Юлия Дудоладова: «Пенза для меня — родной двор!»

За что бы ни бралась эта журналистка 11 канала, все в ее руках спорится. И так уже на протяжении 20 лет! Сейчас Юлия Дудоладова готовит рубрику «Архив» для утреннего канала «Проснись и пой», и, конечно, каждый день она трудится журналистом в информационной службе!

— Юлия, с чего для тебя началась работа на 11 канале, который в этом году отмечает свой большой юбилей — 25-летие?

— В 2000-м я пришла на кастинг — просто наудачу (училась тогда на журфаке ПГПУ). Меня попросили экспромтом раскрыть перед камерой две темы — грустную и веселую. Про веселую я уже подробностей не помню, а вот вторая тема была про гибель подводной лодки «Курск» — трагедия как раз в те дни и случилась, вся страна плакала по погибшим героям. В общем, я справилась, прошла стажировку и оказалась в штате.

— Помнишь свой первый сюжет на ТВ?

— Конечно! Я рассказывала о студенческих проездных. Причем поводом стали грабли, на которые я же сама и наступила. В один из первых рабочих дней по дороге в ТРК «Наш дом» в автобусе меня оштрафовали за то, что проездной не был продлен (хотя это была не моя задача, а вуза). Выяснилось, что большинство других студентов оказалось в такой же ситуации. Я поведала об этом нашему редактору, и он тут же сказал: «Не возмущайся, а делай сюжет!»

— Если сравнить твои первые ощущения от работы на 11 канале и то, что испытываешь сейчас, — это, как говорится, две большие разницы?

— Да, но эта разница в глубине, во мне. Тогда, 20 лет назад,  мне все было в новинку. А теперь вся Пенза для меня просто как родной двор. Знаю каждый ее закуток, каждый медвежий угол, отовсюду выберусь хоть с закрытыми глазами. Попадая в очередной район, сразу вспоминаю, какие еще здесь сюжеты мы снимали, какие аварии или сложности здесь были.

Кстати, признаюсь вам: несколько лет назад я из-за этого чуть в Москву не уехала. Как-то вмиг захотелось кардинальной смены обстановки. Но здравый смысл остановил: я представила, как сложно будет моей дочке адаптироваться в новом городе, в новой школе, в новой действительности, и не стала рубить сплеча.

— Правда ли, что в детстве ты мечтала стать археологом?

— Да, и такое тоже было. Косвенно я мечту исполнила: занялась программой «Архив», копаюсь в десятках тысячах показанных на 11 канале сюжетов и выуживаю оттуда «изюминки» — события, произошедшие в тот или иной день в Пензе.

Иногда сердце сжимается — я показываю зрителям то, чего уже нет в городе. Например, снесенные дома на улице Урицкого, памятник Карлу Марксу на Советской площади. А главное — самих людей того времени, их нужды и чаяния.

А порой не могу сдержать улыбку: недавно обнаружила сюжет 1998 года, где наш Павел Лютов на Крещение купается в проруби. Он уж и сам забыл, что первым из пензенских тележурналистов отважился на такое, а я напомнила! В то время как раз появлялись конкурирующие телеканалы, но наш Павлик всем утер нос!

— Как ты считаешь, в новостных сюжетах есть своя мода?

— Однозначно. В конце девяностых сюжеты были очень короткими — они буквально выстреливали. Затем пришла пора инфотейнмента — развлекательной подачи информации. Например, я записывала стендап, сидя на качелях под куполом цирка (было очень страшно, надеюсь, зрители не заметили!), разламывала спелый арбуз двумя руками — как Самсон, разрывающий пасть льву. А операторы придумывали всякие интересные ходы — например, снимали новостника с микрофоном в виде отражения в елочном шаре.

Сейчас эти украшательства ушли в прошлое — настала эпоха четкой, лаконичной подачи новостей. Мы говорим простым языком, чтобы было понятно всем-всем. И не допускаем парадного официоза в свои сюжеты. Это общий тренд продвинутых каналов, например, в таком стиле работает НТВ.

— Что делать, если тебе поручают снять сюжет, а в этой теме ты совсем не разбираешься?

— Все новостники — универсалы. Я однажды целое лето делала репортажи с шахматных турниров, хотя знала только, что конь ходит буквой Г. Когда меня огорошили этой новостью, я даже расплакалась от растерянности и страха, что не справлюсь. Но потом почитала про эту древнюю игру. И хотя ставить шах и мат так и не научилась, но зато прониклась философией шахмат.

— Каким был для тебя 2020 год?

— Очень тяжелым: несколько моих близких людей болели коронавирусом. Именно поэтому я первой из всех пензенских журналистов сделала прививку от COVID-19 — в 7.20 уже была в поликлинике! Очень удивилась, что некоторые работники пензенских СМИ такие переживательные — у них от нервов подскочила температура, поднялось давление, а на фоне этого прививаться нельзя. Зато порадовали пенсионеры, сидевшие в другой очереди: вот у кого железная нервная система — ни одного домой не отправили!

— Как твоя дочка справилась с весенним дистантом, от которого выли многие родители?

— Даша (ей 11 лет) растет любознательным, чутким, самостоятельным ребенком. Я, конечно, очень переживала, что мой ребенок сидит целыми днями дома совершенно один перед компьютером и лишен нормального человеческого общения. Но мы все одолели. Сейчас каждую свою свободную минуту я стараюсь проводить с дочкой.

А еще много читаю. Причем электронные книги не воспринимаю — только бумажные. Запросто могу отказать себе в косметике, духах, одежде, но вожделенную книгу непременно приобрету.

Однако то, что не зашло, не понравилось, дома не держу — пристраиваю в добрые руки. Например, недавно отдала кому-то «Правила виноделов» Джона Ирвинга и попросила не возвращать. А вот с классикой не расстанусь никогда — это моя домашняя сокровищница!

Ксения Ивановская.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

SinvolPamyati