое решение у нее появилось после того, как она познакомилась в салоне самолета с москвичкой. Жительница Первопрестольной рассказала, что летит в Пензу специально для того, чтобы увидеть в нашем музее новую экспозицию. Предыдущая произвела на жительницу столицы неизгладимое впечатление!”

Да что Москва! В Музее одной картины не редкость гости из Латинской Америки, Канады, Ирана, Японии…

“И нет в этом ничего удивительного, — подчеркивает Екатерина Валерьевна. — Последние пять лет здесь экспонируются жемчужины пензенской галереи, полотна мирового уровня. После портрета Римской­-Корсаковой были “Княжна Тараканова” Флавицкого, “Девочки­сестры” Макарова, “Портрет священника Петрова” Ильи Репина… А сейчас полные залы собирает работа великого мариниста Ивана Айвазовского “Приморский город. Вид Ялты”.

У каждой старинной картины своя судьба, своя энергетика. Порой не обходится и без необъяснимых, почти мистических событий. К примеру, когда в музее демонстрировалась картина “Княжна Тараканова”, в подвале прорвало трубы и случился настоящий потоп. Очень сильно напоминающий драматичные события, запечатленные на полотне Константина Флавицкого. Причем, пока демонстрировалась эта картина, подобные ЧП случались еще несколько раз!

А вот когда выставлялось полотно Ивана Макарова “Девочки­сестры” (портрет Лизы и Наташи Араповых — внучек вдовы Александра Пушкина Натальи Гончаровой), за все это время в музее не случилось ни одного происшествия, весь год прошел в самой позитивной атмосфере”.

Яков БЕЛКИН

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

SinvolPamyati